Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2012, 76

К 125-летию со дня рождения профессора Николая Сергеевича Тимашева

 

 

Татьяна Бобринская,

президент Центра культуры эмигрантов из бывшего СССР

 

К 125-летию со дня рождения профессора

Николая Сергеевича Тимашева

Очень трудно писать об отце. Может показаться, что любая дочь либо преувеличивает, либо, наоборот, недооценивает достижения и вклад в науку этого исключительного человека и крупного ученого, получившего мировое признание.

Но вот пришел год, когда различные научные организации в США и России решили отметить 125-летие со дня рождения Н.С. Тимашева, и я не имею права молчать.

Я привожу цитаты с оценками его трудов, отрывки из рецензий после появления в США его первых четырех книг. (Всего было издано 18 книг отца, переведенных на 16 языков.) Также увидели свет более 900 научных статей, 500-600 рецензий и свыше двух тысяч газетных статей.

О его "Introduction to the Sociology of Law" ("Введение в социологию права", 1939) проф. Н. Kantorowicz ("The Law Quarterly Review") писал, что это, пожалуй, лучшая книга на данную тему, являющаяся вкладом не только в социологию и теорию права, но и в антропологию, этику, психологию группы и политические науки. В профессиональном журнале американских юристов ("National Lawyers Guild Quarterly") отмечалось, что это – первая в своем роде и очень удачная попытка создания социологии права па английском языке. Max Rheinstein ("Ethics") тоже писал, что это – наиболее всеобъемлющая программа социологии права из всех до того созданных, к тому же четко построенная и объективная в своей критической части. Проф. Н. J. Morgenthau ("The Yale Law Journal") указывал, что эта книга – не только введение в социологию права, но и общая социологическая теория права, вносящая много нового в различные отрасли общественных наук, и что "д-р Тимашев проявил такую силу анализа и систематизации, которые не имеют прецедента в этой области".

Следующая книга проф. Тимашева, "Religion in Soviet Russia" ("Религия в Советской России", 1942), была воспринята ("The New Republic") как в высшей степени поучительное, документированное и объективное исследование этого вопроса. Проф. М. Карпович ("Thought") назвал книгу "лучшей работой на эту тему, имеющейся до настоящего времени на любом языке".

Книга "One Hundred Years of Probation" ("Сто лет условного осуждения", в 3 тт., 1941-1943-1949) была признана замечательным исследовательским трудом, в котором "факты, цифры и даты соединены в строй, захватывающий дух" ("American Catholic Sociological Review").

О книге "The Great Retreat" ("Великое отступление, 1946) Bertran D. Wolfe ("The New York Times") писал, что она "дает более полную, более подробную, более упорядоченную и более тщательно документированную картину, чем это можно найти в любом другом труде" о Советской России.

Н.С. Тимашев происходит из старинной дворянской семьи, давшей на протяжении поколений ряд государственных деятелей, до министров включительно, и людей, отличившихся своими трудами в области юриспруденции и на других поприщах жизни. Так, один из Тимашевых был министром в царствование императора Николая I, а дед Н.С. – генерал И. И. Тимашев, принимал участие в обороне Севастополя в качестве командира одного из пехотных полков.

Отец Н.С., Сергей Иванович, 45 лет от роду стал Управляющим Государственным Банком ("Президент" – на американском континенте) и пробыл им в трудные годы (1903-1909), причем ему удалось удержать размен кредитных билетов на золото, несмотря на огромные расходы, связанные с японской войной. Будучи назначенным министром торговли и промышленности (1909-1915) по предложению П.А. Столыпина, С.И. ценой трехлетних напряженных усилий добился проведения через все инстанции закона о государственном страховании рабочих от несчастных случаев и болезней; этот закон до некоторой степени соответствует американским законам "сошиал секьюрити", но был проведен в царской России на четверть века раньше, чем в США. 3а этим законом, вероятно, последовали бы другие, которые, быть может, имели бы еще большее государственное и социальное значение, если бы С.И. Тимашев продолжал быть министром. Но из-за подкопа под него пресловутых "темных сил" во главе с Распутиным ему пришлось покинуть этот пост. Чтобы позолотить пилюлю, он был пожалован редким званием Статс-секретаря Его Величества и назначен Членом Государственного Совета.

