Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2011, 69

Битва за Синай

Михаил Финтушал

 

Битва за Синай

 

Война на истощение

 

В ходе Шестидневной войны (5-10 июня 1967 г.) Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) полностью разгромила коалицию арабских государств. В руках Израиля оказался Синайский полуостров, Западный берег реки Иордан и Голанские высоты. Израильтяне считали, что арабы поняли тщетность усилий уничтожить еврейское государство, поэтому пойдут на заключение мира. Карл Клаузевиц в своем фундаментальном труде "О войне" писал: "Цель войны – мир, наиболее комфортный для победителя". Но израильтяне стремились заключить такой мирный договор, который был бы выгоден как победителям, так и побежденным. Они считали, что благодаря победе возникла уникальная возможность решить арабо-израильский конфликт. Израильское правительство предложило Египту, Сирии и Иордании заключить мирные договоры и вернуть территории, которые оказались в руках Израиля. Министр обороны Моше Даян заявил: "Теперь мы будем ждать звонков из Каира, Дамаска и Аммана". Голда Меир пообещала своим внукам: "Скоро солдаты разойдутся по домам, наступит мир, мы сможем ездить в Иорданию и Египет, и все будет хорошо". Но жестокая реальность опровергла призрачные надежды израильтян, намерения арабских руководителей оказалась диаметрально противоположными – "сбросить евреев в море" были идеей фикс арабских лидеров. Президент Египта Насер считал, что заключение мира означает капитуляцию, он настаивал на принципе: "То, что было отнято у нас силой, должно быть возвращено силой". Начались репрессии против египетских евреев, обвиненных в том, что они являются "пятой колонной" Израиля, затем репрессиям подверглись христиане – копты.

Свыше 80 млн. арабов в соседних странах влачили жалкое существование – Израиль был локомотивом, который мог вытащить их экономику из отсталости, он обладал передовыми технологиями в области сельского хозяйства. Но для диктаторских режимов мир с демократической страной был невозможен, авторитарный режим оправдывает свое существование внешней военной угрозой. Лучше всех понимал это Ясир Арафат, если бы Израиль был разгромлен, пришлось бы прекратить рэкет палестинских арабов и распустить ФАТХ. Но теперь пробил его звездный час, он разъезжал по арабским столицам и разъяснял арабским лидерам – раз не удалось выиграть войну на уничтожение Израиля, то необходимо поддержать террористическую войну. В августе 1967 г. министры иностранных дел Лиги арабских стран собрались на совещание в суданском Хартуме. Они провозгласили "три нет": "Нет – миру с Израилем, нет – переговорам с Израилем, нет – признанию Израиля". Израиль должен быть разрушен – провозгласил в Хартуме Арафат. Наступило время полевых командиров – офтальмологи Жорж Хабаш и Вади Хадад создали Народный фронт освобождения Палестины. Именно НФОП изобрел арсенал современного терроризма: воздушное пиратство и атаки смертников, террористический интернационал и действия далеко за пределами конфликтной территории.

Гамаль Насер называл Израиль "раковой опухолью, пересаженную западным колониализмом и мировым империализмом на Ближний Восток, которую необходимо выкорчевать и уничтожить силой оружия". Он начал восстанавливать разгромленную армию и разрабатывать планы новой войны. Спустя три недели после окончания Шестидневной войны египетская артиллерия начала обстрел израильских позиций на азиатском берегу Суэцкого канала. 23 июля 1967 г. в годовщину "революции полковников" Насер провозгласил, что готовит армию к возобновлению борьбы против Израиля. Он заявил потрясенному народу: "Египет никогда не капитулирует и не согласиться на мир, который означает капитуляцию". С августа 1967 г. в Египет и Сирию из Советского Союза пошел непрерывный поток оружия, включая новейшие образцы советских танков, самолетов и ракет. Эти поступления не только компенсировали потери арабских стран, но сделали их более мощными, чем до Шестидневной войны. 21 октября 1967 г. египетские ракетные катера потопили израильский эсминец "Эйлат", патрулировавший средиземноморское побережье Синая. Египетские катера произвели залп, не выходя из своей гавани в Порт-Саиде. Египтяне надеялись на то, что израильтяне не рискнут нанести ответный удар по гавани, в которой базировалось несколько советских боевых кораблей. Израиль воздержался от удара по военно-морской базе, но артиллерия обстреляла крупный египетский нефтеперерабатывающий завод на берегу Суэцкого залива. Результатом этого обмена ударами стало то, что в течение последующих 11 месяцев на линии противостояния стояла полная тишина.

К осени 1968 г. на западном берегу Суэцкого канала стояла восставшая из пепла египетская армия, вооруженная новейшим советским оружием, численностью 800 тыс. человек. Та же метаморфоза произошла и с сирийской армией. Египет снова были готов к войне, но сил, чтобы выбить израильтян из Синая, у Насера не было – египетские и израильские части были разъединены Суэцким каналом. Он решил использовать текущее к нему советское оружие для продолжения военных действий. 8 сентября 1968 г. тишина была взорвана выстрелами 800 орудий. Обстрел продолжался 6 часов, было выпущено более 10 тысяч снарядов – это стоило жизни 10 израильским солдатам, 18 были ранены. Через полтора месяца египтяне собрали до 1000 стволов артиллерии и 26 октября совершили мощный артиллерийский налет на израильские позиции. В ответ израильская артиллерия обстреляла города Суэц и Исмаилию и нанесла удар по нефтеперерабатывающему заводу. Начались бесконечные враждебные вылазки – отряды египетских коммандос переправлялись через канал, устраивали засады и минировали дороги. ЦАХАЛ стал придерживаться тактики "глухой обороны", солдаты начали окапываться, вгрызаясь в песок всё глубже и глубже, они построили бункеры, которые стали соединять между собой ходами сообщения. В начале 1969 г. была создана линии Бар-Лева, которая состояла из 30 укреплений, представлявших собой глубокие железобетонные бункеры, покрытые сверху песком. Система из 12 укреплений второй линии была отнесена на 8-12 км вглубь Синая, куда не доставали снаряды вражеской артиллерии и где находились танковые парки. Каждый из передовых бункеров контролировал около одного километра фронта, а между бункерами передвигались патрули и располагались временные наблюдательные посты.

