Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2007, 55

Статья 1. Трактат "ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ" (1776 г.)

В конце 1775 г. Джон Адамс, делегат от Массачусеттса на 2-ом Континентальном Конгрессе, будущий 2-ой Президент США, участвует в обсуждении острейшей проблемы – как строить отношения с метрополией в условиях все нарастающей угрозы с ее стороны.

Абигайль, супруга Джона Адамса, человек выдающегося государственного ума, делится с мужем своими опасениями: "А если мы отделимся от Британии, то какой же Кодекс Законов будет установлен? Каким должно быть (государственное) управление, чтобы нам сохранить наши свободы? Может ли правительство обеспечить (наши) свободы, если оно само не будет подвластно высшим государственным Законам? А кто определит эти Законы? Кто придаст им силу и энергию?... Меня волнует судьба нашей то ли Монархии, то ли Демократии, то ли иной формы правления, которая у нас возникнет..."1

Мысль о разрыве с Британией, которая пока посещает весьма немногих, блокируется еще и тем, что никто не знает ответа на поставленные Абигайль вопросы. Джон Адамс пишет: "Было бы чрезвычайно важно предложить Конгрессу назначить Комиссию по подготовке "Плана (государственного) Управления"..., но я не осмелился выступить с подобным предложением... Я знаю, что ни у одного из моих друзей и у всех тех, кто наиболее ревностно защищает идею собственного Правительства, нет иного представления о нем, как все то же пресловутое однопалатное Законодательное собрание с Исполнительным и Судебным Комитетами..."2

Атмосфера растерянности, озабоченности, тревоги. Неотступно тревожащий вопрос – так что же делать? Ответ, четкий, конкретный и обоснованный, приходит 10 января 1776 года. Что делать? Обратиться к здравому смыслу. Именно так и был воспринят анонимный трактат "Здравый смысл", как вещий голос здравого смысла. Напомню, что анонимный памфлет выходил в Америке всего только в течение нескольких месяцев, преимущественно в первой половине 1776 г. Мощь его влияния, его востребованность засвидетельствована неслыханным в то время тиражом: за это время сотни тысяч экземпляров.3 Ближайшей целью автора было убедить жителей 13 отдельных колоний принять совместную континентальную Декларацию независимости, что и произошло, как известно, 4 июля того же 1776 года. Памфлет выполнил главную роль, которая предназначалась ему автором, – катапультировал Америку к независимости. Публикации трактата возобновились лишь с 1791 г., через 15 лет, уже с указанием имени автора – Томас Пейн. А пока идеи памфлета были впитаны с такой невообразимой скоростью, – словно бы витали в воздухе, – и потому они ассоциировались со "здравым смыслом", в наличии которого у себя никто не сомневается. И до сего дня они воспринимаются, – и не только в Америке, но и во всем мире, – как само собой разумеющиеся.

 

О "принципах", впервые провозглашенных

Томасом Пейном в его памфлете "Здравый смысл".

Одной из важнейших составляющих, обеспечивших столь поразительный успех, была предложенная автором система нового, до того времени неизвестного человечеству, государственного устройства: репрезентативная парламентская республика на основе всеобщего (в идеале!) избирательного права, чья деятельность регламентирована фиксированной (писаной) Конституцией, разработанной специально созванным для этой цели Конституционным собранием. Конституция должна включать Билль о правах, единых для всех граждан страны. В качестве Высшего Закона Конституцию следует почитать столь же восторженно и коленопреклоненно, как почитают Короля в монархических государствах.

Ввести управление страной в рамки Закона, т.е. подчинить его Закону, который, в свою очередь, разрабатывается и принимается делегатами, избранными народом и от его имени на основе "широкого и равного представительства"4, – эта идея – сквозная в памфлете "Здравый смысл". В Америке, которая, по мысли автора памфлета, пролагает путь к Свободе для всего человечества, следует незамедлительно принять от имени жителей всех колоний два важнейших государственных законодательных акта: Декларацию независимости и "континентальную хартию", т.е. писаную, фиксированную Конституцию. В центре внимания этой статьи – идеи Пейна о фиксированной конституции и их реализация на американском континенте. Декларации Независимости будет посвящена отдельная статья.

Пейн о необходимости незамедлительно разработать и утвердить фиксированную (писаную) Конституцию.