Умер С.И. Тимашев в советской тюрьме.



Профессор Н.С. Тимашев

Николай Сергеевич Тимашев, старший из 4-х сыновей, родился в Петербурге 9 (22) ноября 1886 г. Образование получил в Первой Санкт-Петербургской классической гимназии, а затем в Императорском Александровском лицее. Помимо этого, в годы своего пребывания в Германии он слушал лекции в Страсбургском университете, президентом (ректором) которого в то время был его дядя со стороны матери, Андрей фон Тур, известный немецкий ученый, написавший много трудов по вопросам юриспруденции. Другим его дядей был знаменитый петербургский профессор международного права Николай Мартенс, получивший мировое признание. Это, между прочим, повлекло за собой приглашение его посредником в Англо-Венесуэльском споре о границах Гвианы. А третий его дядя, Филипп Хек, был основателем школы юридической философии, влияние которой распространилось даже на США, где последователем ее был "декан американских юристов", знаменитый Роско Паунд.

Возвратясь в Россию, Н.С. был удостоен в 1914 г. Санкт-Петербургским университетом степени магистра права, а в 1915 г. приглашен туда читать лекции.

В эти первые годы своей научной работы (1914-1917) Н.С. совмещал ее с

чисто практической деятельностью, состоя личным доверительным секретарем своего отца, сперва – министра, а затем – члена Особого Совещания по Обороне Государства. Это дало молодому ученому возможность непосредственно, так

сказать, изнутри, наблюдать работу в этих двух важных отраслях государственного управления, и, по признанию Н.С., явилось для него огромным преимуществом в способности познать истинную природу его работы.

В дальнейшем Н.С. был тем же университетом удостоен и степени доктора права за двухтомную диссертацию о подрывной деятельности с правовой точки зрения. Диссертация называлась "Преступное возбуждение масс". Ее рукопись хранится в Петербургском университете.

В 1916 г. он был приглашен доцентом в Санкт-Петербургский Политехнический Институт. В следующем году, по поручению Временного Правительства первого состава, возглавлявшегося кн. Львовым, Н.С. лично разработал и подготовил законопроект, известный под именем закона 6-го июля.

К сожалению, сначала Керенский отказался его принять. Но в начале июля было восстание, и главари не были арестованы, т.к. не было закона, согласно которому это можно было сделать. Будь этот закон принят вовремя, то вожаки были бы арестованы и, возможно, не пришли бы к власти.

В 1918 г. Н.С. был избран "экстраординарным", а потом "ординарным" профессором Экономического отделения Института, а вскоре – его деканом.

Когда молодому профессору было предложено дать главный курс теории права, ректор попросил его преподнести курс с социологической точки зрения. На ответ отца, что такой науки нет, ему было сказано: "А вы ее создайте!" (Какое доверие к молодому начинающему ученому!) Отец попросил месяц на размышления. Вернувшись, он согласился и создал науку. Только двое ученых – Р. Паунд в США и Э. Эрих в Австрии изучали эту тему. Книгу издать было невозможно – была революция! Прошло 20 лет, прежде чем Н.С. Тимашев смог написать и издать книгу с рецензией.

Интересно отметить, что когда Н.С. стал читать лекции в Гарвардском университете и познакомился с Р. Паундом, последний оценил труд Н.С. о социологии права и взял книгу только что приехавшего ученого в качестве официального университетского учебника по его курсу.

В России Н.С. продолжал чтение курсов по общей теории права и по социологии права до 1921 г., когда нависшая над ним угроза ареста в связи с нашумевшим тогда делом о Таганцевском заговоре заставила Н.С. с женой и младшим братом бежать в Финляндию. Второй брат Н.С. Тимашева был убит на войне в 1915 году, а третий умер в тюрьме.

За краткие годы научной работы на родной земле Н.С. успел написать и издать две серьезные научные книги: "Условное осуждение" – его магистерская диссертация у проф. Жижиленко (1914 г.) и "Преступления против религии" (I916 г.).

