Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2009, 61

Сын России, пасынок Англии

К 80-летию со дня смерти А. Бродского

Торонто

Адольф Давидович Бродский вошел в историю музыки как первый исполнитель и популяризатор скрипичного концерта П.И.Чайковского. Двух музыкантов связывала многолетняя дружба, нашедшая отражение в их переписке и личных встречах. Но если биография прославленного композитора изучена с достаточной скрупулезностью, то о жизни Бродского известно гораздо меньше, и количество публикаций о нем до обидного мало1.

Он родился в Таганроге в 1851 г. Его родители не имели никакого музыкального образования, однако у матери был приятный голос, и она хорошо пела. Отец обладал отличным слухом и всегда настраивал скрипку маленькому Адольфу. Когда мальчику ещё не было пяти лет, он уже играл по слуху простейшие мелодии на игрушечной скрипке, подаренной ему отцом. Его первым учителем был военный музыкант из духового оркестра, который играл и на скрипке.

После смерти матери в 1857 г. семья перебралась в Херсон. Поскольку в городе не было хорошего преподавателя, отец отвёз мальчика в Одессу, где он стал учиться у концертмейстера оперного театра и жить в его доме. Несмотря на то, что преподаватель страдал "русским недугом" – тяжёлыми запоями, во время которых занятия, естественно, прерывались, ребёнок делал заметные успехи. В 1860 г. учитель устроил концерт Адольфа в зале оперного театра. Концерт прошел успешно, и, хотя весь доход от него был пропит организатором, это первое публичное выступление оказало большое влияние на дальнейшую судьбу ребёнка. После концерта богатые одесситы-евреи собрали деньги, необходимые для продолжения музыкального образования юного скрипача, и вскоре в сопровождении отца мальчик поехал в Вену. По дороге в австрийскую столицу Бродские сделали остановку в Берлине, где композитор Д.Мейербер, услышав игру десятилетнего скрипача, дал ему хвалебное рекомендательное письмо2.

В Вене Адольф без труда поступил в местную консерваторию, в класс прославленного скрипача и директора этого учебного заведения Й.Хельмесбергера. Последний быстро оценил незаурядный талант своего нового студента и всячески поддерживал его. По окончании консерватории в 1866 г. Адольф становится участником квартета Хельмесбергера и много выступает с ним. В 1868 г. молодой скрипач получил место солиста и скрипача Венского придворного оркестра, пройдя отборочный конкурс среди тридцати соискателей. В это же время Адольф стал давать частные уроки и добился финансовой независимости. Через два года, в 1870 г., он возвратился в Россию и начал жизнь концертирующего музыканта. Скрипач выступал в Одессе, Херсоне, Крыму, Закавказье, во многих городах Украины. Во время одной такой поездки состоялось его знакомство с Николаем Рубинштейном, дружбу с которым Бродский сохранил до смерти прославленного музыканта в 1881 г.

После кончины профессора Московской консерватории Ф.Лауба, А.Бродский сменил его в качестве преподавателя по классу скрипки и оставался на этом посту четыре года. Как многие скрипачи, Адольф не избежал "дирижёрской лихорадки" – в течение двух лет, с 1879 по 1881 г., он был дирижёром симфонического оркестра в Киеве. В это время произошло важное событие в личной жизни музыканта – 13 мая 1880 г. он женился на Анне Скадовской. Адольф был знаком со своей будущей женой с ранней юности, часто бывал и играл в её доме. Анна была дочерью крупного помещика, получила прекрасное домашнее образование и окончила гимназию. Под влиянием идей народничества молодая девушка вместе с сестрой Ольгой организовала на собственные средства сельскую школу для крестьянских детей и с увлечением преподавала в ней несколько лет. Поскольку получение высшего образования для женщин в России было тогда практически невозможно, Анна уехала в Париж, где слушала университетский курс лекций по естественным наукам. Выйдя замуж, она посвятила себя целиком семье и карьере мужа; в ее лице Адольф обрёл любящую жену, преданного друга и умную советчицу.

Зимой 1880 г. Бродский уехал в Париж, надеясь дать несколько сольных концертов и выступить с парижскими оркестрами. Здесь он знакомится с К.Сен-Сансом, который стремится помочь молодому музыканту. Вдвоём они играют в домах богатых меценатов, влиятельных музыкантов и импрессарио. Интересно, что на одном из таких домашних вечеров музыканты исполнили никому не известный здесь скрипичный Концерт П.И.Чайковского, сочиненный им в 1878 г. Несмотря на все усилия Сен-Санса и Бродского, скрипачу так и не удалось получить приглашение выступить с сольным концертом.