8 марта 1969 г. президент Насер выступил по каирскому телевидению и заявил о том, что Египет в одностороннем порядке выходит из соглашения о прекращении огня, и начинает битву за Синай. Военные действия достигли большого размаха, египетские артиллерийские орудия, расставленные вдоль Суэцкого канала на протяжении сотни километров, от порта Тауфик на юге и до Кантары на севере, открыли огонь. Звено египетских МиГ-21 пересекло Суэцкий канал, и израильтяне поняли, что советские усилия по восстановлению уничтоженной 5 июня 1967 г. египетской ВВС увенчались успехом. Египет не только восстановил свой предвоенный авиационный потенциал, но ВВС значительно выросли количественно, одновременно модернизируясь качественно. ВВС Израиля в свою очередь нанесли ракетно-бомбовые удары по городам Исмаилия, Суэц и нефтехранилищам. 9 марта был убит начальник Генерального штаба египетской армии Абдул Риад. Президент Насер поклялся отомстить за смерть друга, последующие две недели египетская артиллерия ни на час не прекращала обстрел позиций ЦАХАЛа. Насер объявил, что 60 процентов укреплений линии Бар-Лева уничтожено. На самом деле укрепления выдержали обстрел и оправдали себя, египетскому командованию стало ясно, что артиллерия мало чем может повредить хорошо окопавшимся израильтянам.

 

Стратегия "глубокого проникновения"

 

23 июня 1969 г. Насер назвал военные действия против Израиля "Войной на истощение", он сказал: "Я не могу отвоевать Синай, но я могу справиться с Израилем и сломить его дух, истощив его". В Египте жило 30 миллионов жителей, и Насер полагал, что победа в войне с Израилем, население которого составляло 2,5 млн. человек, это дело времени. Президент Насер следующими словами обосновал целесообразность Войны на истощение: "Если действия врага приведут к потерям в 3000 человек в этой кампании, мы всё равно сможем продолжать борьбу, так как у нас имеются людские резервы. Если наши действия приведут к 10 000 потерям врага, он будет вынужден прекратить сражаться, потому что у него нет людских резервов". Насер превратил Войну на истощение в главную военную доктрину, цель которой состояла в ослаблении противника путем постоянных атак, чтобы экономика Израиля оказалась на грани коллапса. ЦАХАЛ был силен в маневренной войне, а Насер навязывал ему позиционную войну малой интенсивности. Это вынуждало Израиль постоянно держать под ружьем большое количество резервистов, что тяжело сказывалось на экономике, а общественное мнение болезненно реагировало на потери в ходе боев. Шансы на успех в Войне на истощение у Египта были больше, поскольку такую войну выигрывает сторона, обладающая большими ресурсами.

ЦАХАЛ перешел от тактики "глухой обороны" к стратегии "глубокого проникновения", которая предусматривала вылазки на африканский берег Суэцкого канала. Израильские ВВС с 20 июля начали регулярные рейды на африканский берег канала, в результате которых 750 тысяч жителей городов Египта, расположенных у Канала, стали беженцами. Израильтяне стремились лишить египтян надежды сломить боевой дух израильской армии, отряды спецназа начали производить смелые рейды в египетский тыл. На западном берегу Канала ЦАХАЛу противостояла огромная армия, имевшая две тысяч танков и более тысячи артиллерийских стволов, поэтому стратегия "глубокого проникновения" не могла решить проблему. Кардинальным решением являлось проведение десантной операцию, в ходе которой необходимо было переправить через Канал несколько танковых дивизий, и уничтожить египетскую армию. Эзер Вейцман, который во время Шестидневной войны был замначальника генерального штаба, говорил: "Война такого типа не может быть выиграна рейдами коммандос. Израиль должен нанести сокрушающий удар, не только для того, чтобы окончить Войну на истощение, но и для того, чтобы предотвратить новое египетское наступление, еще одну войну".

