Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2009, 64

Дебют "Эмигрантской лиры"

Александр Мельник родился в 1961 году в Молдавии. Окончил Московский институт геодезии и картографии (по специальности "морская геодезия"). Около 20 лет прожил в Бурятии, где занимался картографированием дна Байкала, геодезическими работами, космической географией, а после распада СССР – бизнесом. С 2000 года живет в Бельгии, в Льеже. Занимается исследованиями природных и антропогенных рисков Байкальского региона. Стихи пишет со студенческих лет. В 2005 году стал финалистом международного поэтического турнира "Пушкин в Британии", состоявшегося в Великобритании. Лауреат международного поэтического конкурса "Я ни с кем никогда не расстанусь" среди соотечественников, пишущих на русском языке (2007). Публиковался в поэтических сборниках и альманахах России, Латвии, Бельгии, Великобритании, Израиля и Финляндии. Участник сетевых проектов "Поэзия.ру", "Рифма.ру", "Стихи.ру".

Автор проекта и председатель оргкомитета Международного поэтического конкурса "Эмигрантская лира".

 

Дебют "Эмигрантской лиры"

С 18 по 20 сентября 2009 г. в Брюсселе прошёл Международный поэтический фестиваль "Эмигрантская лира". Насколько мне известно, это была первая в истории попытка объединить в рамках одного русскоязычного турнира стихи на тему эмиграции. Ну... во всяком случае – одна из первых. Идея этого фестиваля вызревала в моей голове долгих пять лет. Ещё в далёком 2004 г. на сайте "Стихи.ру" я запустил пробный шар – сделал три поэтических обзора по темам, которые стали номинациями нынешнего конкурса:

Эмигрантские стихи о родных географических и культурно-языковых корнях

http://www.stihi.ru/2004/06/07-531

Эмигрантские стихи о странах нынешнего проживания http://www.stihi.ru/2004/06/21-435

Эмигрантские стихи об эмиграции и ностальгии http://www.stihi.ru/2004/07/26-52

Результат оказался ошеломляющим. За прошедшие пять лет, безо всякого моего участия, на странички с этими обзорами "эмигрантских" стихов каждый день заходят читатели! Вряд ли дело в моей скромной персоне... Я недоумевал, но загадка объяснилась, когда "Стихира" ввела в разделе "Читатели" рубрику "Источник", по которой появилась возможность видеть, с какого сайта пришёл каждый читатель. Оказалось, что многие попадали на эти мои обзоры через разные поисковые программы, задавая в них ключевые слова типа "эмигрантская поэзия", "стихи об эмиграции", "стихи о ностальгии" и т.д. Я понял, что эмигрантские стихи востребованы, их ищут и хотят читать. Появились первые смутные мысли о будущем фестивале...

В 2005 г. я стал финалистом поэтического турнира "Пушкин в Британии", ежегодно проводимого Олегом Борушко. Это один из первых международных поэтических конкурсов русскоязычной зарубежной поэзии. Возможно, и до "Пушкина в Британии" было нечто похожее, но Борушко отшлифовал идею и сделал из турнира значимое событие. Однако у Олега несколько иная концепция – он приглашает к участию в конкурсе всех авторов, живущих за рубежом, и не ограничивает их в выборе тем (кроме "пушкинской" строки). Я же решил сосредоточиться главным образом на эмигрантской теме, которая мне всегда была близка (я живу в Бельгии с 2000 года). Кроме того, в отличие от лондонского турнира, в котором финалистов отбирает сам организатор, а в жюри, за редким исключением, приглашаются все кто угодно, кроме авторитетных поэтов, я решил сделать ставку на коллективное мнение поэтов высшей пробы. Ведь успех поэтического конкурса определяют два главных элемента – состав участников и состав жюри...

В октябре-ноябре 2008 г. мне с подачи Русско-бельгийского культурного клуба довелось участвовать во Всемирной конференции соотечественников в Москве. Там удалось выступить со своей идеей проведения фестиваля эмигрантской поэзии на пленарном заседании перед делегатами-эмигрантами (стыдливо называемыми современной российской властью "соотечественниками за рубежом"). Кстати, для того, чтобы мне выступить, мой земляк из Брюсселя Александр Пушкин (праправнук поэта) в прямом смысле слова ходил в перерыве за председательствовавшим на этом заседании Сергеем Лавровым (министром иностранных дел) и просил дать мне слово. Публика приняла идею эмигрантского поэтического фестиваля с интересом, а организаторы конференции – с прохладцей. В кулуарах многие ко мне подходили, задавали вопросы, давали свои визитки... Вон, гора этих визиток лежит, а что толку? Пожалуй, в приватных беседах эмоциональней всех был вездесущий В.В.Жириновский: "Организуйте... проводите фестивали, конкурсы... мы всё поддержим!" Правда, смотрел он при этом не столько на меня, сколько на фотоаппарат сопровождавшего его фотографа.