Попав за границу, Н.С. сначала жил в Германии, сотрудничая в газете "Руль" и других эмигрантских изданиях, но вскоре переехал в Чехословакию, куда был в 1923 г. приглашен профессором в Пражский университет, а затем и членом Института Русской Экономики, возглавлявшегося проф. Прокоповичем. В Праге Н. С. оставался до 1928 г. и затем переехал в Париж, все время продолжая интенсивно работать над различными научными проблемами. Результатом этих работ в пражский период его жизни явились две книги: ""Право" Советской России" и ""Конституционное право" Советской России". В дальнейшем вышли еще две его книги по-русски: "Введение в изучение уголовно-судебного права" (2 тт.) и "Политическое и административное устройство СССР".

В Париже Н. С. прожил около 10 лет. Одновременно с работой в качестве помощника редактора газеты "Возрождение", Н.С. преподавал в Славянском Институте Сорбонны и Франко-Русском Институте, а также читал отдельные лекции в ряде знаменитых европейских университетов, откуда он периодически получал приглашения.

В 1932 г. проф. Тимашев начал сотрудничать с проф. Питиримом Сорокиным, возглавлявшим предпринятый тогда Гарвардским университетом огромный коллективный труд о "Динамике социального и культурного развития". К разработке этой сложной темы было привлечено более 60 крупных американских и европейских ученых, которым было неведомо, что решено пригласить затем в университет того из этих ученых, кто представит лучшую работу. И вот среди всех них выбор пал на Н.С., который и переехал в сентябре 1936 г. в Америку. Одногоднее, по началу, приглашение Гарвардского университета было затем продлено на пять лет, но еще до истечения этого срока проф. Тимашев в 1940 г. перешел, по приглашению, в Фордэмский университет, где стал профессором социологии в Школе Аспирантуры.

Явившись фактически создателем в этом университете отдела социологии, Н.С. был в нем в течение многих лет решительно всем, руководя им и читая лекции по самым разнообразным курсам, относящимся к этой области.

Во время войны Н.С. преподавал офицерам, направлявшимся в Европу, курс о политической ситуации в Европе.

Параллельно с 18-летней работой в Фордэмском университете, Н.С., начиная с 40-х годов, преподавал также социологию и женском колледже Мэримаунт в Манхэттене, а затем стал читать по летам специальные курсы и в Институте Советоведения Миддлберийского колледжа в Вермонте, которые он продолжал, пока позволяли физические силы. Еще он давал отдельные семестры по многим университетам США и участвовал в научных конференциях.

Ряд таких конференций, например, в Нотр-Дам, Гарварде, Вашингтоне и других городах, состоялся по инициативе правительства. Результатом этих конференций неоднократно являлись изданные в виде книг симпозиумы, занесенные в Рекорд Конгресса (84-й Конгресс – Комитет об антиамериканской деятельности, 85-й Конгресс – Комитет по разоружению и т.д.).

За протекшие годы проф. Тимашеву приходилось также много раз выступать по радио и в газетах, преимущественно в "Нью-Йорк Таймс", по разным вопросам современности, главным образом политическим, и давать интервью.

На 1955-56 академический год Н.С. был приглашен как "Фулбрайт эксчэндж профессор" в Голландию для чтения курсов по американской социологии и прилегающим дисциплинам в известном Гронингенском университете.

Хотя немецкий язык был для него родным, он взял курсы голландского, и правительство США получило восторженную оценку о его успехах в Голландии, где он изучил тамошнюю передовую систему условного наказания и привез это новшество в США.

За более чем четверть века научной работы проф. Тимашева в Америке вышел ряд его книг по-английски, а именно (в русском переводе): "Социология права", "Религия в Сов. России", "Сто лет условного осуждения", "Великое отступление", "Три мира", "Условное осуждение в освещении уголовной статистики", "Теория социологии", "Социологический анализ" и "Общая социология". Недавно им закончены еще два труда: 1) о знаменитом итальянском социологе Луиджи Стурцо и 2) о социологии войны и революции. Труд о Стурцо вышел в 1962 г. и удостоился премии, а книга о войне и революции вышла в 1965 году. Книги переведены на 16 языков. Кроме того, его перу принадлежат еще более 200 статей в различных научных журналах и сборниках и огромное количество рецензий в серьезных изданиях о новых трудах других ученых.

