Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: ©оюз Писателей 2008, 10

Стихи


Владимир Афанасьевич Стариков
родился в 1952 году в Харькове. Художник-график, бук-артист, автор книг стихотворений «Оказия» (1998), «Третье поколение зимородков» (2000), «Заглавие» (2001), «Самоучитель игры» (2005), «Шалашник» (2007). Публикации стихов и короткой прозы в «©П» №1 и №6, журналах «Дети Ра», «Харьков — что, где, когда», антологии «Освобождённый Улисс», книге-выставке «Верлибры — Пушкину», газете «Гуманитарный фонд». Живёт в Харькове.

* * *

Заслужи выразительное лицо
Или оставь себе своё, никакое.
Два пути: отделиться и слиться.
Раствориться, чтобы легче впитать чужое.
 

* * *

Здравствуйте, Шкловский Виктор Борисович
И ненавистное слово «отрыжка».
Лосева слово. И в Магадане
Долго сидели на чемоданах,
Прежде чем стать рассудительным гномом —
Заинькой беленьким над кочерыжкой.
Пусть его! — Скажет, степенно ступая мимо
Базаров, вокзалов и капищ,
Бродский Иосиф. — Вы не узнали?
Прочь унося обращенье «товарищ».
 

* * *

На родине швейцаров, в Патагонии
Билибин ножкой топал от бессилия
Суметь одною линией — рапсодия! —
Изобразить, как нежно пахнет лилия.
 
Не может «ЕУЫ» звучать, как Брамс,
Как Лист кружить, расти, как гриб
                                                             (послушай Грига!).
Прочитывая по твоим губам,
В чём сказки соль, спасает боль.
Интрига.
 

* * *

Самоуничижение — не летай!
Лишь по дорожкам прыгай, скачи, воробышек.
Хватит и крошки. Птичий звенит Китай,
Но стерегись когтей и зубов
Траурной кошки.
 

* * *

Медленно, как улитка, в поезде
Переползать из одного часового пояса
В другой,
Постоянно двигаясь против
Хода времени,
Чтобы выехав из города N в среду
К месту прибыть в понедельник.
Вот какая большая была страна.
 

* * *

Помоги пробиться волоску —
Окучивай, окучивай,
Поливай потом солёным,
Дождиком слепым ополаскивай.
Солнцем обласканный,
Вырастет — во!
Уже кучерявится.
Из локона норовит выбиться.
Смотри — подровняют,
Срежут.
 

* * *

Движения конвульсивны.
Появилась возможность преодоления
То незначительных расстояний,
То огромных —
От уха до слуха.
 

* * *

Жизнь не затронула.
Пожалела или отринула?
 

* * *

Каждая плоскость лишь повторяла,
Что было сверху.
Только отдельные отражали,
Вместе — дробили,
Уничтожали то, что любили.
 

* * *

Сен-Жон Перс ведь не был персом?1
Или был?
Тогда французом точно не был.
Был он греком, написавшим
«Анабазис» в переводе Иванова.
 

* * *

синица спи поэма «Сон» приснится
восторг Вудсток отравой в уши влей
соседей западных восток и пышность королей
спит отложение солей и прочий краковяк
скрипит корявая Земля несмазанный подшипник
ботинок ранит о края сияющих ложбинок
и выступает невпопад соратник голубей
двуликий Янус двуязык двумысленный двучлен
парит на двух орлах царит
витает буквой «Н»
 

* * *

В то время, когда связаны оценки и желания,
И так зависим неуд от уда,
Сугробы фосфоресцируют в ночи.
Глотаешь морозный воздух, нагуливая простуду.
Под фонарями темно — их зажигали зря.
Снег излучает свет и достает до неба,
До черноты февраля.
Мерцает звезда. Небыль.
 

* * *

Человеческой игрушкой, номером тринадцатым,
Предстоишь перед внутренним взором —
Фантики на первых ролях.
Понимаешь, радости в тебе мало,
Да и дело не дойдёт до чёртовой дюжины,
Ведь у Них всего две-три функции,
Две-три функции на паях.
 

* * *

Я думал, ты сильней,
А оказалось — Кливленд.
И пол не тот,
И стать, и полный потолок.
Писал бы на урду,
Но каменные книги
Кто сможет прочитать?
 

* * *

В пределах видимости — мнимости,
В пределах осязания — сущности.
Наш хлеб насущный
Даждь нам днесь,
Бог всемогущий.

 

 

1
А. К. Сен-Жон Перс (Святой Иоанн Богослов / Авл Персий Флакк) был поэтом. А Алекси Сен-Леже Леже — дипломатом: послом в Китае, генеральным секретарём Министерства иностранных дел... («Я всегда строго следовал принципу раздвоения личности»)

Версия для печати