Командование ЦАХАЛа не было готово к проведению операции стратегического значения, оно решило провести точечные диверсионные вылазки, которые должны были показать, что ЦАХАЛ найдет путь к самым чувствительным экономическим объектам в глубине Египта. Разведка наметила три цели, на расстоянии около 350 км от Суэцкого канала, между Асуаном и Каиром. Были выбраны следующие объекты: трансформаторная подстанция в районе Наджа Хамади и два моста через Нил. Операция, которая получила название "Шок", была поручена отряду десантников под командованием капитана Матана Вильнаи. Чтобы решить проблему заправки вертолетов, они были погружены на два судна, находившиеся в порту Шарм аш-Шейх. 29 июня 1969 г. суда вышли в открытое море, неподалеку от египетской границы вертолеты поднялись в воздух с подвижных взлетных площадок. В 50 км от цели вертолеты приземлились и три группы бойцов помчались к месту назначения на джипах. Первая группа, состоящая из 14 спецназовцев, обезвредила египетских солдат, охранявших трансформаторную станцию. В считанные минуты десантники уничтожили подстанцию и заложили мощные взрывные устройства под сорокаметровыми столбами высоковольтной линии передачи, лишив Александрию электроэнергии. В тот момент, когда прогремели взрывы на станции, второй отряд из 5 бойцов взорвал мост в 15 км от Наджа Хамади, а третья группа взорвала другой мост, находящийся в 5 км от первого. Вся операция была проведена с удивительной точностью. В Центре управления, расположенном на базе ВВС в Шарм аш-Шейхе, находилось высшее командование ЦАХАЛа. Когда вертолеты возвратились, все вздохнули с облегчением и выпили за успех по бокалу шампанского. Речь шла о самой сложной и удаленной от границы операции, которую когда-либо выполняли силы ЦАХАЛа. Израиль показал, что отряды спецназа способны проникнуть вглубь Египта, провести сложнейшую операцию и беспрепятственно вернуться домой. Весь мир недоумевал: каким образом израильтянам удалось долететь на вертолетах до столь удаленной от границы точки без дозаправки?

Спустя несколько дней спецназ совершил еще одну успешную вылазку на территорию Египта. В ночь с 2 на 3 июля несколько вертолетов приземлились на побережье Суэцкого залива в 120 км от города Суэц. На этот раз их целью были три пограничных опорных пункта египтян, в каждом из которых находилось не более 15 пограничников. Минометный обстрел застал врасплох египетских солдат, которые в панике побросали оружие и разбежались. Только в одном опорном пункте египтяне попытались оказать сопротивление, которое сразу же было сломлено. Десантники улетели обратно домой на вертолетах, оставив 13 трупов египетских солдат, захватив с собой одного пленного и секретные документы.

По всей линии Суэцкого канала египетская артиллерия не прекращала обстрел израильских позиций, который, однако, не мог нанести ощутимый урон. Президент Джамаль Абдель Насер приказал провести спецоперацию на территории Израиля, которая должна была вернуть египетской армии веру в свою мощь. 9 июля 1969 г. артиллерия открыла шквальный огонь по позициям ЦАХАЛа по всей линии Суэцкого канала. Снаряды ложились очень плотно, земля была перепахана осколками. В 19.30 рота египетских коммандос, численностью в 100 человек, воспользовавшись артиллерийским прикрытием, вышла из Порт-Тауфика и на резиновых лодках переправилась на израильскую сторону. Это была первая за все время войны на истощение попытка египтян прорваться на израильские позиции в светлое время суток. Высадившись на берег, коммандос разделились на несколько групп и атаковали танковый парк, который находился в тылу. В первые же минуты боя египтяне уничтожили два танка "Центурион".

Поскольку египетская артиллерия лишь на короткое время предоставила своим коммандос узкий коридор, чтобы они могли провести высадку, израильские солдаты, находившиеся в бункерах, не сразу поняли, что танковый парк подвергся нападению. Только после того, как египетские коммандос попытались прорваться на территорию опорного пункта, израильтяне ответили огнем и перешли в контратаку, заставив противника отойти на другую сторону Суэцкого канала. В результате дерзкой вылазки египетских коммандос были уничтожены два танка, восемь израильских солдат погибли, один из танкистов попал в плен. По каирскому телевидению были озвучены преувеличивающие данные операции египтян – отряд коммандос овладел израильским опорным пунктом и уничтожил пять танков и 40 израильских солдат.

Командование ЦАХАЛа запланировало на 9 сентября 1969 г. операцию "Равив", в ходе которой силы численностью до бригады были переправлены на западный берег Канала. Отряд особого назначения, включавший 6 трофейных танков Т-54 и 3 бронетранспортёра БТР-50, пересёк Суэцкий залив на десантных баржах. Египетские части, встречавшиеся с отрядом, не обращали на него внимания, так как не ожидали увидеть танки израильтян на этой стороне залива. Главной целью операции являлся военный лагерь Рас-Абу-Дарадж, в ходе атаки отряд уничтожил все военные объекты, в том числе радарную башню. Потом отряд двинулся на Рас-Заафрани, где погрузился на десантные баржи и пересек Суэцкий залив.

 

Советские летчики в небе Египта

 

В конце 1969 г. израильские ВВС подавили египетские средства ПВО и начали наносить удары в глубоком тылу Египта, построенный с помощью СССР металлургический комбинат в Хелуане был разрушен. Командование ЦАХАЛа пыталось действиями авиации нанести потери египетским войскам и морально воздействовать на население страны с целью подрыва веры в достижение победы. При подготовке израильских летчиков ставка делалась на внезапность, атакующий агрессивный стиль, а строгая дисциплина и ответственность сочетались с поощрением инициативы и раскованности в бою. Летчику доверялась самостоятельная оценка воздушной обстановки и принятие решений. На высоте было и искусство штабных офицеров, которые готовили оперативные планы, учитывая всевозможные варианты развития боевых действий. Господство в воздухе позволяло израильским ВВС выполнять задачи без существенного противодействия со стороны египетских самолетов. Советский Союз восстановил ВВС, но летное мастерство египетских летчиков находилось на низком уровне, почти каждый воздушный бой заканчивался сбитыми МиГами. Советские советники не участвовали в боях, они занимались лишь анализом результатов воздушных боев и давали советы египетским летчикам.