В 1881 г. Бродские отправились в Вену,где скрипач хотел познакомить с новым произведением Чайковского взыскательную австрийскую публику. Здесь он нашёл союзника в лице своего старшего соученика по Венской консерватории, а ныне дирижёра Венского оркестра Ганса Рихтера. Несмотря на сопротивление членов Комитета филармонических концертов, Бродскому удалось настоять на включении нового сочинения в программу концертов. В письме Петру Ильичу Чайковскому Бродский так описывал историю своего выступления перед венской публикой со скрипичным Концертом:

"Сыграть этот концерт публично сделалось моей мечтой с той минуты, как я посмотрел его в первый раз. Это было два года тому назад. Несколько раз принимался за него и бросал, потому что лень преодолевала желание достигнуть своей цели. Уж очень много трудностей вы там навалили. В прошлом году, будучи в Париже, я сыграл этот концерт Ларошу3 до того скверно, что он не мог получить надлежащего понятия о концерте, но всё-таки он ему понравился. Эта поездка в Париж, которая была для меня очень неудачной..., придала мне большую энергию (неудачи всегда так на меня действуют, а при удачах я делаюсь слабым) и, вернувшись в Россию, я энергично принялся за ваш концерт. Что за прелесть! – можно его играть без конца и никогда не надоест. Это очень важное условие, чтобы преодолеть трудности. Когда мне показалось, что я его уже достаточно твёрдо знаю, я решился попытать свое счастье в Вене. И тут я прихожу к тому пункту, где могу вам сказать, что не вы мне, а напротив, я вам очень обязан. Только желание познакомиться с новым концертом побудило Ганса Рихтера и вслед за тем оркестр… выслушать мою игру и признать меня достойным для допущения к участию в одном из этих концертов. Правда, что на этой Novitaten-Probe ваш концерт не понравился, после того как я на плечах его благополучно вылез. Но было бы крайней неблагодарностью с моей стороны, если бы я не употребил все усилия, чтобы, в свою очередь, не потащить за собой своего благодетеля. Так мы с ним добрались, наконец, до филармонического концерта. Я должен был довольствоваться только одной репетицией, и то всё время теряли на корректуру печатных нот, которые пестрели ошибками. Господа филармоники решили аккомпанировать все пианиссимо из боязни не наделать какой-нибудь громкой беды, отчего сочинение, требующее тонких оттенков также в аккомпанементе, как и в соло, несколько потеряло. Рихтер хотел было кое-что сократить, но я на это не согласился".4

Премьера состоялась 4 декабря, оркестром дирижировал Г.Рихтер. Вспоминает Анна Бродская:

"Наконец, подошло время концерта. Я сидела в первом ряду вместе с подругой, которая была возбуждена не менее моего. Бродский появился перед оркестром, готовый начать играть, и в это время в моей голове вновь пронеслись все предупреждения наших друзей относительно местной публики. Я испугалась сложности стоящей перед ним задачи. Глядя на сотни людей, заполнивших зал, я поняла, какое это дерзкое намерение – сыграть такой исключительно трудный Концерт в первый раз перед такой аудиторией, и мое сердце забилось учащенно. Я вся превратилась во внимание. В первых тактах скрипичной партии чувствовалось, что Адольф слегка волнуется, но затем музыка, которую он так любил, полностью завладела им, и он забыл обо всем на свете. Скрипач старался показать все, на что он способен; его исполнение уносило слушателей в лучший мир, где не было места вражде и мелочным чувствам, и где царило чистое искусство.

Я никогда не видела более внимательной аудитории; в зале была поразительная тишина во время исполнения... После финала восторженные аплодисменты заполнили зал. Пожалуй, это вывело из терпения консервативную часть публики, и в течении следующих секунд мы слышали вместе в аплодисментами явственное шиканье, но в целом это был несомненный успех. Многие слушатели встали со своих мест и кричали "браво", и оппозиция оказалась в явном меньшинстве. Бродский выходил с поклонами снова и снова, выражая свою признательность возбужденной аудитории".5

Отзывы венской прессы о Концерте оказались, однако, неодобрительными. Наиболее уничтожающая рецензия принадлежала перу законодателя музыкальных вкусов столицы, талантливому критику Э.Ганслику. Он, в частности, писал:

"Скрипачу А.Бродскому дали плохой совет выступить с этим концертом перед венской публикой. Русский композитор Чайковский, конечно, необычный талант, но форсированный, производящий неудобовкушаемые, безразборные, безвкусные вещи. Все, что мне из них известно…, есть странная смесь оригинальности и грубости, счастливых мыслей и безотрадной утончённости. Таков же его новейший, длинный, претенциозный скрипичный концерт. Некоторое время он течет музыкально и не без вдохновения, но грубость скоро врывается и не покидает первой части до конца. Скрипка уже не играет, но скребёт, дерёт, ревёт. Можно ли вообще чисто передать эти страшные трудности, не знаю; но, конечно, г. Бродский, пробуя воспроизвести их, замучил нас не менее, чем самого себя. Адажио, со своей мягкой славянской тоской, снова нас примиряет, покоряет, но оно скоро кончается, уступая место финалу, который нас переносит в грубое мрачное веселье русского церковного престольного праздника. Мы видим ясно дикие, пошлые рожи, слышим грубые ругательства и обоняем сивуху. Фридрих Фишер однажды, говоря о чувственной живописи, выразился, что бывают картины, которые "видишь, как воняют". Скрипичный концерт Чайковского приводит нас в первый раз к ужасной мысли – не бывают ли и музыкальные пьесы, которые “слышишь, как воняют”"6.