Автор "Здравого смысла" предвидит опасности, которые грозят Америке, если не будет принята фиксированная Конституция. Опасность Первая, на которую указывает Пейн, типична для любого государства в период смуты. Подлинная свобода, а с ней и благополучие граждан, напрямую зависят от того, кто встанет во главе страны: (1) законное, избранное народом правительство, (2) военные или (3) представители "черни". "Мы должны понять, – говорится в трактате, – что есть три разных пути, которыми в будущем можно осуществить независимость, и что один из этих трех рано или поздно сужден Америке; а именно посредством законного волеизъявления народа в конгрессе, посредством военной силы или (выступления) черни. Но не всегда наши солдаты могут оказаться гражданами, а толпа – собранием разумных людей (. . .)" (с.63).

В памфлете приведен пример, как некий Томазо Аньелло или, по другим источникам, Мазаньелло, неаполитанский рыбак, на рыночной площади разжег возмущение своих соотечественников гнетом испанцев, поднял народ на восстание и в течение дня стал королем. Автор "Здравого смысла" призывает американцев поскорее "обдуманно и хладнокровно выработать собственную конституцию и создать собственное правительство, а не доверять столь значительное дело времени и случаю. Если мы упустим это сейчас, то впоследствии найдется какой-нибудь Мазаньелло, который, возглавив народное волнение, сумеет объединить отчаявшихся и недовольных, захватит власть и в конце концов, подобно потопу, сметет свободы континента" (с. 46-47).

Другая реальная опасность, которую выделяет Пейн, характерна именно для Америки того времени. Автор памфлета обеспокоен тем, что "Континентальный пояс слишком слабо стянут; и если не принять мер во-время, будет слишком поздно сделать что-либо" (с.61); "ни одна колония не способна зашититься в одиночку, но объединенное целое способно на все" (с.48). Объединение отдельных колоний – задача именно континентальной Конституции. "Делом участников конференции будет выработать континентальную Хартию, или Хартию Соединенных колоний..., всегда имея в виду, что сила наша в континенте, а не в (отдельных) провинциях" (Курсив мой. – К.Р.) (с.46). Правительства "провинций", по мысли Пейна, должны ведать "сугубо внутренними делами" и подчиняться "власти Континентального Конгресса" (с.45), который, в свою очередь, обязан действовать в соответствии с Высшим Законом страны, ее "Хартией" – Конституцией.

Реализация конституционных идей Пейна до созыва Конституционного собрания летом

1787 года.

Еще за полтора месяца до утверждения Декларации Независимости, 15 мая 1776 г., 2-ой Континентальный Конгресс принял историческую резолюцию: установить во всех тогда еще американских колониях республиканское правление, как это и предлагалось в памфлете "Здравый смысл". С середины 1776 по 1784 годы законодательные собрания бывших колоний принимают свои штатные фиксированные Конституции, в духе рекомендаций Томаса Пейна. Девяти из тринадцати конституций предшествует Декларация прав народа штата. Четыре штата включили эти права в текст своих Конституций.5

Первой названные конституционные документы приняла Виргиния. 29 июня 1776 года Конвент этого штата, проходивший в Вильямсбурге, утвердил свою Конституцию. Ей предшествовал "Билль о правах", принятый 12 июня. Он открывался словами: "Декларация прав, провозглашенная представителями доброго народа Виргинии, собравшимися в полном составе на свободный конвент; каковые права принадлежат им и всему их потомству, составляя основу и фундамент правительства". Впервые Декларация прав предшествует тексту Конституции. Это означает, в соответствии с концепцией Томаса Пейна, что индивидуальные права граждан выдвинуты на первое место, а власть государства – на второе. Джордж Мэйсон /1725-1792/ и совсем еще юный Джеймс Мэдисон /1751-1835/ – будущий Государственный секретарь США в правительстве Джефферсона (1801-1809) и 4-ый Президент США (1809-1817) сыграли наиболее важную роль в составлении этих документов.

Вторым после Виргинии Штатом, который принял Декларацию прав и новую Конституцию, была Пенсильвания. Впервые конституционные документы были разработаны строго по рекомендациям Пейна специально избранным для этой цели Конституционным конвентом. Конституционное собрание во главе с Франклином проходило в Филадельфии с 15 июля по 28 сентября 1776 г. После принятия Конституции это собрание было распущено, как и предписано в "Здравом смысле". Конституционные документы Пенсильвании оказались наиболее демократическими и основательно разработанными.6 Многие исследователи придерживаются мнения, что Пейн принимал непосредственное участие в создании этих документов.

