Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2013, 77

Выдох, или Январский дневник

ПРОЗА И ПОЭЗИЯ



Александра Палмер

Выдох, или Январский дневник


        * * *

Тяжела твоя рука, тоска,
А глаза, что в сумраке река:
Окунёшься в черные зрачки,
Пропадёшь ты в омуте тоски.

Ну зачем не дашь ты мне покой?
Не хочу я вечно быть такой.
Нежных рук хочу и тихих рек
В свой короткий человечий век.

Я хочу глаза, что небеса,
Синие весёлые глаза,
Чистые, что по утру роса,
Коль слеза, то радости слеза.

"Ой ли?" мне поёт моя тоска,
"Мы с тобой шли об руку рука
Столько зим и столько долгих лет,
Друг без дружки нам и жизни нет.

Синие глаза, что сизый дым:
Тают, тают миражом пустым,
Реки, что размеренно тихи,
Не рождают бурные стихи.

Я ж тебе дарю стихи и сны,
Горько-сладкой правдою полны..."

Ты права, тоска моя, права,
Ты прости мне резкие слова.

Не бросай меня, тоска, одну.
Я тебя прокляну.
Я тебя обниму.
Не отдам никому.
                        28 декабря 2012 г.

        * * *

Иногда подумается тихо:
Может, мне немного осталось?
Может, поздний стих – моё Лихо,
Под конец ко мне привязалось?

Отчего пишу стихи, не знаю,
Кто-то мне их на ухо шепчет,
Только я строчить успеваю,
День ли, ночь ли, чёт или нечет.

Прицепилась я к стиху-карнизу,
Как сосулька по весне, таю,
На меня проталинки снизу
Вверх глядят и рты разевают.
                        16 января 2013 г.

        * * *

Здесь хорошо, здесь не скучаю я:
Со мною Пушкин – Библия моя,
Где что ни строчка, то благословенье
Душе больной, не ждущей исцеленья,
Осознающей тяжкий свой недуг.
Ей Пушкин – исповедник, добрый друг.
Она ему как на духу, как есть,
Расскажет всё. Грехов её не счесть,
Но он корить не станет, пожалеет,
К чему корить, когда и так чуть тлеет
Души сгоревшей жалкий уголёк,
Когда в небытие путь недалёк?

Он милосерден, Пушкин, он велик.
Со мной повсюду иноземный лик,
Исконно русский лик его знакомый,
С ним на чужбине я, как будто дома.
И хорошо мне, не скучаю я:
Со мной мой Пушкин – Родина моя.
                        19 января 2013 г.

        * * *

Снега нет, а в Москве – хлопьями,
Посмотрю-ка снова "Иронию",
Подышу-ка стихами-песнями,
Той зимой, что с малых лет помню я.

В сотый раз проживу заново,
Прочитаю снова по-новому
Притчу сказочника Рязанова
Про "Иванушку" бестолкового.

Новый год, а любовь старая,
Не ржавеет пусть, не забудется,
Пожелаю вам С лёгким паром! я,
Пусть всё сбудется, пусть всё сбудется.
                        21 января 2013 г.
 

        * * *

Что же одиноко так, Господи?
Путь-дорога долгая, дальняя,
Не зови с собой меня, вон поди.
Слышишь, льётся песнь поминальная?

Не тревожь души неприкаянной.
Не сули покоя всецелого.
Не мани её белокаменной.
Нет исхода. Нет камня белого.
Черная тоска да чужой порог –
Сиротной душе, искалеченной,
Нет покоя ей, нет путей-дорог –
Вольною неволей отмеченной.

Пощади же ты меня, Господи.
Путь-дорога дальняя, истая,
Я взята в полон, ах поди, поди.
Помолись о мне, Матерь Чистая.
                        27 января 2013 г.

        * * *

Тешь себя надеждой под сурдинку –
Не уйдёшь, как видно, от судьбы.
Моё счастье в беленькой косынке
Ходит в лес по ягоды-грибы.

Сапоги в росе, блестят резиной.
Холодок рассветный дух бодрит.
Глядь – под неприметною осиной
Подосиновик огнём горит.

Наберёт их полное лукошко:
Белых, подосиновиков – штук
Пятьдесят. Игольчатой дорожкой
Выйдет в поле, море – рожь вокруг.

Поплывёт межою васильковой
Под надутым парусом небес
К дому с перевёрнутой подковой,
К простенькой обители чудес.

Будет печка белая топиться,
И неспешный литься разговор,
И, быть может, перелётной птицей
Я спущусь на вытоптанный двор.

Загляну в окно – малины сладкой
Горка на столе, и жаркий чай...
Счастье взглянет на меня украдкой
И смахнёт слезинку невзначай.
                                29 января 2013 г.