Вернувшись из Москвы в Бельгию, я приступил к конкретным действиям по реализации своего замысла. Прежде всего, пришлось осмыслить и переосмыслить само понятие "эмигрантская поэзия". В самом деле, кого считать поэтом-эмигрантом? К счастью, соответствующего документа наши функционеры ещё не изобрели... Должен признаться, что с давних пор меня занимает один бесхитростный на первый взгляд вопрос. Как среда обитания поэта влияет на его творчество? Другими словами – как духовная жизнь творческого человека зависит от географических условий его существования? Ведь совершенно очевидно, что каждый из нас тысячами нитей связан со своей природной территорией. Философ умно сказал бы, что поэты несвободны от окружающей их природной и социально-экономической обстановки. Отрицать это, по-моему, может только самый упёртый "географический нигилист". Местность, в которой мы живём, прямо и косвенно влияет на нас, на наш внешний вид, на наши мысли и переживания, и как следствие – на наши стихи. Ещё Н. А. Бердяев отмечал, что в душе русского народа "остался сильный природный элемент, связанный с необъятностью русской земли, безграничностью русской равнины". Вряд ли кто будет оспаривать банальную, в общем-то, мысль о том, что эффективность творчества во многом зависит от здоровья и самочувствия. А ведь здоровье и жизненный тонус, в свою очередь, находятся в прямой связи с атмосферным давлением, влажностью воздуха, ветрами, уровнем загрязнённости и т.д. Можно легко выстроить простую логическую цепочку: "географическая среда – менталитет народа – духовная культура – поэзия". С этим, думаю, согласятся и этнографы, и антропологи, и социологи.

Но это не всё. На поэзию влияет не только природная среда, но и господствующий в ней язык. Не забудем и доминирующую в данной местности социально-экономическую обстановку – куда от неё убежать поэту?

Всё это вместе взятое есть не что иное, как обруганный "классиками" более знаменитых "измов" географический детерминизм. Обруганный, между прочим, зря. Конечно, было бы большим преувеличением утверждать, что местожительство определяет содержание поэзии на все 100 процентов. Стихи растут не столько из природного "сора", сколько из духовного. Но ... духовная культура связана с местностью и черпает из неё питательные вещества. Вряд ли я тут сказал что-то новое, но о влиянии географического фактора не стоит забывать, говоря о творчестве поэтов, живущих за рубежом – в ином регионе, в непривычных ландшафтах, среди чужих людей. Короче – в другой стране.

Влияет ли сам факт эмиграции в другую страну на творчество поэта? Очевидно – да, раз мы согласились признать за средой обитания факт такого влияния. Если даже родная местность вместе со всеми государственными, общественными и национальными наворотами накладывает неизгладимый отпечаток на психический склад и духовную культуру людей, то тем паче такой отпечаток накладывает среда чужая. Влияние на стихи поэта другой культуры, другого менталитета, других обычаев, другой природы, наконец, несомненно. Что русскому хорошо, то немцу – смерть, и наоборот – это ведь и поэтов-эмигрантов касается... Не забудем и про пульсирующую без устали в голове мысль об оторванности от родных корней. Конечно, мы живём в 21-м веке и теоретическая возможность купить в любой момент билет и уехать на недельку в родные пенаты здорово облегчает жизнь. Но на практике всё несколько сложнее – то денежные проблемы, то нехватка времени, а чаще всего всё вместе, и... рождается очередной "эмигрантский" стих.