Так новые "принципы" государственного управления, запечатленные в знаменитом анонимном тогда памфлете, в Америке стали претворяться в жизнь вначале в конституциях отдельных штатов. Естественно без упоминания анонимного их первооткрывателя. Региональные ассамблеи, избавленные от надзора королевских губернаторов получают всю полноту власти внутри штата, согласно своим фиксированным конституциям. Они гарантируют своим гражданам безопасность как от бесчинств "толпы", так и от возможного "бунта" военных. Законодательные собрания штатов накапливают бесценный опыт в создании конституционных документов и в руководстве штатами-республиками в соответствии со своими Конституциями. Однако возможности федеральной, континентальной власти, объединяющей силе которой Пейн придавал столь серьезное значение, оказались весьма ограниченными.

Отношения между Штатами в этот период регулировались "Статьями Конфедерации и вечного союза". Текст был разработан специальным Комитетом 2-го Континентального Конгресса и вынесен на обсуждение уже через неделю после принятия Декларации независимости. Дебаты длились более года: штаты ревниво отстаивали и оберегали собственную независимость от возможного вмешательства в их внутренние дела федеральной власти. Документ был принят 15 ноября 1777 и вступил в силу лишь 1 марта 1781 г. после ратификации Конвентами каждого из 13 независимых штатов. Статья первая этого документа гласит: "Эта конфедерация должна носить название "Соединенных Штатов Америки". Название предложил Пейн во второй из статей-прокламаций "Американские кризисы" в январе 1777 г.7 Штаты сохраняли всю полноту власти в пределах своих территорий, потому центральное правительство оказалось весьма зависимым, недостаточно оперативным, "стреноженным" в действиях. Этот документ вызвал серьезные возражения Томаса Пейна, в то время Секретаря Комитета конгресса по иностранным делам.8

Деятельность Конституционного собрания 1787г. Процедура создания фиксированной Конституции США в соответствии с "принципами", открытыми Т. Пейном.

Семилетняя война с Британией способствовала определенной координации действий штатов в борьбе за независимость с общим врагом. В 1783 году война за Независимость победоносно завершилась, и в Версале был подписан мирный договор. С этого времени отпала острая нужда в совместных действиях всех бывших колоний. Власти отдельных штатов, естественно, устремились с еще большей энергией к ведению собственной политики в интересах своего штата, что зачастую приводило к жесткому противостоянию с интересами страны. В этих условиях и возникла осознаваемая повсеместно необходимость в создании общефедеральной Конституции. В точности следуя предложениям автора "Здравого смысла", было созвано Конституционное (Федеральное) собрание. Оно и разработало, скрупулезно и тщательно, за короткий срок – чуть больше трех с половиной месяцев, с 25 мая по 17 сентября 1787 года – уникальнейший документ, действующий без серьезных сбоев по сегодняшний день – Конституцию Соединенных Штатов Америки.

Конституционный (Федеральный) Конвент, специально созванный, чтобы разработать Конституцию США, проходил в Филадельфии. Среди 55 его участников были представители всех 13 американских штатов, виднейшие государственные деятели – Бенджамин Франклин от Пенсильвании, Джордж Вашингтон, Джеймс Мэдисон и Джордж Мейсон из Виргинии, Александр Гамильтон из Нью-Йорка. Председателем Конвента был единогласно избран Джордж Вашингтон. Почти все представители – выпускники университетов: некоторые – британских, но в большинстве своем уже американских. Из 55 делегатов – 21 закончили университеты США: 10 – Принстонский, 4 из знаменитого Вильям и Мэри Колледж в Виргинии, 3 из Йейла, и по 2 из Гарварда и Колумбийского университета. Младшему – 21 год, самому старшему, Франклину – 81. Большинство – в зрелом среднем возрасте. 21 юрист по образованию. Среди делегатов – торговцы, губернаторы, плантаторы, генералы. 12 человек составляли рабочее ядро Конституционного собрания. Среди них ведущую роль играл Джеймс Мэдисон, член законодательной Ассамблеи Виргинии, за спиной которого был серьезный законодательный опыт, в частности – работа над Конституцией штата в 1776 году. Томас Пейн не принимал участия в работе Конвента. За месяц до его открытия, 26 апреля 1787 г., Пейн ступил на корабль, который доставил его к берегам Франции.

Билль о правах в Конституции США.