        * * *

Не спрашивай меня, как я живу,
Я не живу давно, лишь существую.
Ты лучше расскажи мне синеву
Небес высоких, пашню яровую.

Дай надышаться памятью. Пускай
Почудится мне: снова, как когда-то,
Иду неспешно на деревни край,
Как в рай вступаю я в пшеницы злато.

Сонм ангелов – колосья – вкруг меня,
К земле склонили нимбы неземные,
Душе светло от тёплого огня,
Спокойно, вольно. Берега иные,
Забытые, не манят, не влекут:
Здесь дом родной.
И жизнь,
И смерть –
Всё тут.
                                30 января 2013 г.

        * * *

– "Не спится, няня..."
– Почитай-ка Слово,
перекрестись и сосчитай до ста,
а там, даст Бог,
на утро, как-то, снова
февраль начнётся с чистого листа.

В пергамент снов
запеленаешь душу,
свой посох-рифму в долгий путь возьмёшь,
и побредёшь,
и чутким сердцем слушать
ты будешь песни, что слагает рожь.

Внимай, запоминай,
бумаге белой
те песни подари, как глас – немой,
она уж ждёт
с улыбкою несмелой:
ей немоту не побороть одной.

Пиши стихи,
коль есть к тому охота,
коль в этом и вопрос твой, и ответ,
оборотись
на миг у поворота:
строфою вьётся за тобою след.

Ты по нему
когда-то в край родимый
назад вернёшься на закате дня,
и встретит тебя
Терн Неопалимый –
старушка няня вечная твоя.
                                30 января 2013 г.

        * * *

Январь понурый, сумрачно-осенний,
Всё сказано. Ступай в страну дождей.
Один лишь, тридцать первый и последний,
Твой день с котомкой мнётся у дверей.

Так мир устроен. Это неизбежность –
Всему конец приходит. Вот и мы
Закончились. Но всё же тлеет нежность,
Молчим и медлим на пороге тьмы.

Дай мне вдохнуть тебя ещё раз, снова,
Все тридцать и один, все дни, ты был
Мой воздух, вдох. А выдох было слово,
Мой стих. Ты вычерпал меня, избыл,

А я тебя. Иди ж, пора настала.
Уже мне вести подаёт с пути
Февраль. Так с Богом. Право, я устала.
Ступай. Прости. Приснись мне. Отпусти.
                                30 января 2013 г.

 
 

М. Цветаева

Август – астры,
Август – звезды,
Август – грозди
Винограда и рябины
Ржавой – август!

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским:
Август! – Сердце!

Месяц поздних поцелуев,
Поздних роз и молний поздних!
Ливней звездных –
Август! – Месяц
Ливней звездных!

 
A. Пушкин

Если жизнь тебя обманет,
Не печалься, не сердись!
В день уныния смирись:
День веселья, верь, настанет.

Сердце в будущем живёт,
Настоящее уныло:
Всё мгновенно, всё пройдёт,
Что пройдёт, то будет мило.
        

М. Петровых

Но только и было, что взгляд издалёка,
Горячий сияющий взгляд на ходу.
В тот день облака проплывали высоко
И астры цвели в подмосковном саду.
Послушай, в каком это было году?..
С тех пор повторяю: а помнишь, а знаешь?
И нечего ждать мне и всё-таки жду.
Я помню, я знаю, что ты вспоминаешь
И сад подмосковный, и взгляд на ходу.
     M.Tsvetaeva

August – asters,
August – starlight,
August – bunches
Of ripe grapes and rusty rowan
Berries – August!

With benevolent, sound, befitting
Emperors, your apple regal,
Like a child, you're playing, August.
Like a palm, your name smoothes heartache,
Emperors befitting, regal:
August! – Heartache!

Month of tardy, late hour kisses,
Tardy roses, lightnings tardy!
Showers starry –
August! – Month of
Showers starry!

 
A. Pushkin

When life's promises are hollow,
Do not grieve, do not be cross!
On a sad day bear your cross:
Day of joy, have faith, will follow.

In the future dwells the heart,
Dismal present holds no pleasure:
All is fleeting, all will part,
What will part, will be a treasure.


M. Petrovykh

It was nothing much, just a glance from a distance,
A hot, shiny glance quickly cast on the way.
The clouds drifted high in the skies and the asters
All bloomed in the garden near Moscow that day.
When was it, you reckon, what year would you say?..
Since then I've been asking: you know, you remember?
I've nothing to wait for, but wait anyway.
I haven't forgotten, I know you remember
That garden near Moscow, that glance on the way.


Переводы на английский язык Александры Палмер

Версия для печати