Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: ©оюз Писателей 2013, 15

Стихи

Документ без названия

 

Кирилл Алексеевич Новиков родился в 1981 году в Симферополе. В 2002-м окончил юридический факультет Таврического национального университета им. В. И. Вернадского; в 2007-м — Харьковский региональный институт государственного управления Национальной академии государственного управления. С 2005 года живёт и работает в Харькове. Стихи публиковались в журналах «Харьков — что, где, когда», «ЛАВА», на сайте литературного объединения «Письма на бетонных стенах».


собака и её души

куда падать?
где низ?

несущиеся
с большой скоростью
пытаются успеть спросить
друг друга
а как там
в той стороне?
каждая пытается
выбрать место падения

при этом
куда бы я ни повернулся
в меня врезаются
сотни душ

верно не планировали
они встречи с моей
тёплой собачьей мордой

а в это время
дети хозяев вырезают снежинки
из бумаги
(такие памятники растаявшим неизвестным
загубленным душам)
и клеят их
на стёкла окон
с внутренней
стороны


колени


«я как бы не многоугольная
но вот довелось мне вчера
встретить второго человека
в себе» —
рассказывала она
о том как сидели они
с этим вторым человеком
в ней
внутри неё
и беседовали
и сидели
надо сказать
в противоположных углах
и сидели на голом
холодном полу
сидели
обхватив руками колени
и уткнувшись в колени лицами
и этот второй человек
рассказывал ей
о том
как вчера
встретил
второго
человека
в себе

я слушал её
сидя
обхватив руками колени

шляпа деда

как это прожить всю жизнь в одном городе
начать и закончить её в одном городе
как это иметь свой собственный дом
не тот из которого в шестнадцать лет сбежал
а тот из которого не хочется бежать и в семьдесят
как это должно быть тепло и уютно
примерно как сделаться маленьким
и сидеть на голове у собственного родного доброго дедушки
под его старой шляпой
и выглядывать из-под шляпы
время от времени
(или в специальное маленькое окошко)
не имея никаких опасений

пакет

«всё это следует бросить… всё это нужно скорее бросить…» — бредил 2/2.

«наш он или заграничный, но грязный, как будто с земли лопатой его сгребали…»

«в обычный пакет этого не спрячешь, надо, чтоб пакет непрозрачным был…»

«непрозрачный пакет, непрозрачный пакет…»

«вот чем дальше описание от истинных свойств предмета или явления, тем описание интереснее, если речь идёт об искусстве…» — бормотал 2/2.

пришёл keD_сорок_баксов.

причём пришёл только к 2/2. причём кроме 2/2 его никто и не увидел (кроме зрителей, сидящих в зале).

«я был в издательстве запахов…» — сказал keD_сорок_баксов.

«ч-ч-чччёёёррртттт, он всё знает…» — еле слышно прошипел 2/2.

«в издательстве запахов новый издатель… он издаёт новые запахи…»

«ты не видел мой непрозрачный пакет?» — 2/2 протянул руку к собеседнику.

keD_сорок_баксов молча взялся двумя руками за голову и замер.

у зрителей в зале возникло воспоминание, якобы принадлежащее keD_сорок_баксов. в этом чёрно-белом воспоминании центральной фигурой выступил непрозрачный пакет, который сначала лежал на витрине магазина, затем оказался в руках 2/2, затем в руках keD_сорок_баксов, затем на кухне у старого издателя запахов… впрочем, там он, видимо, и остался…

«а может, он ничего и не знает…»

«ты не видел мой непрозрачный пакет?» — повторил вопрос 2/2.

keD_сорок_баксов ответил: «возьми мой, прозрачный…»

«нет, если я буду выносить тебя в прозрачном пакете, тебя может узнать Нина Петровна из пятой квартиры…»


не закрывая штор

равновеличие
(равноничтожность)
человека с богами
может возникнуть
в глазах того,
кто много более велик,
нежели боги.

наши боги не говорят об этом,
поэтому это не кажется важным.

и мы закончим так,
как велено нам богами,
теми, что безвольно созданы нами
и живут во временных нас
как в шалашах.
бесплатно.
не закрывая штор.
не выходя наружу.

пираты

когда начинается
тогда и я
когда удаляется
сам виноват

азов
маленькое море
сгущёнка в чае на завтрак
утром зерно получать в колхозе
вечером водку
на берегу
распивать
мошка

в море реки впадают
а некоторые из людей
выпадают из моря,
отваливаются как клещи
насосавшиеся прохладной крови

степь у азова — то же море,
только глубина — не воды,
а ночного неба
а мы —
пираты крымских степей
на стеклянных мопедах

спэйс

…и я сказал ему:

«передай ей, что я снова рад, что вы снова помирились».

он помолчал немного, в трубке было слышно, как он затягивается и сплёвывает.

«ты в курилке?» — спросил он.

«будь я в курилке, это многое бы объясняло…» — я шлепнул её по жопе, и холодок пробежал где-то в кишках, поскольку мы с ней не были знакомы.

трусоват. хоть иногда и решителен. изредка.

то, что я разговаривал по телефону, придавало мне уверенности в том, что меня нет здесь, в том, что это не моя рука, в том, что это не я.

из коридора доносились звуки разговора. она, оторопев, повернулась всем корпусом ко мне, отвернувшись при этом от ксерокса.

я приставил указательный палец к своим губам, давая ей понять, что она просто обязана заткнуться.

а она и не думала возмущаться. или кричать. она спокойным голосом сказала ему прямо в трубку:

«он водит тебя за нос, Бобёр», — она откуда-то знала его имя.

после чего она вновь отвернулась и запела вместе с Бобром:

«айв гон сендинг ту аутэ спэйс, ту фа-а-айнд энавэ рэйс».


слова

мы были тогда мальчишками
нашли в сарае у деда коробку
в коробке были слова
высыпали их на пол
некоторые из слов были деревянными
некоторые из стекла
другие из ватных шариков склеены
разные
интересные
все в пыли

глаза наши горели

кто-то не глядя схватил из кучи слов
первые попавшиеся
пять или шесть
рассовал по карманам
пригодятся
остальными словами мы играли все вместе

прошло несколько лет
я забыл лицо того
кто забрал тогда слова
которых мне и сейчас не хватает
но узнал его по тому
как он молчал
глядя вдаль
когда мы встретились

слова для нас обоих стали одинаковыми
и слишком тяжёлыми
чтобы носить их в карманах

он смотрел на море

я тоже молчал

Версия для печати