Окончательный текст Конституции США подписали 52 делегата из 55. Трое отказались из-за того, что в ней отсутствовал Билль о правах. Делегаты Федерального собрания в подавляющем большинстве своем полагали, что защита прав граждан – прерогатива штатов, уже предусмотренная в их конституционных документах. Через 2 года, в 1789 году, Билль о правах, по предложению Джеймса Мэдисона, в то время уже члена палаты представителей от штата Виргиния, был внесен в текст Конституции США в виде первых 10 поправок, гарантировавших права граждан. Так было осуществлено на федеральном уровне еще одно предложение Томаса Пейна относительно характера фиксированной Конституции: в конституционные документы должен быть включен Билль о правах, утверждающий равные права для всех граждан страны.

Конституция есть Король государства – еще один новый "принцип", который выдвинул Томас Пейн. Клятва Президента США при вступлении в должность как формализация этой идеи.

Текст Клятвы Президента США при вступлении в должность записан в Конституции США, принятой Конституционным собранием в 1787 г. Клятва гласит: "Я торжественно клянусь честно исполнять обязанности Президента Соединенных Штатов и приложить все усилия, дабы сохранять, оберегать и защищать Конституцию Соединенных Штатов". Текст совершенно уникален. Ни в одном другом государстве Президент не выступает в аналогичной ситуации с клятвой, в которой, наряду с общепринятым обещанием "честно исполнять" свои обязанности, называется только и исключительно Конституция страны. Другие Президенты, наряду с Конституцией, непременно упоминают в числе своих обязанностей и иные, важнейшие для жизни страны факторы: например, заботу о благосостоянии своего народа, его безопасности, о защите прав и свобод человека и гражданина, об охране суверенитета страны и т.п. В чём же здесь основная, существенная разница?

Уникальность присяги Президента США в сравнении с клятвами первых должностных других государств я вижу в том, что Президент США объявляет себя подчиненным вовсе не народу, как это повсеместно принято в такого рода клятвах. Думаю, что в этом есть серьезный резон. Ведь мнения народа о свободе, правах человека, безопасности и т.п. подвластны обстоятельствам, а иногда и вовсе могут формироваться каким-либо крикуном-демагогом типа Мазаньелло. Именно Конституция и призвана оградить не только народ от самоуправства властей, но и Власть от непосредственного влияния мнений и настроений большинства народа. Не исключена же вероятность того, что, – если бы не сдерживающая сила Конституции,– иногда эти мнения и настроения могли бы привести страну и на край пропасти.

В отличие от верховного должностного лица в других государствах, Президент США клянется в подчинении не народу, а только и исключительно Высшему Закону страны, ее Конституции: только Конституцию он и обязуется "сохранять, оберегать и защищать". Следовательно, можно сказать, что Президент США склоняется перед Конституцией, как в былые времена вассал перед феодалом-Королем, как подданный перед Государем. Так случилось, что эта связь клятвы Президента США с "принципом" Томаса Пейна, – писаная, фиксированная Конституция должна занять то место, которое в монархических государствах занимает Король, – не была отмечена ни одним из исследователей. 9

В процессе дебатов в Конституционном собрании не раз сталкивались в схватке сторонники монархических взглядов или близких к монархическим Александр Гамильтон из Нью-Йорка и Джон Адамс из Бостона, с одной стороны, и последовательные республиканцы Джеймс Мэдисон и Джордж Мэйсон от штата Виргиния. Хорошо известно, что и Гамильтон, и Джон Адамс рассматривали Президента страны как избранного монарха, а Конституцию, соответственно, как документ монархического государства. Они были убеждены, – как и все известные деятели эпохи Просвещения (ХVIII в.), и вопреки "принципам" – открытиям Томаса Пейна, – что на больших территориях жизнеспособно лишь государство монархического типа. По их мнению, даже если американцы и установят федеративную республику, им со временем неизбежно придется вернуться к какой-либо из форм монархического режима. Именно республиканцы Джеймс Мэдисон и Джордж Мейсон выступили со своим предложением текста клятвы Президента, почти дословно совпадающего с окончательным ее вариантом, принятым Конституционным собранием.