Иосиф Бродский в одном из своих интервью говорил, что чувство языка у поэта в изгнании обостряется: "Дома все помогает и все мешает; ты знаешь, чувствуешь, где враги и где друзья. Outside Russia ты не знаешь, who is who. Я один на один с языком. Чувство языка обостряется. Ты осторожнее, внимательнее, проверяешь себя несколько раз, чаще пользуешься словарем" ("Российская газета", 2.10.2009). Влияние чужой среды на творчество проявляется в выборе новых сюжетов и тем, интонаций, стихотворной формы, ритмики и т.д. Степень этого влияния может быть разной – от нуля до абсолюта. Поэту, живущему за рубежом, но не выходящему из своего жилища, смотрящему лишь родное российское телевидение, говорящему лишь по-русски и не задумывающемуся о феномене эмиграции, нечего бояться – его стихи после пересечения государственной границы вряд ли изменятся. Но много ли в реальной жизни таких поэтов? Итак, всё зависит от конкретного человека и от особенностей его духовной организации. Чем больше влияние новой среды и новой ипостаси автора на его творчество, тем больше основания называть поэзию данного автора эмигрантской. Я, кстати, и сам больше позиционирую себя в качестве эмигрантского поэта, хотя пишу на самые разные темы.

К чему все эти мудрённые размышления? Всё очень просто... Время от времени приходится сталкиваться с категорическим неприятием самого существования эмигрантской поэзии, исходящим чаще всего от людей, практического эмигрантского опыта не имеющих. Дескать, поэзия может быть либо хорошей, либо плохой, но никак не "эмигрантской" и "не эмигрантской". Полноте, господа... Попробуйте тогда доказать хотя бы самим себе, что духовная жизнь поэта не зависит от его местожительства!

Кстати, слово "эмиграция" я тут употребляю в самом широком смысле. Понятно, что между человеком, уехавшим в 1918 году из Крыма на последнем пароходе, и современным стажером иностранного университета есть, как говорится, две большие разницы. Когда-то, во времена Даля, эмигрантами называли "выходцев на чужбину, в новое отечество по политическим причинам". Но уже в словаре Ожегова эмигрант – это всего-навсего человек, который находится в эмиграции, безо всякой политической подоплеки. Как я уже говорил, современные российские власти предпочитают слову "эмигрант" громоздкое казенное словосочетание "соотечественники за рубежом". Но в реальной жизни русской диаспоры слово "эмигрант" употребляется гораздо чаще, чем этот канцеляризм. Всё проще простого, эмигрант – это человек, который эмигрировал, "уехал" из страны. Причём по любой причине – работа, учёба, брак и т.д. Поэтами-эмигрантами я называю всех тех авторов, кто хотя бы в малейшей степени осознаёт своё "эмигрантство", хотя бы вскользь пишет на "эмигрантские" темы и чье разнообразное и разносюжетное творчество хотя бы местами проникнуто эмигрантскими мотивами... Думаю, что в таком понимании поэтами-эмигрантами является большинство русскоязычных поэтов, живущих в ближнем и дальнем зарубежье.

Как бы там ни было, после всех этих размышлений я сразу для себя определил – при проведении своего поэтического фестиваля буду полагаться не на формальные критерии эмиграции и эмигрантских стихов, а на самовосприятие авторов, позиционирующих своё творчество или даже его небольшую часть как эмигрантское. В дополнение к этому, я решил предложить участвовать в конкурсе и тем русскоязычным жителям стран "ближнего зарубежья", которые хотя и никуда не эмигрировали, однако, после распада СССР, остро ощущают свою оторванность от России.

Таким образом, выкристаллизовалась идея взять из необъятного моря многотемной русскоязычной зарубежной поэзии всего лишь несколько капель, проникнутых, так сказать, эмигрантским духом. Конкурс должен быть не "социальным" и не "классовым", а тематическим. Думаю, тут уместно привести следующий пример. Творчество Марины Цветаевой невозможно свести к одной лишь эмигрантской поэзии. Но за годы своего проживания за рубежом она написала немало замечательных стихов, которые по праву можно назвать "эмигрантскими". Именно о подобных стихах, подобной теме в творчестве наших зарубежных соотечественников я и думал.

После этого я провёл небольшую "инвентаризацию" – по разным мыслимым и немыслимым источникам составил небольшую "Географию современной русской поэзии за рубежом" – списки русскоязычных поэтов, живущих в разных странах мира. Эта география мне убедительно показала, что потенциальных участников эмигрантского поэтического конкурса более чем достаточно. Заодно я перечитал стихи поэтов первых волн эмиграции и массу статей об эмигрантской поэзии. Все эти материалы можно найти на сайте "Эмигрантская лира".