Чайковский был глубоко уязвлён этой рецензией и в то же время испытывал чувство глубокой благодарности к исполнителю. Так, в письме своему издателю П.И.Юргенсону Петр Ильич писал:

"Вот в чём дело: если ты знаешь адрес Бродского, пожалуйста, напиши ему, что я "глубоко тронут" тем мужеством, которое он выказал, взявшись перед предубеждённой публикой играть вещь столь трудную и, по-видимому, неблагодарную. Когда Котек7, мой ближайший друг, струсил и малодушно отменил свое намерение познакомить Петербург с моим концертом…, когда Ауэр8, которому концерт посвящён, делает мне неприятности, как не быть тронутым и благодарным милому Бродскому, терпящему теперь из-за меня ругательства венских газет".9

В знак признательности к скрипачу композитор изменил посвящение Концерта – во всех его изданиях, начиная со второго, вместо имени Ауэра стоит имя Бродского.

Несмотря на критику венской премьеры, Бродский получил приглашения исполнить Концерт во многих городах Германии и Австрии. Весной 1882 г. он впервые исполнил его в Лондоне, а в августе этого же года – в Москве. Через несколько лет скрипач получил портрет композитора со следующей дарственной надписью: "Воссоздателю концерта, признанного неисполнимым, от благодарного Петра Чайковского".10

Лучший критик – время – расставило всё по своим местам. Концерт уже давно вошёл в обязательный репертуар всех концертирующих скрипачей; количество его записей на пластинки и компакт-диски измеряется сотнями и каждый год продолжает увеличиваться.

Из Москвы Бродский отправился в Германию, в Лейпциг. Цель поездки – дать концерт в прославленном зале Гевандхауз, где в течение последних двухсот лет выступали почти все выдающиеся европейские исполнители и композиторы. Несмотря на уже завоеванную известность, Бродский должен был подтвердить свой "класс" перед членами Комитета Гевандхауза, для которых он исполнил популярный Концерт Мендельсона. Получив одобрение Комитета, скрипач избрал для своего лейпцигского дебюта Концерт Баха ля минор, как дань уважения композитору, жившему и умершему в этом городе, и первую часть столь любимого им Концерта Чайковского.

Выступление было настолько успешным, что уже на следующий день Бродский получил приглашение стать профессором Лейпцигской консерватории и принял его.

В Лейпциге Бродский воплотил в жизнь свою давнюю мечту и организовал струнный квартет. В первом концерте квартета, состоявшемся 6 февраля 1884 г., принял участие Й.Брамс, который, в ответ на приглашение Бродского, отправил ему открытку с лаконичным ответом: "Да, с удовольствием. Й.Брамс".11 В этом концерте были исполнены один из квартетов Гайдна, Соната для скрипки и фортепиано соль мажор, Ор. 78 Брамса и Квартет Бетховена до диез минор, Ор. 131. Во время исполнения Сонаты Бродским и Брамсом последний сказал шёпотом ученику Бродского О.Новачеку, переворачивавшему страницы: "Как чудесно он играет, не правда ли?"12

В течение нескольких последующих лет квартет Бродского выступал в Гевандхаузе с ежегодной серией концертов, которые привлекали слушателей из многих европейских городов. Как всегда, Бродский включал в программы своих квартетных концертов сочинения, не знакомые местной аудитории. Так, в концерте 17 ноября 1888 г. впервые в Лейпциге прозвучал третий струнный Квартет П.И.Чайковского Ор. 30, а в концерте 11 апреля 1891 г. состоялась премьера струнного Квинтета Й.Брамса Ор. 111. В сезоне 1890 г. музыканты впервые исполнили Квинтет К.Синдинга13.

К лейпцигскому периоду относится знакомство Бродского, переросшее в многолетнюю дружбу, с такими музыкантами, как Г.фон Бюлов14, супруги Григи, К.Синдинг, Ф.Бузони15.