Итак, Конституция США, воспринятая как Король государства, формализовала главные "принципы" Пейна, впервые высказанные в анонимном тогда памфлете "Здравый смысл": 1) создана континентальная парламентская республика с сильной центральной властью, под флагом которой объединились независимые прежде штаты; 2) был задействован и частично проведен в жизнь принцип "широкого и равного представительства" граждан страны, от имени которых принимаются законодательные акты; 3) в писаную федеральную "хартию" включен Билль о правах граждан; 4) Конституция США воспринимается в стране как Высший Закон, подобно Королю в монархических странах. Этот великий документ, – в точном соответствии с еще одним "принципом" из "Здравого смысла", – был разработан специально созванным для этой цели Конституционным собранием, которое, по завершении своей работы, было распущено.

Клятва Президента США при вступлении в должность – наиболее лаконичное, концентрированное выражение самой сути современных демократий, в основе которых до сего дня остаются неизменными базовые открытия Томаса Пейна. Автор серьезной монографии, посвященной Клятве Президента США, Мэтью Поли удачно назвал её "Венцом (Короной) американского конституционализма". 10

Когда Мэдисона в конце его жизни нарекли "отцом Американской конституции", он решительно отказался от такого титула, подчеркнув, что конституция "была творением не одного ума, а многих голов и многих рук".11 Однако ни Мэдисон, и никто другой из его современников, не называли имени Пейна в связи с Конституцией США или Конституциями штатов. Весьма редко упоминание этой связи и в научной литературе: мне оно встретилось только у Джозефа Льюиса в его книге "Томас Пейн – автор Декларации независимости" (1948) и у Т. Эдисона в его работе "Философия Томаса Пейна" (1925). Такова уж судьба "таинственного бессребреника" Томаса Пейна – одарять человечество, не требуя за это наград и славы.

Рождение новой нации.

Приведем наиболее важные суждения Т.Пейна на эту тему. "История достаточно учит нас, что самые смелые достижения всегда осуществлялись в период несовершеннолетия нации. С развитием коммерции Англия утратила свое мужество. Город Лондон, несмотря на многочисленность его жителей, сносит постоянные оскорбления с терпением труса. Чем больше люди могут потерять, тем менее они склонны рисковать. Богачи обычно – рабы страха и подчиняются власти двора с дрожащей двуличностью болонки. Молодость – вот время посева добрых нравов в нации, как и в отдельных людях" (с.53).

Пейн продолжает: "Настоящее время является и тем особым временем, которое бывает в жизни нации лишь однажды – это время становления ее как государства. Большинство наций упустило эту возможность... У них сначала был король, а уже потом форма правления, тогда как статьи или хартия государственного устройства должны создаваться сперва, а люди для исполнения этих статей – должны назначаться потом". Пейн настаивает на необходимости "начать правление с нужного конца" (Курсив Т.Пейна. – К.Р.), т.е. созвать "континентальную Конференцию" и выработать "континентальную Хартию" – Конституцию (с.54).12

Автор "Здравого смысла" убежден: "Теперь настало время заложить семя континентального союза..."(с.34). Пейн завершает свой памфлет словами, призывающими к единению всех граждан для защиты прав каждого человека и всех штатов Континента: "... и пусть среди нас не слышно будет другого (наименования), кроме как добрых граждан, открытых и верных друзей и отважных защитников прав человека (rights of mankind 13) и (прав) свободных и независимых Штатов Америки" (Курсив Т.Пейна. – К.Р.) (с.64).

По сути, речь идет о превращении жителей тринадцати отдельных колоний из подданных Британии в граждан Америки, о рождении нового народа – американцев, обитателей огромного Континента. Декларация независимости положила начало, а Конституция США завершила процесс создания нового государства и новой нации. Как мы видели, эти документы были приняты в точном соответствии с идеями, изложенными в "Здравом смысле". Уильям Ван дер Вейде – Президент Национальной исторической ассоциации Томаса Пейна (1915-1929), редактор 10-томного собрания его сочинений, имел все основания заявить: "Здравый смысл"... основал (американскую) нацию".14

Мировое значение обретения Америкой Независимости.