Появление израильских самолетов вблизи Каира вогнало президента Насера в шок, он выехал в Москву и требовал немедленной поддержки Египта зенитными частями и эскадрильями самолетов, ведомых советскими летчиками. Советские лидеры поняли, что без их прямой помощи египетские ВВС бессильны предотвратить израильские бомбардировки. Кремль решил вмешаться, хотя это и шло вразрез с обещанием, данным США, не совершать прямого военного вмешательства. На основе достигнутых советско-египетских договоренностей было принято закрытое решение Политбюро ЦК КПСС об оказании военной помощи Египту путем создания там Оперативной группировки советских войск. Операция, разработанная в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР, получила условное наименование "Кавказ". Основу группировки, развернувшейся в Египте, составила особая зенитно-ракетная дивизия, вооруженная комплексами С-125 "Печора", ЗСУ-23-4 "Шилка", ПЗРК "Стрела-2". Авиационная группа состояла из отдельной разведывательной истребительной эскадрильи под командованием полковника Настенко и истребительного авиационного полка, вооруженного МиГ-21МФ, под командованием полковника Коротюка. Кроме того, в Египте базировались отдельные советские части и подразделения, а в портах Александрии и Порт-Саиде находились боевые корабли и суда 5-й Средиземноморской оперативной эскадры.

31 января 1970 г. Косыгин предупредил американского президента Никсона о том, что в случае продолжения масштабной помощи США Израилю СССР оставляет за собой право на использование любых средств военного характера. В феврале был организован "воздушный мост" и в марте "Советы" развернули в Египте систему ракетных батарей СА-3 "земля-воздух", которые были эффективны при стрельбе по низко летящим самолетам. Вначале ракетные батареи развернули вокруг Александрии, затем вокруг Каира и в районе Асуанской плотины. Советские войска начали строить целую оборонительную систему: около каждой ракетной батареи были сооружены зенитные точки с радарными установками, которые обслуживались русскими расчетами. В министерстве обороны, в генеральном штабе, в соединениях и частях египетских вооруженных сил работало около 3 тыс. советских военных советников и специалистов. Они проникли во все эшелоны командной структуры египетской армии и командовали пехотными, артиллерийскими, танковыми соединениями. Всего в Египте в этот период насчитывалось около 35 тыс. советских военнослужащих. Главный военный советник министра обороны Египта генерал-полковник И.С. Катышкин стал Главнокомандующим Советских войск в Египте, при нем был сформирован штаб Советских войск в Египте.

С марта 1970 г. израильские ВВС вынуждены были действовать в условиях возросшей эффективности системы египетских ПВО. С 1 апреля советские летчики 106 и 108 истребительной авиационной бригады стали участвовать в воздушных боях на "Мигах", которые имели египетские опознавательные знаки. Африканское небо прикрыли собой советские летчики, которые начали участвовать в боях над морем, севернее Порт-Саида, над Каиром и Александрией. Египетские ВВС отвечали за воздушную защиту верхнего Египта и южной части Суэца. Это привело к прекращению операций израильских ВВС в глубоком тылу Египта. Израильтяне предложили советскому командованию джентльменское соглашение – израильские ВВС не бомбят глубокий тыл Египта, а советские летчики не вступают в бой с израильскими летчиками. Министр обороны Израиля Моше Даян объяснил такой подход следующим образом: "Нет у нас таких амбиций: господствовать в небе Каира, но вместе с тем мы должны обеспечить защиту линии прекращения огня вдоль Суэцкого канала, пока там продолжаются военные действия. Наша цель: воздержаться от столкновения с советскими военными до того момента, как они попытаются сбить наши самолеты".

Советское командование не пошло на джентльменское соглашение с израильтянами, в июне 1970 г. летчики начали вести бои против израильских ВВС. Война на истощение достигла высшей точки напряжения – советские летчики начали осуществлять патрулирование вдоль Суэцкого канала и израильские ВВС потеряли господство в воздухе. 22 июня капитан Сальников подбил один из израильских штурмовиков "Скайхок", который шел в составе большой группы на Исмаилию. Господство в воздухе было решающим фактором для победы Израиля над многочисленной армией Египта. Участие в боевых действиях советских летчиков, которые обладали высоким летным мастерством, представляло огромную угрозу для Израиля. Если бы армию Египта поддержала советская авиация, то ЦАХАЛ оказался бы в очень тяжелом положении.

Израильское командование не публиковало информацию о том, что советские летчики ведут воздушные бои над территорией Египта, но сообщило об этом в Вашингтон. Американская администрация опасалась расширения воздушных боев над Синаем, по типу того, как это произошло во Вьетнаме, где в боевых действиях принимали участие советские летчики. В государственном департаменте считали, что эскалация боев между израильскими и советскими ВВС может привести к противостоянию двух сверхдержав. Чтобы избежать такого развития событий, госсекретарь США Роджерс считал необходимым осуществить частичный отвод израильских войск в Синае и на Голанах. В соответствии с планом Роджерса стороны должны были прекратить огонь на 90 дней для решения за это время арабо-израильского конфликта. Но Генри Киссинджер стремился оттеснить Уильяма Роджерса от формирования международного курса США. Он рекомендовал Израилю опубликовать информацию об участии советских летчиков в воздушных боях на стороне Египта. Такие публикации должны были показать мировой общественности, что СССР организует фронт агрессии от Вьетнама до Ближнего Востока. Израиль передал сообщение об участии советских летчиков в Войне на истощение газете "Нью-Йорк Таймс", а затем эта информация появилась в израильской прессе.