Бюлов настолько высоко ценил Бродского и его квартет, что в первый же год существования последнего выразил желание выступить с ним безвозмездно. Этот концерт состоялся 17 декабря 1884 г.; Бюлов с квартетом Бродского исполнили Квинтет Й.Раффа16, после чего сыграл его же фортепианную сонату. Бродский не остался в долгу перед Бюловым. Организовав в 1888 г. симфонический оркестр в Гамбурге, Бюлов в течение долгого времени не мог найти концертмейстера. Узнав об этом, Бродский предложил свои услуги и в течение всей зимы ездил из Лейпцига в Гамбург на все репетиции и концерты оркестра. В одном из концертов Бродский выступил в трёх ипостасях: как концертмейстер, солист и дирижёр (во время исполнения Бюловым Концерта Брамса). По окончании сезона оркестранты преподнесли Бродскому коробку сигар с надписью: "Нашему почётному гостю, профессору Адольфу Бродскому на добрую память о сезоне 1888-89 гг., от музыкантов Гамбургского Нового Филармонического оркестра, руководимого д-ром Гансом фон Бюловым. Апрель 1889 г.".17

Бродский успешно сочетал интенсивную концертную деятельность с преподаванием в консерватории. Среди его учеников были Г.Бекер (в будущем – профессор Лейпцигской консерватории), О.Новачек, Ф.Бербер, А.Фидельман18, Й.Хальворсен19, Э.Робинсон. Некоторые из них (Новачек и Фидельман) жили в доме Бродского по нескольку лет на правах членов семьи и пользовались неизменной любовью Адольфа и его жены, которая заменяла им мать.

Зимой 1887 г. Петр Ильич совершил свое первое концертное турне по Германии в качестве дирижёра. Он прибыл в Лейпциг незадолго до Рождества. Бродский встретил его на вокзале и повёз к себе домой, где стараниями Анны, её сестры Ольги и её сына была устроена ёлка. Чайковский сразу очаровал хозяев дома, и вечер прошел очень весело и непринуждённо. Вот что писал об этом Пётр Ильич брату Модесту:

"Уехал днём в 3 часа в Лейпциг… Меня встретили Бродский и Зилоти… Ужинал у Бродского. У него была ёлка. Жена его и сестра её очаровательные русские бабы, и я всё время удерживался от слёз".20

Следующий визит композитора к Бродскому состоялся 25 декабря, когда в доме скрипача впервые встретились Чайковский, Брамс и Григ. Предоставим слово ещё раз Петру Ильичу:

"На другой день утро прогулял…, а к обеду с Зилоти пошёл к Бродскому. У него была репетиция нового трио Брамса, и сам Брамс, красный, несносный, небольшой полный человек, обошелся со мной ласково… Был ещё очаровательный симпатичный Григ…".21

В каждый свой последующий приезд в Лейпциг Чайковский бывал у Бродских, в доме которых он неизменно находил понимание, любовь и заботу.

В октябре-ноябре 1889 г. по приглашению Чайковского Квартет Бродского гастролировал в Москве, где дал несколько концертов в рамках программ Русского музыкального общества. Бродский выступил и в качестве солиста – 28 октября он исполнил скрипичный Концерт Чайковского с оркестром под управлением автора.

Частыми гостями Бродских в Лейпциге были Эдвард и Нина Григи. Во время одной из встреч Григ принес с собой рукопись Сонаты № 3, Ор. 45 для скрипки и фортепиано. Композитор был неудовлетворен своим сочинением и хотел сыграть его с Бродским. Произведение настолько понравилось скрипачу, что он использовал всё свое красноречие для того, чтобы убедить Грига исполнить его публично. Лейпцигская премьера состоялась в зале Гевандхауз 10 декабря 1887 г. и прошла с большим успехом. Через 10 лет, будучи в гостях у Бродского в Манчестере, Григ преподнёс ему рукопись скрипичной партии сонаты с дарственной надписью. В 1906 г. Бродский с женой, племянницей и двумя учениками, по приглашению Григов, провели три дня в Бергене и в доме композитора в Трольхаугене. Узнав о неожиданной смерти великого норвежца 4 сентября 1907 г., Бродский немедленно отплыл в Берген и играл на похоронах своего друга.

Говоря о норвежских связях скрипача, стоит упомянуть о том, что в 1891 г. парламент этой страны наградил его орденом Святого Олафа за пропаганду норвежской музыки.

В 1890 г. Бродский с женой и учеником А.Фидельманом отплыли в Нью-Йорк, где Адольф занял пост концертмейстера Нью-Йоркского симфонического оркестра, руководимого В.Дамрошем22. Америка разочаровала Бродского. Много лет спустя его жена Анна писала:

"Он скоро понял, что деньги – это всё в Америке, что они – всеобщий центр притяжения. Талант музыканта измеряется здесь заработанными им деньгами, а настоящая любовь к искусству – редкость… Неблагоприятное впечатление производили на него и концерты, в которых он участвовал: количество здесь всегда преобладало над качеством".23

Бродского не удовлетворяли программы концертов; он находил слишком изнурительными ежегодные марафонские гастрольные поездки оркестра по США и Канаде. Пожалуй, наибольшее удовлетворение приносила ему игра в организованном им и здесь струнном квартете, который быстро завоевал своих, хотя и немногочисленных, но верных почитателей.