Всего в отборочном туре "Эмигрантской лиры-2009" приняли участие 129 человек из 20 стран мира (в том числе 99 человек по "эмигрантским" номинациям и 30 человек по номинации "Неоставленная страна"). Фамилии победителей первого этапа были объявлены 28 мая.

В финал "Эмигрантской лиры-2009" вышли очень достойные и интересные авторы. В списке финалистов по основным, эмигрантским номинациям, оказалось 15 человек: Ирина Акс, Рита Бальмина и Юрий Бердан (все из США), Ося Гамбургский (Германия), Танда Луговская (Украина), Анна Людвиг (Германия-Австрия), Лада Миллер (Канада), Лариса Подаваленко (Нидерланды), Наталья Резник (США), Людмила Свирская (Чехия), Алена Тайх (Германия), Владимир Френкель (Израиль), Сергей Шелковый (Украина), Михаил Этельзон (США) и Михаил Юдовский (Германия).

В номинации "Неоставленная страна" в финал вышли российские поэты Наталья Богатова, Олег Горшков, Светлана Кекова, Ольга Кузнецова, Владимир Лавров, Наталья Малинина, Илья Рубинштейн и Александр Смогул, а также Мастер Евгений из Украины.

Тем временем, мне удалось собрать в финальное жюри довольно мощную команду из поэтов-эмигрантов Бахыта Кенжеева (Канада-США), Алексея Цветкова (США) и Даниила Чкония (Германия). В жюри вошли также известный киевский поэт Александр Кабанов и российские поэты Олеся Николаева и Евгений Бунимович (последний, к сожалению, приехать на фестиваль не смог). В качестве организатора турнира вошёл в финальное жюри и я. Не могу удержаться от соблазна рассказать любопытный эпизод. Первым делом я предложил войти в финальное жюри Б.Кенжееву.

В августе 2009 г. при содействии Фонда содействия развитию культуры, науки и образования "Новое тысячелетие" (президент – Умут Кемельбекова) был издан сборник стихов финалистов и членов жюри – "Эмигрантская лира" (Поэтический сборник "Эмигрантская лира" можно заказать по адресу emlira2009@hotmail.com). Чтобы никого не обижать, приведу по несколько строчек из стихов каждого финалиста. Представлю финалистов-эмигрантов:

"Ты там одичал изрядно и набрался дурных манер! А мы тут неплохо устроены, каждый – на свой манер. Вот мама-утка, к примеру, минувшей зимой была главным украшением Рождественского стола!" (И.Акс).

"Целуй мне ладони мозолистых рук, дорогой, Они огрубели, шершавой коростой покрыты. На улице Алленби сделалась бабой-ягой Среди мастеров безработных твоя Маргарита" (Р.Бальмина).

"Три раны, что вовек не залечу, Три родины, три горести, три счастья... Душой, располосованной на части, За это я всю жизнь свою плачу"

(Ю.Бердан).

"Обожал я измученных женщин И мента с паровозным свистком. Но уехал, чтоб стало там меньше Ну хотя бы одним дураком!"

(О.Гамбургский).

"Одесса рифмуется с детством, десной воспаленной, И лесом, которого нет, и букетом пролесков зеленым, И водной завесой – разбившейся в брызги волной, А то интересом – и жаром под блузкой льняной..." (Т.Луговская).

"Прости, мой Кельн, никто не виноват, ты дал, что мог... ты вечно будешь Другом ! Возлюбленным остался Ленинград" (А.Людвиг).

"Не понять – где радость, а где злость. Отобрав надежду без остатка, Жизнь проходит. Мимо или сквозь – Все одно – мучительно и сладко" (Л.Миллер).

"Эти крылья вот-вот позабудут про тяжесть земли, Эти губы уже обретают желанные звуки – Мы тоскуем по родине – мы обреченно вдали, И небесная кисть обронила тяжелые руки..." (Л.Подаваленко).

"Знаю: до последнего вздоха, До последнего всхлипа мне, Привередливой, будет плохо В этой самой лучшей стране. За дешевый компотец в жилах Неподъемную дань плачу: Эту – я полюбить не в силах. И другой – уже не хочу" (Н.Резник).

"Не ирония, не насмешка: То ли русская, то ли чешка? Здесь, в чужом раю, Свою жизнь леплю: И борщи варю, И тебя люблю" (Л.Свирская).