Командование ЦАХАЛа приняло решение нанести удар по советской воздушной группировке. Решение это следующим образом объяснил начальник генштаба Хаим Бар-Лев: "Решено было нанести удар по русским, чтобы урон их был реальным, а не только теоретическим. И желание это было вызвано их поведением: они пытались перехватить наши самолеты и даже нанести им урон". Победа достигается с помощью наступления, чтобы захватить инициативу и навязать противнику свою волю. На направлении главного удара необходимо подавляющее превосходство сил – удар огромной мощности оказывает потрясающее воздействие на противника. У солдат утрачивается боевой дух, а у генералитета исчезает воля к победе, что создает предпосылки для поражения противника.

При проведении операции "Ветка" достигнуть подавляющего превосходства над противником было невозможно. Операцию надо было проводить над территорией Египта, которая была насыщена средствами ПВО, а советское командование могло ввести в бой любое количество самолетов. Но наряду с фронтальным столкновением существует альтернативный метод, при котором осуществляется скрытый маневр сравнительно небольшими силами. Наносится серия внезапных ударов, мощность которых постепенно нарастает, противник обращается в паническое бегство. Уинстон Черчилль в своих воспоминаниях отмечал: "Войны выигрываются кровью и манёвром. Знаменитые полководцы более полагались на манёвр, чем на кровопролитие. Теория, ставящая во главу угла "войну на изнурение" противоречит фактам из истории человечества; великие капитаны прошлого отвергли бы это умозрение. Чуть ли не все образцовые баталии – с них начиналось восхождение государств, они приносили славу командирам – были маневренными сражениями и враг, зачастую, обнаруживал, что побеждён новым приёмом или новым оружием, каким-то невиданным, быстрым, нежданным выпадом или хитростью, в то время как победитель обошёлся небольшими потерями. Великий командир опирается не только на логику, воображение и изрядный здравый смысл, он должен быть в каком-то смысле обманщиком, ловким на зловещие проделки, и дурачить врага с тем же искусством, что и бить его." (Черчилль У. Мировой кризис. 1911- 1918. Книга 2. М., 2008 г.)

Командующий ВВС генерал Мордехай Ход поручил сотруднику оперативного отдела полковнику Порату подготовить план операции, которая получила название "Ветка". Полковник считал, что цель операции заключалась в том, чтобы заманить советские самолеты в ловушку, а затем их разгромить небольшими силами. На вооружении израильских ВВС находилось два самолета-разведчика "Мираж", которые не несли на себе вооружения, они были предназначены для проведения аэросъемки. 18 апреля 1970 г. "Миражи" вылетели на аэросъемку территории Египта. Советские летчики попытались перехватить "Миражи", поэтому разведывательные полеты были прекращены. Замысел Пората состоял в том, чтобы использовать в операции "Ветка" два истребителя "Мираж", которые должны были имитировать полет самолетов-разведчиков. Для достижения цели операции Давид Порат разделил воздушное оперативное соединение, которое должно было участвовать в операции на демонстративную и ударную группу. Два "Миража" образовывали демонстративную группу, они должны были лететь на большой высоте, используя профиль и параметры полета разведывательных самолетов. За демонстративной группой на бреющем полете должна была вылететь ударная группа из восьми "Миражей". Демонстративная группа должна была ввести противника в заблуждение относительно истинных замыслов операции, а ударная группа должна была разгромить советскую воздушную группировку.

Полковник Порат планировал провести операцию "Ветка" в три этапа. На первом этапе пара "Фантомов" должна была нанести отвлекающий удар по объекту, расположенному на Суэцком канале. За "Фантомами" должны были вылететь демонстративная и ударная группы, которые были рассредоточены в боевой порядок по высоте и глубине. При разработке операции полковник Порат учитывал психологию советских летчиков. Они отличались смелостью, но имели завышенную самооценку и высмеивали египетских летчиков, которых считали трусами. Замысел операции заключался в том, чтобы использовать демонстративную группу в качестве приманки, которую советские летчики должны были попытаться уничтожить. При подлете советских самолетов к демонстративной группе, она должна была развернуться на 180 градусов и имитировать бегство, чтобы подставить "Миги" под огонь ударной группы. При сближении демонстративной группы с ударной группой начинался второй этап операции. Демонстративная группа должна была развернуться и нанести вспомогательный удар по советским самолетам. Главный удар наносила ударная группа, которая шла на бреющем полете. Давит Порат объединил единым замыслом действия демонстративной и ударной группы, благодаря чему он планировал разгромить противника. Генерал Ход утвердил план операции "Ветка", но увеличил демонстративную группу до четырех "Миражей". Он расширил возможности ударной группы по ведению воздушного боя путем включения в боевой порядок истребителей различных типов. Ударная группа должна была состоять из четырех легких маневренных "Миражей" и четырех более тяжелых "Фантомов", которые имели мощное ракетное вооружение. Для проведения операции были отобраны десять лучших израильских асов, которые имели в сумме 60 побед в воздухе, они приступили к упорным тренировкам. В операции должны были участвовать также два летчика, которые летали на разведывательных "Миражах". Их голоса были знакомы советским операторам, которые осуществляли прослушивание переговоров. Штаб ВВС приступил к осуществлению системы оперативных и организационных мероприятий, направленных на разгром советской авиационной группировки. Начался скрупулезный сбор разведывательной информации и тщательная подготовка радиотехнического и электронного обеспечения операции.