Отношения Бродского с Дамрошем были далеко не безоблачными. Скрипач защищал права музыкантов и настаивал на строгом выполнении заключённых с ними контрактов, тогда как Дамрош зачастую их нарушал. На почве одного из таких "трудовых" конфликтов Бродский покинул оркестр и вернулся в Германию в 1895 г. Вскоре после этого он получил приглашение из Манчестера от сэра Чарлза Халле24 занять пост концертмейстера в его оркестре и профессора в местном Королевском музыкальном колледже. Почти одновременно Бродскому предложили пост профессора консерватории Петербурга, Берлина и Кельна. Несмотря на сомнения и опасения Анны, Адольф отдал предпочтение Англии, и семья переехала в Манчестер.

В конце 1895 г. Халле умер, и Бродский заменил его в качестве директора Королевского музыкального колледжа, оставаясь на этом посту до своей смерти в 1929 г.

При Бродском колледж стал одним из лучших музыкальных учебных заведений Англии. Благодаря его стараниям, здесь в разные годы преподавали такие замечательные музыканты, как В.Бакхауз25, Э.Петри26, К.Фукс27 и бывший ученик Бродского А.Катералл28. Сам Бродский успешно совмещал директорство с преподаванием и был профессором по классу скрипки на протяжении более 30 лет. Его учениками, помимо уже упомянутого А. Катералла, были А.Маасков, Ф.Пехт, Л.Конторович, А.Баркер и Н.Блиндер29. Последний впоследствии стал учителем И.Стерна; таким образом, Бродский был "музыкальным дедушкой" выдающегося американского скрипача.

Во многом благодаря авторитету Бродского, Королевский музыкальный колледж привлекал студентов не только из Англии, но также из многих европейских стран и даже из Америки. В знак признания выдающегося вклада скрипача в музыкальную жизнь Манчестера, университет города уже в 1902 г. удостоил его почётной степени доктора музыки.

В 1899 г. дирижёром Халле-оркестра стал старый знакомый Адольфа по Вене Г.Рихтер, который оставался на этом посту до 1911 г. В это время между Бродским, оркестром и дирижёром установились тесные творческие контакты. Многие скрипачи, игравшие в оркестре, были выпускниками класса Бродского. Сам Адольф регулярно выступал с оркестром в качестве солиста. Так, 4 декабря 1902 г. он исполнил концерт Чайковского в ознаменование годовщины его премьеры в Вене; как и во время первого исполнения, за дирижёрским пультом был Г.Рихтер.

Часто выступал Бродский и как исполнитель камерной музыки вместе с такими выдающимися музыкантами, как ученик Листа А.Фридгейм и Ф.Бузони.

Пожалуй, самым любимым детищем Бродского в Манчестере был созданный им квартет, в котором, наряду с самим скрипачом, участвовали в довоенные годы Р.Бриггс, С.Спилман и К.Фукс. Концерты квартета привлекали многочисленных слушателей и широко освещались в печати. Помимо регулярных концертов в Манчестере, он гастролировал во многих английских городах и в Европе. Европейские гастроли включали Германию, Голландию, Италию и Россию, где музыканты выступали в Мовкве в "концертах Зилоти" в сезоне 1909-1910 гг.

Тесное творческое содружество связывало квартет Бродского с выдающимся английским композитором Э.Элгаром. Струнный Квартет Ор. 83 был написан им специально для квартета Бродского и посвящен этому коллективу. Сам Бродский был одним из лучших интерпретаторов скрипичного концерта Элгара, сочинённого в 1909 – 1910 гг., и неоднократно исполнял его в Англии и за её пределами. Так, 5 января 1914 г. скрипач впервые сыграл это произведение в Вене. В архиве Бродского сохранилась фотография композитора с его дарственной надписью: "Моим дорогим друзьям А. и А.Бродским – Эдвард Элгар".30

В 1921 г. Бродский прекратил активную концертную деятельность. На прощальном концерте 13 января 1921 г. скрипач исполнил ту же программу, с которой он выступил в Манчестере 25 лет тому назад. Она включала Концерт Баха ля минор, "Меланхолическую серенаду" Чайковского31 и "Вечное движение" Новачека. Музыкальный критик газеты "Манчестер Гардиан" С.Лэнгфорд писал об этом:

"Как немногие музыканты, через всю свою долгую жизнь он сохранил ощущение, что вся она посвящена великим композиторам-классикам и "вечным" компонентам исполнительского искусства. Поэтому он может опустить свой смычок с чувством известного величия и простоты, которые ставят его в один ряд с исполняемыми им композиторами".32

В том же 1921 г. Анна перенесла обширное кровоизлияние в мозг, последствия которого сделали её почти полным инвалидом. Пытаясь скрасить жизнь жены, ограниченную домом и инвалидной коляской, Бродский после напряжённого рабочего дня в колледже проводил ежевечерне многие часы с Анной, читая ей книги и газеты, играя для нее на скрипке, делясь с ней музыкальными новостями и просто выполняя обязанности сиделки. Положение несколько изменилось к лучшему в 1924 г., когда, благодаря настойчивым усилиям Бродского, в Манчестер приехала из России сестра Анны Ольга с сыном. Она взяла на себя все заботы об Анне, и это дало возможность Адольфу в какой-то мере возобновить концертную деятельность. Он снова играет с квартетом, выступает по радио.