Вот какой огромный вклад в русскую и мировую науку, главным образом науку права и социологии, сделал Н.С. за свою полувековую ученую деятельность. Но, отдавая ей главный интерес своей жизни, Н.С. не чуждался и публицистики, помещая статьи по общественным и политическим вопросам, ранее – в европейских русских изданиях, а здесь, в Америке, – в "Новом Русском Слове" и в "толстом" русском журнале, издающемся в Нью-Йорке – "Новом Журнале".

Не чуждался Н.С. и общественной деятельности в более широком смысле этого понятия. Так, он состоял Председателем "Объединенного Комитета по ознаменованию 100-летия эпохи Великих Реформ", основанного в I960 г. в связи с приближавшимся в феврале 1961 г. столетним юбилеем освобождения крестьян и устроившего юбилейное собрание, посещаемое сотнями русских ньюйоркцев, а также и Председателем другого Общественного Комитета, отметившего в мае 1962 г. Торжественным Собранием, с участием более тысячи человек, 1100-летие Российского Государства; в совете директоров Русского Православного Богословского Фонда в Нью-Йорке и вице-председателем нью-йоркских же Обществ – Друзей Св. Сергиевской Духовной Академии в Париже и Друзей Русской Культуры. В последних двух Обществах Н.С. в течение более чем четверти века периодически выступал с докладами на темы, стоящие в центре общественного внимания.

Все вышеизложенное объясняет, почему Н.С. Тимашев числится во многих справочниках, таких как Who's Who, Who's Who in the East, Who's Who in Social Sciences в США и Европе, в Contemporary Authors и т.п. Ссылки на его труды встречаются сплошь и рядом в книгах, статьях и энциклопедиях.

Однако, он не был "сухим" ученым, и я хочу добавить несколько слов о Н.С. как о человеке и отце. По словам Романа Гуля (редактора "Нового Журнала"), "это был большой ученый с международным именем, и в жизни, и в общении с людьми был необычайно скромен, удивительно тактичен и терпим ко всякому инакомыслию", – кроме тоталитаризма и расовой/религиозной дискриминации.

Он также был чудесным "огородником" и в нашем маленьком владении за городом выращивал овощи и фрукты, так что мы делились с городскими соседями.

Отцом он был исключительным – с нашего раннего детства, когда он с нами играл в кубики, строя римские виадуки, греческие храмы и т.д. Укладывая нас спать, он рассказывал сказки про разных зверей, меняя голос для каждого зверя. Позже мы с ним играли в четыре руки на рояле – Моцарта, Бетховена, т.к. он не потерял технику, наверное, потому, что много печатал на машинке.

Много пережив, он нам ни о чем почти никогда не говорил. Наверное, было слишком тяжело, и он понимал душевные проблемы своих детей и всегда старался помочь.

Я могу об этом писать очень много, но к 125-летию отца я хотела дать хоть небольшое представление об этом уникальном человеке – большом ученом, жизнь которого была разбита, и он, как феникс, восстанавливал себя в чужой стране.

Знаменитое письмо Н.С. Тимашева в ответ на статью,

опубликованную в NY Herald Tribune

В газете "Нью-Йорк Геральд Трибюн", воскресенье 2 июля 1963 г., во 2-м отделе, в статье "Задача новых государств: найти персонал для своих университетов" Терри Феррер, редактор по вопросам образования, пишет: "По образованию большинство африканских государств находятся приблизительно на уровне России до коммунистической революции. Большой процент неграмотности, малое число небольших университетов в связи со скудными финансами – все это тревожит вновь независимые страны..."

Ознакомившись с этим заявлением, профессор Н.С. Тимашев обратился в "Геральд Трибюн" со следующим письмом:

"20 июля, 1963

Г-ну Джону Витки, редактору Н.-Й. Геральд Трибюн.

Прочитав авторитетное заявление вашего редактора по вопросам образования Терри Феррера, что "по образованию большинство африканских государств находятся приблизительно на уровне России до коммунистической революции", я могу лишь со стыдом опустить голову, т.к. я не смею – невежда и варвар – оспаривать заявление, напечатанное одной из самых серьезных газет и читаемой миллионами.