Почему идеи Пейна о создании государства нового типа в период Американской революции осуществились, а сходные идеи и попытки их осуществления во время великих революций во Франции и в России потерпели крах и завершились тиранической диктатурой одной личности? Особый интерес для нас в попытке ответить на этот вопрос представляет состав Федерального собрания. Представителей в Американский конституционный Конвент направляли, как правило, из своего состава Законодательные собрания штатов. Некоторые из делегатов уже имели конституционный опыт: участвовали в составлении Конституций штатов. Как известно, к этому времени все штаты уже обзавелись своей Конституцией. Многие делегаты ранее участвовали в работе 1-го и 2-го Континентальных Конгрессов, составляли и принимали документы федерального уровня. Это означает, что почти все делегаты были людьми искушенными в политической деятельности, имеющими опыт практической государственной работы, способными к кропотливому, планомерному труду как во властных федеральных структурах, так и в структурах управления штата. Эти люди, почитающие Закон и Порядок, знающие им цену, и стали у руля страны. Ни Франция, ни Россия не знали такого относительно самостоятельного и ответственного самоуправления, которое сложилось в Америке в силу известных исторических причин, среди которых определенную роль сыграла и отдаленность от метрополии.

Соответствующие Собрания во Франции и России, как все мы знаем, в этом аспекте представляли собой картину, в общем ее виде, совершенно противоположную. Даже и самые честные, и самые образованные, и самые преданные стране патриоты не имели, как правило, ни малейшего опыта государственной деятельности. А в подавляющем большинстве своем это были люди из низших, угнетаемых и унижаемых слоев общества. Определяющей страстью и движущей силой сделалось для них самоутверждение. Где уж тут мыслить в масштабах страны, или даже той области, от которой представитель был делегирован! Вырваться бы из уничижительной среды, обеспечить себе теплое местечко в структурах государственной власти или в непосредственной близости от нее! В большинстве случаев эти мотивы остаются на уровне подсознания: человек убежден, что действует он, исходя из чистейших, возвышенных идей и побуждений. Чудовищные результаты деятельности такого рода личностей, дорвавшихся до управления страной, нам слишком хорошо известны.15

Америка взялась за создание своего государства нового типа "с нужного конца", с принятия важнейших своих документов – Декларации Независимости, а через 11 лет, – после великого опыта создания республиканских Конституций всеми штатами страны, – и Конституции США. Их опыт строительства государств демократической ориентации с тех пор получил распространение на всех континентах.

Заключение.

В завершение статьи, посвященной рождению американской демократии, обратимся к той оценке памфлета "Здравый смысл" (написан в 1776 г.), которую ему дал сам автор. В своем обращении "К гражданам Соединенных Штатов" в 1805 г. Пейн писал: "Независимость Америки добавила бы ей лишь малую толику счастья и не стала бы благом для человечества, будь ее управление сформировано согласно коррумпированным государственным устройствам старого мира. Именно возможность начать создание нового мира, как это и произошло, и выдвижение новой системы правления, при которой права всех людей должны быть гарантированы, – определили смысл и значение независимости. Памфлет "Здравый смысл" ... охватывает обе эти цели. Одну только независимость, без (новых) принципов (государственного устройства), когда-то в будущем можно было бы утвердить с помощью оружия, но справедливую систему управления без этих принципов ввести невозможно. Короче, именно принципы, в то время, и привели к независимости. Ведь пока эти принципы не стали широко известны, о независимости и не думали, и Америка сражалась без (ясной) цели. Каждый, кто знает обстоятельства того времени, о котором я говорю, знает, что все это – правда" (Курсив Т.Пейна)16. Как засвидетельствовал Пейн почти 30 лет спустя, благодаря его новым "принципам", которые столь успешно, быстро и глубоко укоренились в Америке, независимость этой страны сделалась "благом для человечества". По сути, речь идет о рождении современных демократий.

По-видимому, верно писал Томас Эдисон в своей работе "Философия Томаса Пейна": "Я считаю Пейна величайшим политическим мыслителем Америки. Мы до сего дня не превзошли, и, очевидно, так никогда и не превзойдем того, что содержат Декларация Независимости и Конституция, и потому у Пейна нет преемников, кто бы развивал его принципы... Декларация и Конституция воплотили в себе теорию политических прав, провозглашенную Пейном... Нет сомнения, что оба великих документа свободной Америки впитали идеи Пейна".

Позже ту же мысль в форме парадокса-афоризма выскажет Уинстон Черчилль: "Демократия – отвратительная штука, но никто же не придумал ничего лучше".

 

1 The Adams Papers: Adams Family Correspondence. Lyman H. Butterfield, ed. (Cambridge, Mass.: Belknap Press of Harvard Univ. Press, 1963-93, in 6 vols.) I, 328-330. (Письмо от 27 ноября 1775 года, из Бостона в Филадельфию.)