В январе 1927 г. семидесятишестилетний Бродский исполнил Концерт Э.Элгара на вечере, посвящённом 70-летию композитора; Халле-оркестром дирижировал сам юбиляр. Вот что писал об этом памятном концерте уже упоминавшийся музыкальный критик газеты "Манчестер Гардиан" С. Лэнгфорд:

"Казалось, что сэр Эдвард Элгар более наслаждается оркестром, чем управляет им; он как бы смаковал удовольствие от слушания музыки, исполненной с любовью и неторопливостью первоклассными музыкантами на прекрасных инструментах. Доктор Бродский проявил свои лучшие качества в исполнении эмоциональных эпизодов произведения, сыграв их с такой глубиной чувства, что вопрос о том, сыграл ли он все бравурные пассажи так же, как это мог бы сделать исполнитель в расцвете творческих сил, казалось, не имел никакого значения".33

Последнее выступление Бродского с его квартетом было за пять недель до его смерти, наступившей 22 января 1929 г. Через несколько дней состоялся очередной концерт Халле-оркестра под управлением сэра Г.Харти. В память Бродского был исполнен траурный марш из оперы Р.Вагнера "Гибель богов"; трехтысячная аудитория выслушала его стоя, отдав последнюю дань уважения музыканту, сделавшему так много для развития музыкальной жизни города.

До конца своих дней и Адольф, и Анна сохраняли глубокую любовь и привязанность к Манчестеру, его жителям и своим многочисленным друзьям. В своих воспоминаниях Анна писала об этом:

"Я знала о Манчестере очень мало, немногим более того, что я учила когда-то по географии. В моем воображении он представлялся большим и дымным городом, где производят дешёвые ткани, где людям не до музыки, и они не имеют никакого представления о том, что такое серьёзная музыка. Я боялась нового разочарования, подобного тому, которое мы испытали в Америке. Я была уверена, что Адольф никогда не найдёт здесь слушателей для квартетной музыки, которую он любил больше всего. В конце концов муж убедил меня в том, что мы рискуем немногим, поехав в Манчестер на один год, в течение которого решим, нравится ли нам местная жизнь… Мои друзья в Манчестере хорошо знают, насколько ошибочными оказались мои предчувствия. Они знают, что за первым пробным годом последовала череда лет, которые стали для Адольфа годами наиболее интересной и приносящей наибольшее удовлетворение работы; именно благодаря этому мы так полюбили этот старый дымный город.

В мире много прекрасных людей, но нас удивило, как много привлекательных, хороших и добрых людей живёт в одном городе – в Манчестере. Наши манчестерские друзья помогли нам уверовать в человеческую доброту, и только за это я всегда буду в долгу перед ними".34

Анна Бродская пережила мужа всего на несколько месяцев – она скончалась 2 октября 1929 г. После её смерти в доме продолжала жить её сестра Ольга. Она скончалась в возрасте почти ста лет; в 1959 г. умер её сын Леон Покар, который никогда не был женат. Он вёл весьма уединённый образ жизни, и дом при нём пришёл в изрядный упадок. После смерти Леона городские власти, к которым перешёл дом, решили привести его в порядок и вывезти на свалку весь заполнявший его хлам. По счастливой случайности, буквально накануне прихода рабочих, дом посетила комиссия Королевского колледжа музыки. Взорам членов комиссии предстала картина полного запустения: на полу, вперемежку с остатками недоеденной пищи и мышиным помётом, были разбросаны письма к Бродскому Грига, Сен-Санса и других музыкальных знаменитостей, афиши концертов, программы. Часть бумаг и документов находилась в ящиках и коробках, предназначенных к отправке на свалку. Музыканты бережно собрали все материалы и увезли их в колледж; таким образом, ценнейшая коллекция Бродского оказалась спасённой от уничтожения. Что же содержится в этом, в своём роде уникальном, собрании документов? Это, прежде всего, письма к Бродскому П.И.Чайковского, Э. и Н. Григов, Й.Брамса, Г. фон Бюлова, Г.Рихтера, Ф.Бузони, К.Сен-Санса, Э.Лало, Э.Изаи, Э.Элгара, И.Тургенева. В коллекции много открыток, фотографий и фотопортретов, некоторые из них – с автографами и посвящениями дарителей (например, фотографии Чайковского, Брамса, Григов, Элгара). Ценнейший материал для истории музыки представляют ноты, газетные вырезки с рецензиями концертов Бродского, программы его концертов и даже билеты на них, а также его дипломы.35