 

Операция "Ветка"

 

Противостояние между советскими и израильскими летчиками постепенно нарастало. Советское командование не удовлетворилось лишь защитой тыла Египта, действия приближаются к фронту. "Миги" начали регулярное патрулирование вдоль канала и 22 июля 1970 г. советский МиГ-21 подбил один из израильских "Скайхоков" в составе большой группы, шедшей на Исмаилию. 25 июля "Скайхоки" были введены в действие на линии фронта и советские летчики вылетели им навстречу. "Скайхоки" повернули на свои базы, но "Миги" продолжали их преследовать и вторглись на территорию Синая. Капитан Сальников выпустил ракету, которая повредила один из "Скайхоков", а на следующий день израильские истребители сбили два "Мига". Израильскому командованию стало ясно, что прямого столкновения с советскими летчиками не избежать, и было принято решение 30 июля 1970 г. провести операцию "Ветка", которой руководил генерал Мордехай Ход. Для того, чтобы спровоцировать советское командование на поспешные действия, в полдень пара "Фантомов" атаковала станцию радиолокационного обнаружения в Сохне на берегу Суэцкого канала. Затем четверка "Миражей" на большой высоте направилась в глубь египетской территории. За ними на бреющем полете вылетела четверка "Миражей" и четверка "Фантомов", которыми командовал Авих Бен-Нун.

Демонстративная группа состояла из четверки "Миражей", которые летели по парам так близко друг к другу, что на экранах советских радаров светились две точки. В эфир выходили только два летчика, которые раньше летали на разведывательных "Миражах" и голоса которых были известны египетским радистам. Советские операторы приняли четверку истребителей за два разведывательных "Миража". Они доложили об этом на центральный командный пункт в Бир-Арейде, где находился начштаба ВВС Египта генерал Мубарак и советник командующего ВВС Египта генерал Дольников. Хости Мубарак предупредил Григория Дольникова, что израильтяне хотят заманить советских летчиков в ловушку, но тот считал, что два разведывательных "Миража", которые не имеют вооружения, являются легкой добычей. Советский генерал помнил, что 18 апреля самолеты-разведчики ушли от "Мигов". Чтобы отрезать "Миражам" пути к отступлению, Дольников приказал поднять в небо двадцать "Мигов". С египетского аэродрома Бани-Суиф взлетело две четверки "Мигов" под командованием капитана Юрченко. Еще две четверки "Мигов" под командованием капитана Каменева взлетели с аэродрома Кум-Ушим, пятая четверка поднялась с аэродрома Котмия.

Три группы "Мигов" начали приближаться к звену "Миражей" на встречных курсах. Когда восьмерка "Мигов" под командой капитана Юрченко сблизилась с демонстративной группой, то Мордехай Ход приказал "Миражам" развернуться на 180 градусов. Через несколько минут к группе капитана Юрченко присоединилась восьмерка "Мигов" под командованием капитана Каменева. Теперь шестнадцать "Мигов" летели за звеном "Миражей". Советские летчики преследовали демонстративную группу, имея огромное преимущество, ими двигал азарт погони. Но они столкнулись с холодным расчетом израильских летчиков, которые стремились заманить "Миги" в ловушку. Когда ударная группа заняла выгодную позицию для нанесения главного удара, Мордехай Ход приказал демонстративной группе нанести по "Мигам" вспомогательный удар. Две пары "Миражей" разошлись в стороны и сбросили подвесные баки с горючим. Они развернулись, заняли боевой порядок и начали сближаться с "Мигами".

Когда советские летчики вместо двух разведывательных самолетов увидели четверку "Миражей", то их охватил шок. У капитана Сыркина начало двоиться в глазах, ему показалось, что перед ними два звена "Миражей". Вот что он рассказывал после боя: "Когда мы сблизились по наведению с групповой целью, она вдруг рассыпалась, и перед нами почти в строю фронта как бы облавой оказалось больше десятка – не успел сосчитать – самолетов" (Цит. по: Заборский В. Лишь бы обгадить. // Дуэль. 29.10.05). Капитан Юрченко правильно сориентировался в обстановке, он доложил на командный пункт: "Вижу четверку истребителей". Генерал Дольников отдал приказ уничтожить "Миражи", но советские летчики не услышали эту команду – в наушниках раздался треск. В 14.20 израильтяне включили радиопомехи и забили советскую линию связи. В этот момент четверка "Миражей" нанесла ракетный удар по противнику. Ракетная атака длится несколько секунд, и исход боя решает быстрота реакции летчика. Но внимание советских летчиков было отвлечено треском в наушниках, их руки непроизвольно потянулись к шлемофонам. В этот момент израильские ракеты достигли цели и четыре "Мига" начали падать, объятые пламенем. Советских летчиков охватила паника, они перешли на запасную частоту, и по волнам эфира понесся отборный мат.

Генерал Ход ввел в бой ударную группу, которая шла на бреющем полете. Четверка "Миражей" взмыла вверх – в небе закрутилась огненная карусель. "Миражи" открыли огонь из пушек и сбили три "Мига". Русские пилоты начали отчаянно маневрировать, чтобы уйти от огневого удара. Но вверх взмыла четверка "Фантомов", которые произвели ракетную атаку при наборе высоты и сбили еще три "Мига". Советская воздушная группировка была разбита, и генерал Дольников отдал команду летчикам оторваться от израильтян. В 14.26 Мордехай Ход приказал израильским летчикам вернуться на базу. Бой в небе Египта длился всего шесть минут и закончился полной победой израильских летчиков – десять советских самолетов было сбито (См.: Операция "Ветка": 10 сбитых "Мигов". //http://paruss.sitecity.ru/ltext). После боя Моше Даян встретился с летчиками и объяснил им, почему было принято решение провести операцию "Ветка": "Русские пришли сюда со своей новой технологией, предназначенной для будущей войны. Мы объяснили США, СССР и Египту, что Израиль это не Чехословакия. Мы не остановимся перед тем, чтобы дать отпор даже великой державе, которая будет на нас покушаться, и она натолкнется на стену железа и огня. Второй Масады не будет – мы будем сражаться, и продолжать жить".