"Ах ты, Гретхен, мещаночка... Перестук каблуков. Невысокая планочка Золотых облаков, Карабасбарабасовый Черепичный раек... Здравствуй, бурше, мой ласковый, Заходи на чаек" (А.Тайх).

"Тут застоялось время, а нам его не хватает, Но взять взаймы невозможно, чего уже больше нет. И в дом не войти обратно, и дым незаметно тает, И сладок не дым окраин, а их уходящий свет" (В.Френкель).

"Сугроб да погост – гробовая страна, которую с плеч не снимаю, то в голос кляну – ни покрышки, ни дна! – то вновь, до любви, понимаю..." (С.Шелковый).

"Ты приедешь к ним ошарашен, прочитаешь о нас стишок, и про дочек моих расскажешь: настоящих америкашек, не умеющих "read in Russian" – не читающих этих строк" (М.Этельзон).

"Ей пятьдесят. Она живет одна В чужой стране, с которой не сроднилась, Но сблизилась. Ей здесь даны как милость Хороший сон, покой и тишина, Способные порой свести с ума" (М.Юдовский).

 

Теперь представлю авторов-финалистов в номинации "Неоставленная страна".

"И лишь одно у Господа спроси я: Простишь кого? – Грехов-то много ить, Услышу: Виноватая Россия, Но больше-то и некого любить" (Н.Богатова).

"Плещет олово слов, в горле плавится, как в реторте, чей закон кривизны и алхимику мартобрю не исчислить вовек, сколько б он ни мешал эпохи, лаки, лики времен, ни месил их поющих глин" (О.Горшков).

"Ты засмолишь ковчег, как Ной, и встанешь в полный рост, а в небе над моей страной – лишь очереди звезд..." (С.Кекова).

"Покорить – охладеть, забыть, Поиграть и наутро – бросить. Я пришла не царить – любить Вековых переулков проседь" (О.Кузнецова).

"На развалинах церкви цвело твое детство, ощущая все время тепло от соседства всепрощающей странницы – лебеды" (В.Лавров).

"От этого родства – куда нам деться? ....Кисельны берега парного детства, Где сад глядит в окно – Морозно-белый... Где жар над утюгом... Где мама пела" (Н.Малинина).

"...Ну, а я, удивляясь порою Долгой жизни, прекрасной и странной, Не спешу – расставаться с землею Нэзалэжной, но – обетованной..." (Е.Мастер).

"Но только ведь мне и в погром не рвануть напролом От рощи под Курском, где встретил виском разрывной Исайка-сержант, с под Бердичева, – дедушка мой... Такой вот по жизни облом у меня и шалом..." (И.Рубинштейн).

"Чаша России не выпита мной до дна. Но кому до дна удалось эту чашу испить?" (А.Смогул).

Наконец, через пять лет после зарождения идеи, 18-20 сентября 2009 г. в столице Европы Брюсселе (Бельгия), в здании Российского центра науки и культуры состоялся Международный поэтический фестиваль "Эмигрантская лира".

На открытый финал одноимённого поэтического конкурса приехали Акс Ирина (США), Бердан Юрий (США), Гамбургский Ося (Германия), Людвиг Анна (Германия-Австрия), Миллер Лада (Канада), Подаваленко Лариса (Нидерланды), Резник Наталья (США), Свирская Людмила (Чехия), Шелковый Сергей (Украина), Этельзон Михаил (США), Юдовский Михаил (Германия), Горшков Олег (Россия) и Рубинштейн Илья (Россия). Как видно из списка, в номинации "Неоставленная страна" из 9 финалистов до Брюсселя добрались лишь двое. Остальные по разным причинам (преимущественно финансовым) приехать не смогли. В эмигрантских номинациях из 15 финалистов приехали 11. Кстати, из пяти финалистов-американцев в Бельгию прибыли четверо (в последний момент из-за болезни матери сообщила о своём неприезде Рита Бальмина).

Вечером 18 сентября состоялось официальное открытие "Эмигрантской лиры". Мне хотелось, чтобы церемония прошла в раскованной неформальной обстановке. В принципе, так она и прошла. Сначала, под звуки гитарных импровизаций Владимира Водолея, начался вернисаж моего хорошего друга, бельгийского художника русского происхождения Бориса Мещерского (из рода князей Мещерских, по легенде восходящего к самому Чингисхану). По моей просьбе, специально к открытию фестиваля Борис написал картину "Эмигрантская лира".