В настоящее время архив Бродского полностью каталогизирован. Он содержит около 1200 единиц хранения и является ценным источником, воссоздающим живой образ А.Бродского – выдающегося музыканта-солиста, неутомимого исполнителя камерной музыки, учителя, любящего семьянина, щедрого филантропа, а также человека, не чуждого светских развлечений и удовольствий.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В последние годы этот пробел был частично восполнен с выходом в свет двух книг, содержащих интересные сведения о Бродском. Это: Строганова М..Н. История рода Скадовских герба "Доленга", его потомки и родственники в России (век ХVIII-век XXI). М., 2001 и Анна Бродская. Воспоминания о русском доме (составление, подготовка текстов и примечания Е.Битеряковой и М.Строгановой). Феодосия-Москва, 2006. О Бродском см. также: Зальцберг Э. "Как не быть тронутым и благодарным милому Бродскому..." Русские евреи в Великобритании. Иерусалим, 2000. С.461-477.

2 Это письмо находится в архиве А.Бродского в Манчестере.

3 Ларош, Герман Августович (1845-1904), русский музыкальный критик, автор работ о творчестве М.Глинки и П.Чайковского.

4 М.Чайковский. Жизнь Петра Ильича Чайковского. Т.2. М.: Алгоритм, 1997. С.427-428. (Далее: М.Чайковский.)

5 Brodsky, A. Recollections of a Russian Home. Second Edition. London: Sherrat and Hughes, 1914. Р.132-133. (Далее: Brodsky, A.)

6 М.Чайковский. С.428-429. Упоминаемый в письме Фридрих-Теодор Фишер (1807-1887) – известный немецкий эстетик.

7 Котек, Иосиф Иосифович (1855, Каменецк-Подольск _ 1885, Давос, Швейцария)_ скрипач, приятель П.И.Чайковского.

8 Ауэр, Леопольд (Лев) Семёнович (1845-1930), скрипач, педагог, основатель петербургской скрипичной школы. Его учителями были Р.Коне в Пеште, Я.Донт и Й.Хельмесбергер в Вене и Й.Иоахим в Ганновере. В 1868 г. по приглашению А.Рубинштейна стал профессором Петербургской консерватории и занимал этот пост до 1917 г. Среди его учеников – Я.Хейфец, М.Эльман, Е.Цимбалист, Т.Зейдель, К.Парлоу, М.Полякин, Н.Мильштейн, Л.Цейтлин и др. Играл первую скрипку в квартете Русского музыкального общества (РМО), дирижировал симфоническими собраниями РМО, был солистом оркестра балета Мариинского театра и солистом Его Величества российского императора. Ему посвящены концерты А.Глазунова и А.Аренского, Концертная сюита С.Танеева, "Меланхолическая серенада" П.Чайковского. Первоначально Чайковский посвятил ему и свой скрипичный концерт, однако Ауэр так и не исполнил его публично. В 1917 г. Ауэр эмигрировал в Норвегию и затем – в США, где продолжал педагогическую деятельность, сначала в нью-йоркском Институте музыкального искусства, а затем – в филадельфийском Институте Кертиса.

9 М.Чайковский. С.430.

10 Brodsky, A. P.132_133.

11. Ibid. Р.148.

12 Ibid. Р.149.

13 Синдинг, Кристиан (1856-1941), норвежский композитор и пианист. Среди его произведений – несколько опер, 4 симфонии, 3 концерта для скрипки, фортепианный концерт, струнный концерт, более 200 песен, фортепианные миниатюры.

14 Фон Бюлов, Ганс (1830-1894), немецкий дирижёр и пианист, ученик Р.Вагнера и Ф.Листа. В 1855-64 гг. – профессор Берлинской консерватории по классу фортепиано; с 1857 г. по 1869 г. – главный дирижёр Мюнхенской королевской оперы, где под его управлением состоялись премьеры опер Вагнера "Тристан и Изольда" и "Мейстерзингеры". В 1880 г. становится придворным дирижёром в Мейнингене и создаёт здесь лучший симфонический оркестр в Европе того времени. В 1888 г. занимает пост дирижёра Гамбургской оперы и организует симфонический оркестр. Бюлов – автор оркестровых и фортепианных сочинений, редактор фортепианных cонат Бетховена.

15 Бузони, Ферручио (1866-1924), итальянский композитор, дирижёр и пианист. Преподавал в Хельсинки (1889 г.), Москве (1890 г.) и Бостоне (1891-1894 гг.). Завоевал всемирную славу в качестве концертирующего пианиста и композитора. Среди его произведений – несколько опер, концерты для фортепиано и скрипки, камерная музыка, фортепианные произведения. Бузони – автор популярных фортепианных транскрипций произведений Баха, Бетховена, Шопена, Моцарта, Шуберта, Листа, Вагнера и Шёнберга.

16 Рафф, Йозеф Иоахим (1822= 1882) – немецкий композитор.