Детальное знание тактико-технических характеристик самолетов и предвидение действий противника позволило полковнику Порату оптимально спланировать проведение операции "Ветка". Она представляла собой совокупность взаимосвязанных по целям, месту и времени авиационных ударов. Израильтяне использовали хитроумный тактический прием, они создали демонстративную и ударную группу, что позволило заманить советские самолеты в ловушку. Когда демонстративная и ударная группа соединились, то израильтяне атаковали и разгромили советскую воздушную группировку. Операция "Ветка" отличалась оригинальностью замысла, благодаря чему несколько несводимых факторов были с филигранной точностью сведены в одну точку. Не количество самолетов, которые участвовали в воздушной схватке, решило судьбу боя, а мужество и мастерство израильских летчиков. Русские асы обладали отличной техникой пилотирования, но им не хватало тактической подготовки. Авих Бен-Нун, который в будущем стал командующим ВВС ЦАХАЛа, так охарактеризовал своих противников: "Я думаю, русские совсем неплохо летают. Меня даже удивило, что они проделывали со своими машинами. Но им явно не хватало навыков эффективного боевого маневрирования, чтобы поразить противника. Они хорошие летчики, но слабые тактики. У них нет боевого опыта. Они действуют по шаблону и поэтому легко предсказуемы".

30 июля 1970 года стало "черным днем" для советских летчиков – капитаны Журавлев, Юрченко и Яковлев погибли, семеро летчиков приземлились на парашютах. Все 16 летчиков, которые участвовали в бою, были награждены советскими орденами. Трех погибших летчиков египетское командование посмертно наградило высшим орденом "Звезда воинской доблести". Вечером советские летчики поминали погибших товарищей. А в это время египетские летчики веселились, они радовались поражению заносчивых русских, которые обвиняли их в трусости. Высокомерное поведение советских летчиков по отношению к египтянам, в сочетании с языковым барьером, привело к взаимному отчуждению.

 

Заключение

 

Проведение операции "Ветка" предусматривало достижение не только оперативной задачи по разгрому советской воздушной группировки. Ставилась также стратегическая задача – вывести из войны советские ВВС и тем самым создать предпосылки для заключения мира. 31 июля Израиль заявил о своей готовности присоединиться к плану Роджерса. В этот день в Египет прилетел командующий ВВС маршал Кутахов для того, чтобы расследовать все обстоятельства боя между израильскими и советскими летчиками. Когда Кутахов ознакомился с результатами боя, то он сказал: "Это катастрофа". Кутахов отдал приказ о временном прекращении полетов советских летчиков в зоне Суэцкого канала. В первых числах августа командующий ВВС сделал доклад в Министерстве обороны СССР. Советское командование сделало вывод, что продолжение воздушных боев над Синаем приведет к тому, что придется взять на себя всю тяжесть воздушной войны, а это может привести к военному противостоянию с США. Советское руководство сообщило Насеру, что летчики не могут участвовать в воздушных боях, а без поддержки советских ВВС Египет не мог продолжать Войну на истощение. Американские дипломаты начали оказывать давление на советское руководство, чтобы оно согласилось с планом Роджерса. Сотрудники ООН, которые входили в миссию Ярринга, предложили Египту поддержать план Роджерса. 7 августа 1970 г. Израиль подписал с арабскими странами перемирие, сроком на три месяца. Противоборствующие стороны обязались не усиливать свои группировки на расстоянии 50 км по обе стороны Суэцкого канала.

 

После Шестидневной войны эйфория победы захлестнула израильтян, которые были потрясены огромными масштабами нежданной-негаданной победы и чудом объединения Иерусалима. Израиль стал совершенно иной страной – трёхкратное увеличение территории и изменение геополитического положения повлияло на духовную и социальную жизнь. Это выразилось в возросшей самооценке израильтян и симпатиях всего мира, ведь восхищаются только победителями. Миллионы евреев по всему миру впервые задумались о возможности возвращения на историческую Родину. Шестидневная война стала мощнейшим стимулом к возрождению и пробуждению национальных чаяний среди евреев СССР, США и Западной Европы. Колоссальные изменения произошли в сознании израильтян – господство правящей социалистической партии дало трещину и в стране начались процессы демократизации.

Но не все изменения, которые происходили в Израиле были положительны. Колоссальный рынок дешевой рабочей силы арабских рабочих породил коррупцию, которая проникла не только в экономическую, но и политическую сферу. Израильтяне не поняли и не оценили значение победы, достигнутой в Шестидневной войне. Израиль стал иным, он не мог больше развиваться по законам маленькой страны и защищать себя в рамках концепции охраны отдельных регионов, полагаясь на счастливый случай и импровизацию. Не сумев правильно сориентироваться в новой геополитической ситуации, политическое руководство Израиля оказалось вовлечённым в процесс системного кризиса. Вместо того, чтобы переправить дивизии ЦАХАЛа через Суэцкий канал и разгромить египетскую армию, израильское правительство стремилось к заключению шаткого мира. 7 августа 1970 г. было заключено перемирие сроком на три месяца, но оно продолжалось более трех лет. 6 октября 1973 г. началась Война Судного дня, египетские войска форсировали Суэцкий канал, прорвали линию "Бар-Лева" и начали продвижение вглубь Синая. ЦАХАЛ понес большие потери в оборонительных боях, танковые дивизии в тяжелейших условиях переправились через Канал и разгромили египетскую армию.