Однако разрешите смиренно задать вам следующие два вопроса:

1. Какой был уровень образования в США после Первой мировой войны, если:

а) следующие лица оказались в лучших университетах Америки:

М. Ростовцев – археология – доктор honoris causa: Институт для высших исследований, Принстон;

B. Ипатьев – химия. Чикаго (Чикагский ун-т);

C. Тимошенко – механика – заслуженный профессор. Стамфордский ун-т;

П. А. Сорокин – социология – создатель отдела социологии в Гарвардском ун-те;

Г. Вернадский – история – Йельский ун-т;

М.М. Карпович – история – Гарвардский ун-т (среди его учеников: Джордж Кеннан и Филип Мозли),

называю лишь немногих среди тех, которые получили образование в дореволюционной России и приехали в США.

б) следующие лица настолько выдвинулись:

Игорь Сикорский изобретатель геликоптера;

майор А. Северский и кап. Б. В. Сергиевский, имеющие несколько мировых рекордов по авиации и являющиеся советниками американского воздушного флота;

В.И. Юркевич – изобретатель современного быстроходного парохода, принцип которого был впервые применен на французском корабле "Норманди";

B. Зворыкин, который, работая в Камденских лабораториях, является одним из "отцов" телевидения;

C. Кусевицкий – дирижер Бостонского симфонического оркестра, основатель Тэнглвудских фестивалей;

Сергей Рахманинов, Игорь Стравинский, которые признаны первыми мировыми композиторами их времени.

(Вышеупомянутые тоже получили образование в дореволюционной России.)

2. Будьте так добры, назовите мне тех африканцев (усилия которых поднять уровень их культуры я всецело оцениваю и уважаю), которые занимают подобные положения. Где они преподают в США? Как зовут тех африканцев, которые получили такое же признание в своих сферах знания или искусства, как следующие (опять назову лишь немногих): Менделеев – химия; Лобачевский, Чебышев – математика; Павлов – физиология; Мечников – биология; Ломшаков – принцип высокого давления паровых котлов; Бердяев – философия и... Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Мусоргский и т. д., и... Пушкин, Гоголь, Тургенев, Толстой, Достоевский, Чехов и пр., и тоже, ближе к нашему времени, но все же принадлежащий русской дореволюционной культуре – Иван Бунин (Нобелевская премия по литературе, 1933 г.).

Я – великий невежда и не знаю имен ученых и артистов вновь учрежденных африканских стран. Но мне помнится один факт, вот какой: ко времени получения независимости в Конго было 19 человек с высшим образованием на 10 миллионов населения. Пропорция 2 на 1000000. В дореволюционной России, если взять ту же пропорцию, должно было бы быть 276 человек с высшим образованием в 1914-16 гг. Если уважаемый редактор по вопросам образования заглянет в статистику того времени, то сильно удивится, увидев это число помноженным много раз, ибо каждый год прибавлял несколько тысяч новых лиц, окончивших высшие учебные заведения, к уже существующему количеству. Если уважаемый редактор посмотрит на цифры 1914 г. в США, то увидит, что было несколько больше, чем немного безграмотности (которая и до сих пор существует), а фразы "огромная нужда в учителях и профессорах" и "ограниченное оборудование для обучения" просто кажутся цитатами из недавних статей, касающихся вопросов образования в США.

Уважающий вас, "смиренный невежда"

Н.С. Тимашев,

доктор правоведения, заслуженный профессор Фордэмского университета, Американского социологического общества, Почетный Председатель 11.11. отдела Американского католического социологического общества, бывший профессор права Петербургского политехнического Института, Профессор Берлинского, Пражского ун-тов, Сорбонны, временный профессор Гарвардского ун-та, обменный профессор по закону Фулбрайта, посланный от США в Голландию. Также: автор 18 книг (в 16 переводах), нескольких сот научных статей и свыше 2000 газетных статей в разных странах и на разных языках.

P.S. Прошу вас не сокращать письма. Сообщаю вам, что копии этого письма рассылаются надлежащим авторитетам."

Версия для печати