17 Brodsky, A. Р.155-156. В настоящее время эта коробка хранится в архиве А.Бродского в Манчестере.

18 Фидельман, Александр (Рувим) Петрович, скрипач и педагог. Учился в Лейпциге у Бродского, окончил Петербургскую консерваторию у Л.Ауэра. Преподавал в Одесском училище РМО (1896-1907 гг.), где его учениками были М.Эльман, Н.Блиндер, Я.Магазинер, Н.Скоморовский. После 1907 г. переехал в Берлин, где продолжал преподавать; концертировал во мн. странах мира.

19 Хальворсен, Юхан (1864-1935), норвежский дирижёр, композитор, скрипач, ученик Л.Ауэра и А.Бродского. В 1899-1929 гг. – главный дирижёр оркестра Национального театра в Христиании (Осло). Выступал как скрипач в Норвегии и других странах. Автор трёх симфоний, девяти оркестровых сюит, камерных и вокально-хоровых произведений, музыки к театральным постановкам.

20 М.Чайковский. Жизнь Петра Ильича Чайковского. Т.3. М.: Алгоритм, 1997. С.181.

21 Там же. С.181-182.

22 Дамрош, Вальтер Иоганнес (1862-1950) – американский композитор и дирижер. Под его управлением впервые в США бвли исполнены соч. Р.Вагнера, И.Брамса, Г.Малера, П.Чайковского (4 и 6 симфонии).

23 Brodsky, A. P.188_189.

24 Халле, Чарлз (1819-1895), немецкий пианист и дирижёр. Учился в Париже, где его друзьями были Шопен, Лист и Берлиоз. Обосновался в Манчестере в 1848 г. Впервые исполнил все фортепианные сонаты Бетховена в Манчестере, Лондоне и Париже. Основал в Манчестере серию камерных и симфонических концертов, хоровое общество и симфонический оркестр. В качестве оперного дирижёра выступал в Манчестере и Лондоне. В течение 20 лет (1873-1893 гг.) был директором музыкальных фестивалей в Бристоле.

25 Бакхауз, Вильгельм (1884-1969), немецкий пианист, ученик Э. д'Альбера. Начал выступать с 16 лет и концертировал по всему миру, включая Россию. Профессор Королевского музыкального колледжа в Манчестере (1905 г.). Известен своими интерпретациями произведений Бетховена и Брамса.

26 Петри, Эгон (1881-1962), голландский пианист, ученик Каррено и Бузони. Начиная с 1902 г., выступал во многих странах мира. Профессор Королевского музыкального колледжа в Манчестере (1906-1910 гг.), Берлинской консерватории (1921-1925 гг.) и ряда американских университетов (1940-1957 гг.). В 1957 г. вернулся в Европу и преподавал в Базеле. Известен своими интерпретациями произведений Листа и Бузони, а также фортепианными транскрипциями органных произведений И.-С.Баха.

27 Фукс, Карл (1865-1951), немецкий виолончелист. Учился во Франкфурте и Санкт-Петербурге у К.Давыдова. Концертмейстер Халле-оркестра в Манчестере (1887-1914 гг.), профессор Королевского музыкального колледжа в Манчестере (1893-1914 и 1921-1942 гг.). Многолетний участник Квартета Бродского (1895-1926 гг.). Автор интересных воспоминаний о музыкальной жизни Манчестера и роли в ней Квартета Бродского (Fuchs, Carl. Erinnerungen eines Offenbacher Cеllisten: Musical and Other Recollections. Manchester: Sherrat and Hughes, 1937).

28 Катералл, Артур (1883-1943), английский скрипач, ученик А.Бродского. Как солист, выступил впервые с Халле-оркестром в 1900 г. Концертмейстер ведущих английских оркестров, профессор Королевского музыкального колледжа в Манчестере (1910-1929 гг.). Основатель и участник струнного квартета (1911-1925 гг.); успешно совмещал педагогическую деятельность с концертной практикой.

29 Блиндер, Наум Самуилович (1889-1965), скрипач и педагог. Учился в Одессе у А.Фидельмана, окончил Королевский музыкальный колледж в Манчестере у А.Бродского (1910 г.). С 1932 г. жил в США; концертмейстер симфонического оркестра в Сан-Франциско. Среди учеников Блиндера – И.Стерн, Г.Диктеров.

30 Knowles, Clifford. Brodsky in Manchester. Part I // Music Matters. 1986. №21.Р.5.

31 Интересно отметить, что так же, как и в случае со скрипичным концертом, "Меланхолическая серенада", посвященная Чайковским Ауэру, была впервые исполнена Бродским в 1875 г.

32 Knowles, Clifford. Brodsky in Manchester. Part II. // Music Matters. 1986. №21. Р.5.

33 Ibid. Р.6.

34 Brodsky, A. Р.206-208.

35 О коллекции Бродского см. также: Thomason, Geoffrey. The Brodsky Archive at the RNCM // Brio. 1985. №22. Р.46-49.

Версия для печати