К слову сказать, в целом отношение российского посольства в Бельгии к моему проекту было положительным – мне предоставили помещение, оказали небольшую материальную поддержку для приобретения призов и подготовки фуршетов, помогли перевезти из Москвы тираж книги и т.д.

На следующий день, 19 сентября, член жюри поэт Д.Чкония, одновременно являющийся профессиональным гидом, провёл для гостей фестиваля небольшую пешеходную экскурсию по старому центру Брюсселя. А в 14 часов в концертном зале российского культурного центра начался открытый финал конкурса. Перед строгим жюри и взыскательной публикой каждый из финалистов-эмигрантов читал три стихотворения – по одному из каждой номинации. Два благополучно добравшиеся до Брюсселя финалиста "Неоставленной страны" прочитали по два стихотворения. Вела программу моя верная спутница, жена Оксана.

После этого жюри удалилось на совещание. Обсуждение было довольно коротким. По "школьной" пятибалльной системе все финалисты оценивались одновременно за поэтическое мастерство, качество выступления и "раскрытие темы". Споров практически не было.

Победителем Международного поэтического конкурса "Эмигрантская лира-2009" в эмигрантских номинациях и обладателем главного приза фестиваля – "Золотой Манекен Пис" стал Этельзон Михаил из США:



Ты уедешь домой – в Россию

В. Карбаинову

Ты уедешь в свою Россию, что когда-то была моей.
Плёнки в камере, море снимков... Покажи их жене и сыну:
небоскрёбную, магазинную – Вавилонию наших дней.

Что ты понял в пятнадцать суток, если я за пятнадцать лет
не уверен, что понял сути двух веков, миллионов судеб,
осуждённых её и судей, ставших прахом, идущих вслед.

Ellis Island... Ты был задумчив... Это странники разных стран –
кто от Гитлера, кто от Дуче – веря в Бога, свободу, случай,
веря – Там будет детям лучше, уплывали за океан.

Ты подавлен Нью-Йорка высью... Это беженцы всей земли –
от погромов, печей и виселиц – через голод и годы выжили
и построили здесь немыслимое – до небес себя возвели.

Позабыты у вас материи: материк, эмигрантский хлеб...
А Россия была Америкой: неуверенной и затерянной,
необузданной и немереной – Эмигранией прошлых лет.

Ты поведай о старом друге: политехник, мол, –полиглот,
и напой под гитары звуки про студенчества смех и ругань –
жизнь припевом пойдёт по кругу, сын услышит и подпоёт.

Ты приедешь к ним ошарашен, прочитаешь о нас стишок,
и про дочек моих расскажешь: настоящих америкашек,
не умеющих "read in Russian" – не читающих этих строк.

 
Второй приз фестиваля "Серебрянный Манекен Пис" стал достоянием Акс Ирины (США):


Эпилог

А однажды ранней весною Белый Лебедь вернулся туда,
где покосились курятники на берегу пруда
и пронзительно зеленели крапива и лебеда.

Его не сразу, но вспомнили на родном его птичьем дворе
и старый кот у забора, и старый пес в конуре.

Сестры-утки и братья-селезни отворачивались, ворча:
"Уродец-то наш отъелся на заморских харчах!"
Потом спросили: "Ну что, от тоски по дому зачах?

Ты там одичал изрядно и набрался дурных манер!
А мы тут неплохо устроены, каждый – на свой манер.
Вот мама-утка, к примеру, минувшей зимой была
главным украшением Рождественского стола!"

Он взлетел.
Hемного помедлил, над отчим домом паря,
выдохнул полной грудью сладкий воздух родных широт
и успел напоследок услышать: Смотрите-смотрите! Кря-кря!
Там, высоко в поднебесье –
это что еще
за урод?

 
Третий приз фестиваля "Бронзовый Манекен Пис" уехал на Украину к Сергею Шелковому:

В Москве хохол, а в неньке-Украине
нездешний псалмопевец и москаль,
аз есмь! Аз на крыле еще доныне,
не лизоблюд, не трезвенник, не враль.

Дух дышит, где захочет: в гиблом поле
и в напрочь обесчещенной стране.
Как истина в вине, живёт он в соли
на самом вязком и нечистом дне.