2 The Adams Papers: Diary and Autobiography of John Adams. Lyman H. Butterfield, ed. (Cambridge, Mass.: Belknap Press of Harvard Univ. Press, 1961-62, in 4 vols.) III, 358.

3 См.: R. Gimbel, A Bibliographical Check List of "Common Sense" with an Account of its Publication. (New Haven: Yale University Press, 1956.) Исследователи называют разные цифры: от 150.000 до 500.000 экземпляров. Всего в колониях проживало тогда около 3 миллионов человек, из которых примерно 600.000 составляли рабы, да и среди белого населения далеко не все знали грамоту.

4 Т. Пейн. Избранные сочинения. М.: АН СССР, 1959, с.55. Далее ссылки на это издание приведены в тексте.

5 Виргиния, первой из бывших колоний, приняла республиканскую конституцию уже 29 июня 1776 г. В том же 1776 году свои конституции утвердили: Нью-Джерси – 2 июля; Делавэр – 20 сентября; Пенсильвания – 28 сентября; Мэриленд – 9 ноября; Северная Каролина – 18 декабря. В 1777 г.: Джорджия – в феврале; Нью-Йорк – в апреле; Вермонт – в июле. В 1778 г. – Южная Каролина – в марте. В 1780 г. – Массачусетс. В 1784 г. – Нью-Гемпшер. Коннектикут и Род Айленд сохранили свои прежние колониальные хартии (соответственно, 1662 и 1663 гг.), устранив, однако, из них всякие упоминания о королевской власти. Многие из этих конституций (Виргинии, Мэриленда, Делавэра, Пенсильвании, Северной Каролины, Вермонта, Массачусетса и Нью-Гемпшера) открывались специальными декларациями прав или биллями о правах. Однако другие штаты (Нью-Джерси, Нью-Йорк, Джорджия и Южная Каролина) не приняли специальных деклараций, предусмотрев гарантии ряда гражданских прав и свобод в текстах самих конституций. См.: История буржуазного конституционализма ХV11-ХV111 вв. (М. Изд-во "Наука", 1983) с.122-123.

6 Александр Радищев обильно цитирует их в своем "Путешествии из Петербурга в Москву".

7 Th. Paine, The Complete Writings. Collected and edited by Philip S. Foner. (New York: The Сitadel Press, 1969), i, 59.

8 См.: Joseph Lewis. Thomas Paine. Author of the Declaration of Independence. (New-York: Freethought Press Assn., 1947), рр. 235-240.

9 См. мою статью: "Common Sense" as a Source of the Presidential Oath in the United States of America". In: Bulletin of Thomas Paine Friends. 2005, Vol. 6, N 2.

10 Matthew A. Pauley. I Do Solemnly Swear. The President's Constitutional Oath. Its Meaning and Importance in the History of Oaths. (Lanham/New York/Oxford: University Press of America, Inc., 1999).

11 См.: В.Г.Каленский. Мэдисон. М., "Юридическая литература", 1981, с. 107.

12 Вспомним, как настойчиво в период "перестройки" требовал великий российский Гражданин Мира Андрей Сахаров незамедлительно разработать и принять новую Конституцию. В 1989 году он представил руководству СССР составленный им проект первой постсоветской Конституции, – еще один его великий подвиг, недостаточно оцененный. Похоже, что в руководстве страны не оказалось людей, способных понять Сахарова. Конечно же, о Пейне Андрей Дмитриевич вряд ли что-либо и слышал.

13 Буквально, "права представителя человеческого рода". Современный термин "права человека" ведет свое начало от названия второго из известнейших сочинений Томаса Пейна – "Rights of Man" (1791-1792).

14 William M. Van der Weyde. The Life and Works of Thomas Paine. (New Rochelle NY: Patriot's edition, 1925).vol. 2, p.93. See: Bulletin of Thomas Paine Friends, vol.8, N 2, June 2007, p.1. Именно под началом Ван дер Вейде и "служил" его ближайший друг и помощник Томас Эдисон в качестве вице-президента Национальной исторической ассоциации Томаса Пейна (1922-1929).

15 См. выдающийся труд английского образцового политического деятеля Эдмунда Бёрка "Размышления о Французской революции" (1790). Анализ этой работы представлен в моей статье "Образцовый политик Эдмунд Бёрк" (Интернет-журнал "Лебедь" № 440, 2005г. )

16 Th. Paine, "To the Citizens of the United States." Letter VIII, June 5th, 1805; in The Complete Writings, 1969, ii, 95

Версия для печати