26 марта 1979 г. Менахем Бегин, Анвар Садат и Джимми Картер подписали в Вашингтоне мирный договор между Израилем и Египтом. Израиль возвратил Египту Синайский полуостров и признал "законные права палестинского народа". Было достигнуто принципиальное согласие на предоставление автономии жителям контролируемых Израилем территорий до окончательного решения вопроса об их будущем политическом статусе. В соглашении имелись следующие пункты, относящиеся к палестинцам:

1. Признание Израилем в части, посвящённой Западному Берегу и сектору Газа, резолюции Совета Безопасности ООН № 242, которая не носила до того обязывающего характера.

2. Признание Израилем за палестинцами права самим выбирать для себя дальнейшую форму управления, что истолковывается палестинцами как признание за ними права на собственное независимое государство.

3. Признание Израилем необходимости создания палестинской полиции, что послужило как ФАТХу, так и ХАМАСу в качестве юридического обоснования легализации собственных вооружённых отрядов.

Согласно израильско-египетскому договору Израиль передал Египту Синай, на котором была создана развитая инфраструктура. Президент-миротворец Джимми Картер заставил израильского премьер-министра Бегина оставить в составе Израиля сектор Газа. Договор включал пункт о создании Палестинского государства – государства, которое ранее не существовало. Создалась парадоксальная ситуация – впервые в истории дипломатии был заключен мирный договор, комфортный для побежденных. Анвар Садат был поражен уступчивостью Менахема Бегина, который согласился передать Египту весь Синай, включая спорные территории. Президент Египта сказал: "У Бегина есть проблемы – за подпись на клочке бумаги он отдал Синай". В израильско-египетский договор были включены обязательства Израиля по отношению к палестинцам. Это превратило договор в клочок бумаги – Египет мог в любой момент его нарушить, ссылаясь на то, что Израиль не выполнил свои обязательства. Эрнест Ренан, описывая историю падения древнего Израиля, замечает: "Социальные условия, в которых находятся военные вожди, требуют известной внешней гордости; смиренный воин есть противоречие в себе. Общество кротких лишено силы. Мир не состоит из идеальных людей" (Ренан Э. История израильского народа. М., 2001). Стремление к высочайшей праведности не раз подводило евреев, они балансируют на краю пропасти, стремясь создать розу без шипов, войну без убийства, государство без насилия, заключить мирный договор, выгодный для побежденных. Но сразу после того, как израильско-египетский договор вступил в силу, египтяне его нарушили. Они выдвинули свои ракетные установки на передовую линию, значительно укрепив свою противовоздушную оборону.

Через 30 лет после заключения египетско-израильского мирного договора, архитектор мира между Израилем и Египтом, обладатель Нобелевской премии мира Джимми Картер в июне 2009 г. посетил Газу. Израиль вывел свои войска из Газы и к власти пришел ХАМАС, который ликвидировал ФАХТ и установил террористический режим. Картер заявил, что не смог сдержать слёз, увидев невыносимые условия, в которых живут мирные палестинцы и сцены разрушений, которые остались после операции "Литой свинец". "К сожалению, международное сообщество слишком часто игнорирует призывы о помощи от граждан Палестины, рассматривая их скорее как животных, чем как людей", – сказал Картер журналистам Агентства "Франс Пресс". Дж. Картер провел переговоры с руководством ХАМАСа: "Это святая земля для всех нас, и я надеюсь, что мы сможем добиться мира", – заявил он на пресс-конференции. Картер был возмущен тем, что правительство Израиля возражало против его посещения Газы. Но на пути кортежа Картера, который возвращался со встречи с Исмаилом Ханийей, были обнаружены два взрывных устройства – палестинские боевики планировали взорвать автомобиль президента-миротворца.

После окончания операции "Литой свинец" ХАМАС выразил желание заключить перемирие с Израилем сроком на один год. Правовед организации Мушир аль-Масри заявил 25 января 2009 г., что речь идет исключительно о временном перемирии, о постоянном перемирии не может быть и речи, так как это "противоречит праву ХАМАСа на сопротивление, в свете продолжающейся оккупации" (http://www.mignews.co.il/news/politic/world/260109_54029_75646.html). Картер льет крокодиловы слезы над страданиями палестинцев, а ведь это он навязал Менахему Бегину Кемп-Девидские соглашения, по которым сектор Газа остался под "оккупацией" Израиля.

Джимми Картер написал книгу "Мы можем установить мир на Святой земле: план, который будет работать", в которой он дает наставление президенту Бараку Обаме, как "создать всеобъемлющие мирные усилия между Израилем и палестинцами". Согласно плану Картера, Израиль должен позволить международному "квартету", в который входят Россия, ООН, ЕС и США, урегулировать проблему Ближнего Востока. Картер призвал "миролюбивые" организации, такие как "Хезболла" и ХАМАС, и государства, такие как Иран и Сирия, включиться в процесс переговоров с целью восстановления мира на Святой земле. В своей книге Картер назвал евреев "радикалами", а бывший премьер-министр Израиля Бегин получил название "самого отъявленного террориста в регионе". Но этот "террорист" еще в 1978 г. предложил Арафату создать Палестинское государство в Газе.

Версия для печати