В Европе варвар, на Руси – ненужный
старатель слов и толкователь снов,
я редкий ныне – ибо не бездушный
и не безгласный – из её сынов.

Я тот, кто смеет настоять на праве
любви к своей расхристанной стране –
пусть вопреки недоброй нашей славе
и злой молве, язвящей нас извне.

Ведь Дух живет, где хочет: Достоевский
из петербургских сернокислых зим
окликнут Джотто-флорентийца фреской.
И лишь до третьей крови тон мой резкий
в закланье отдан дням глухонемым.

 

В номинации "Неоставленная страна" лауреатами-победителями (и обладателями Манекен Писов) были объявлены оба приехавшие в Брюссель финалиста из России – Горшков Олег и Рубинштейн Илья.

Приз бельгийских зрителей получил Юдовский Михаил (Германия).

Специальные призы фестиваля получили:

"За оригинальность в раскрытии темы о родных географических, исторических и культурно-языковых корнях"Бердан Юрий (США),

"За оригинальность в раскрытии темы о стране нынешнего проживания"Гамбургский Ося (Германия) (на поверку оказавшийся вымышленным персонажем, состоящим из четырёх разных авторов – Подаваленко Лариса, Резник Наталья, Рубина Марина и Циттель Василий),

"За оригинальность в раскрытии темы об эмиграции, ностальгии и оторванности от культурно-языковых корней"Свирская Людмила (Чехия).

Множество призов было учреждено и вручено гостями фестиваля – Еленой Лапиной-Балк из Финляндии (от поэтического альманаха "Под небом единым"), членом отборочного жюри Татьяной Юфит (Великобритания) и Кариной Бахмутской из Германии.

Все участники открытого финала получили соответствующие сертификаты и, естественно, авторские экземпляры книги "Эмигрантская лира". Про последовавший фуршет долго говорить не буду – был фуршет.

Утром 20 сентября состоялась небольшая дискуссия об эмигрантской поэзии, которая, как и положено дискуссии, всего лишь обозначила тему, но ничего конкретного не решила. Это был своего рода "выброс пара" после вчерашней поэтической баталии. Гораздо с большим успехом прошло чтение членами жюри своих стихов. Один за другим к микрофону подходили мудрый и по-восточному рассудительный казахско-русско-канадско-американский акын Б.Кенжеев, серьёзный и медитативный экспериментатор А.Цветков (на слух отсутствие заглавных букв и знаков препинания не ощущалось!), ироничный и парадоксальный А.Кабанов, излучающая выдержанную на христианстве энергетику харизматичная О.Николаева, лаконичный и сдержанный лирик-философ Д.Чкония... Прослушав все прозвучавшие на фестивале стихи, я не мог отделаться от ощущения, что передо мной только что промелькнул собирательный образ русской современной поэзии...

В 14 часов того же дня во дворике Русско-бельгийского культурного клуба (президент – Вера Кёниг) состоялся поэтический слэм. Этому действу я в своё время дал такое шутливое определение: "Слэм – это не академический поэтический вечер, а шоу, своего рода небольшое поэтическое хулиганство, заключающееся в попытках поэтов завести публику не столько своими стихами, сколько манерой их прочтения. Это не базар и не карнавал, а всего лишь иная, альтернативная форма представления поэзии". Слэм гостям фестиваля очень понравился. Читать разрешалось только собственные специально к слэму написанные стихи на русском языке. Каждому участнику давалось по три минуты, причём в каждом стихе должны были прозвучать слова "Эмигрантская лира". Членами жюри были все присутствующие. Победителем поэтического слэма стала искромётная Карина Бахмутская из Германии. Второе и третье места заняли соответственно Ю.Бердан и М.Этельзон. С большинством слэмовских нетленок можно ознакомиться на сайте конкурса. Кстати, раз уж я упомянул Веру Кёниг – она и её "соратники" из Русско-бельгийского культурного клуба очень мне помогли в организации фестиваля. Спасибо, Вера!

Наконец, вечером 20 сентября состоялся концерт Вадима Пьянкова, русского автора-исполнителя, постоянно живущего в Париже. После этого "Эмигрантская лира-2009" была объявлена закрытой. Подводить итоги и осмысливать происшедшее событие – не мне... На очереди – "Эмигрантская лира-2010"!

Но это будет уже Всемирный фестиваль эмигрантской поэзии с русской, английской, французской и иными секциями.

Версия для печати