Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: ©оюз Писателей 2000, 1

На улице Оранжерейной

Стихи

Владимир Стариков

Владимир Афанасьевич Стариков (р. 1952) — поэт, небрит, член Союза художников. Автор книг "Оказия" (Харьков, 1998) и "Третье Поколение Зимородков" (Харьков, 2000). Публикации: газета "Гуманитарный Фонд", книга-выставка "Верлибры — Пушкину" (Харьков, 1999).

 




                                                                   
      ***

Пока говорил — забыл,
Что сказать хотел.

 



На улице Оранжерейной

             

                ***

При переходе в другое состояние
Н
аступает длительная пауза —
Мозгов таяние. Изменения
Наглядны и зримы.
Из Рима приехавший доктор
Н
е знает латыни
И не в состоянии разрубить узел...
У зла же две стороны: бытовая
И
метафизическая незримо присутствуют.
Какая лажа! — сказал бы знакомый,
Услышь он этот пассаж.
Но не может, -
Посажен за хранение огнестрельного оружия
И
, наверное, где-то на севере
Вострит лыжи.
Я же ору: "Каждому по вере его!"
Белье нательное, уют, ванна
И
ли хотя бы колонка —
Смыть сажу и грязь с лица.
Но будут искать
И
лица не найдут.


               ***
На улице Оранжерейной морг.
Хотелось очень, но не смог...
Ресничками похлопал — морг,
Хотел увидеть, но мешает смог.




               ***
— Как выглядел Иуда?
— Был у меня знакомый с лицом
  исусика, а предал так легко.
— Не говори о внешности Христа.




               ***
Кусочки Харькова, меня,
Тебя, расклеенной повсюду.
Цветочек синего огня на кухне.
Шоколадный Будда
                                    в гостях,
Свернувшись в акростих,
Растаял, выключился, сник,
Чтобы не мыть посуду.
Чтоб нарисованным не стать,
Вдруг превратился в звук.
Чтоб песнею не прозвучать,
Весь обратился в слух.
Что ж, слушай как скулит щенок
В
преддверии зимы,
Как воет у дверей моих.
Я к этому привык.
И ты привыкнешь.
Убежишь? (Опять.)
В какое чувство?
Забьешься в какую норку?
Наверно, хочешь осязать?
— Потрогай ранку.
Не хочешь?
Как святой Фома, вложи персты.
Как я забыл! Сластена ты.
Ну, что ж, вкуси!
Попробуй, хоть на язычок.
Опять капризы —
Не попадешься на крючок
В
конце репризы.
Испуган?
Чья в бокале кровь?
— Твоя. А ты хотел чужую?
И это правда, не мираж.
(А кровушка течет!)
Тебя мы можем искушать,
Но лишь за твой же счет.

        ***
Какого хрена!
Под дождем.
И листики петрушки.
Будь искренен,
Как небожитель.
И то, лишь осенью.
Не торопись.
На тот
В
сегда успеешь.
А этот -
Свет сеет
Н
евпопад

                              

                            ***
"Похерить" — зачеркнуть, поставить крест.
Не просто крестик — в школе не учился,
неграмотен.
А вспомнить о судьбе Андрея Первозванного.
Лечился
И
выжил после казни той, -
Распятия на двух диагоналях.
Жил долго.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Младенца мужеского пола
                    впредь отмечать всем
                                                лентой голубой", —
Наверно, так звучат слова
                                Петровского указа.

 




                          ***           
Эротизм буквы "Ю"
В мире крестика-нолика.




                      
    ***
Привет вам, киевские кручи!
Здравствуйте, начальственные бугры.
Из провинции, из своей падучей
                                                        звезды
О
бращаюсь к вам, но не жду ответа.
Летом хорошо припадать
                                           К
вашим стопам —
Греться на берегу, загорать.

 


                137-ОЙ ВИД ФУДЗИ
Лобок плывущей на спине
К
ак отражение в воде...
На горизонте — Фудзияма!

 

 

 



                     ***
Жизнь чудесна! Ждешь одно,
Преподносит нечто третье,
                      неожиданное, но
Ты живешь, смеются дети.
Думал — весело. Нет — зло.

Не красива жизнь, —
Прекрасна!
Нонсенс, вишенка, кульбит.
От забора до испуга
        путь канавами изрыт.

Любуйся тем, чего дают —
На ветках серебрится иней.
Глаза, все впитывая, устают —
Нас щедро одарили.

            ***
Морщины на лбу
до стадии нотного стана
еще не дошли, но
слово "осанна" легко
поместилось бы в строчку.

 

                         ***

Тридцать три — я только что родился.
Огляделся и заговорил,
Ненужные слова прибавляя к сказанному
                                                            раньше.
Уместились в строчку десять лет
Жизни не особенно удачной.
И блокнотик, выданный на сдачу,
Все вместит: и этот жалкий бред,
И полет грачей, слегка косящий
К
финишу — итогу всех побед.
Засмотрелся я на птиц летящих,
И щемящий ток дошел до сердца:
Мне о рассужденья не согреться,
Если смысл утерян.



                 ***
Спираль, наутилус, улитка
И
локона завитки —
Природа проявит избыток
Примеров сворачивания
в жгутки.



            Ab ovo

И узнаю мой город,
Пока еще не мой (немой) —
До первого куста, лица, листа, —
Который мне знаком
И
был бы знаком
Того, что я здесь был.
Родившийся в рубахе,
Пот вытирай с лица.
Припоминай со страхом
С
начала. От яйца.

Овраг уже
запахан,
Что виден был
с крыльца.




                    ***
Я "камень" сказал или "Петр"?
"Болонка" или "Болонья"?
Не город, плащ — тесен, жмет
И
мешает копать, докапываться
До смысла Истории.
(Ну и в историю ты попал!)
Значит, "камень". Петрами ведь не швыряются.
Это касается только меня.
Больно касается, — может ударить.




                    ***
Изобрази в костюме душу —
Мешок, напяленный на тушу,
Или в прикиде "от Диора".
Дождешься, скоро —
Из образа не выходя,
Душа — раздетая синьора —
Уже выходит из минора,
Уже выходит из дождя.


                    ***
Дневник листать — умней не стать,
Но станем памятливей все же.
Среди иголок елок — не спать,
Кому умок колок, ежик?
На колки натягивал струны,
На руках наколки синеют.
— Ах, какой вы странный, струнный!
— Ах! До встречи в оранжерее.
Шалите чаще, мой друг,
Mon ami в Шарите.
Шаль бы чище, ковдру
П
риволок. Эти, те...
А иные литеры
Т
олько нас и видели.


                    ***
От движения звука расколется воздух.
Осколки разлетятся и ранят спросившего
В
сего лишь: "Как пройти?"
Речи необходимы двое.
Удары смогут породить звучание,
Но как узнать, что услышан, понят?
Ответную услышав ноту, не повтор —
                                                         Созвучие. Аккорд.

 

 




                                                                               Пьеска


А. — Тварь бессловесная!
В. — Язык красноречив, но не красноречивей позы или жеста (застывает на несколько мгновений в позе Дискобола). Какая концентрация: знак, примененный вовремя и к месту (делает жест рукой).
А. — О, этот жест красив. Находка!
В. — Актерик будет рад. Приберегу и заработаю на водку (мечтательно) или коньяк...
А. — Все это хорошо, ответить как?
В. — Отвечу взглядом (напряженно смотрит на А). Достаточно ли яду?
А. — Взгляд тягостный и липкий, вроде теста, и "просто, как мычание".
В. — Что выразительнее слова, взгляда, жеста?
А. — Молчание.

 

 

 

 

 





                                                                                 ***


                                                                              Камень.
                                                                              Мень.
                                                                              Аминь.

Версия для печати