Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2007, 55

Пародии

Евгений Минин
Родился в г. Невель Псковской области.
Стихи, пародии и проза печатаются в израильских, американских, европейских, российских журналах и газетах, а также вошли в альманахи "Всемирный День поэзии", "Побережье", "Галилея", "Литературный Иерусалим", "120 поэтов", "Русский акцент", "У", "Слово/Word", "День и Ночь", "Литературная учеба", "22", "Семья и школа" и других, издаваемых в США, России, Израиля и Европе.
Автор трех поэтических сборников "Разве?!", "Линия крыла" и "Сто пародий и кое-что еще". Издатель альманаха "Иерусалимские голоса", приложений к альманахам "Литературный Иерусалим".
 
 
 

ПАРОДИИ

на поэтов, живущих в США и Израиле


СУМАСШЕДШИЕ РОМАШКИ
                           Меняю все свои бумажки,
                           все неотложные дела,
                           на сумасшедшие ромашки...
Рина Левинзон
Поклонник мой хотел добыть бумажки:
Узнал, что в них –
поэзии секрет.
Он свел с ума окрестные ромашки,
И мне принес огромнейший букет!
Взяла я сумасшедшие ромашки,
Такое получила в первый раз!
Взамен вручила все свои бумажки –
Счета за электричество и газ.

 
НА ПОДХВАТЕ
                             ...и нет больше тех, что несли эту чушь
                             и все-таки не донесли.
Александр Стесин
Какие поэты навечно ушли!
Они жгли глаголом сердца!
И чушь замечательно людям несли,
Но не донесли до конца.
И все же играйся торжественно туш,
И солнце блести на весу!
Как выпавший стяг, подхвачу эту чушь,
И вам я ее донесу.

 
ПОКА ЖИВОЙ

                           Избитые слова. Избитые известья.
Эдуард Хвиловский
В поэзии давно затасканы, затерты
приемы и слова,
и дактиль
и хорей!
Я мозги берегу,
я – из другой когорты,
тем пользуюсь, что есть,
к чему быть всех мудрей.
И здесь, как на духу, признаюсь перед вами.
Пусть буду навсегда потомками забыт,
но пользуюсь в стихах избитыми словами,
и, несмотря на то, –
ни разу не избит.

 
НЕ ВСЕ БЕЛОЕ, ЧТО ВОДКА
                           Обложили, словно волка,
                           Не флажками – бедами.
                           Только водка, только водка
                           В моей жизни белая.
Хаим Венгер
Как сценарий для кино
Жизнь не переделаю,
Было все черным-черно,
Только водка белая.
Что там виски или шнапс,
Говорю уверенно.
Только в водке видел шанс,
Что не все потеряно.
Стопку выпил – и готов
Для труда недельного.
Водки цвет для мужиков –
Свет конца туннельного.
Но, сто грамм беря на грудь
Ты рукою смелою,
Про горячку не забудь,
Кстати,
тоже белую!

 
ДЭ РЭ и ДЭ ЭС
                           Вдруг потеплело, это мой дэ рэ.
                           Гляжу – вокруг Ван Гог, а не Доре.
Ирина Машинская
Не спорю, что когда придет дэ рэ,
Отмечу этот день в календаре,
Кругом уже Ван-Гог, а не Доре,
Подсолнухов не видно на дворе,
И все равно, за что кому в игре
Ударил клюшкой старший из Буре.
С утра поем молочного пюре,
И – за стихи
и строчки на пере,
Ну, просто гениальны, одуре...
А вот когда припрется вдруг дэ эс,
Совсем исчезнет к жизни интерес,
Мне быть в ряду великих поэтесс.
И будет после графоман-балбес,
Читать меня, выкрикивая: "Йес!!".

 
 
ТРОГАТЕЛЬНОЕ
                           Так трогают только плохие
                           внезапно стихи.
                                             Владимир Гандельсман
Проснулся от липкого пота –
такая фигня.
Касается, чувствую, что-то
и щиплет меня.
И сразу же мысли лихие
полны чепухи –
Так трогают только плохие
внезапно стихи.
– Вы чьи? – закричал я на взводе
от этой возни.
– Твои, – отвечают, – Володя,
мы в доме одни.
Не больно, лишь только руками
и без суеты
тебя будем трогать,
покамест,
не тронешься ты...

 
У САМОГО СИНЕГО МОРЯ
                           Меня пугает власть моя над миром,
                           над разными людьми и над вещами...
Нина Воронель
Я нынче в редколлегии журнала.
Все в кулаке –
и проза, и сатира.
И повод это мне всегда давало
считать себя владычицею мира.
Сама же,
не подвластная запрету,
стеной стою на горе графоману,
того могу печатать, или эту,
а захочу – печатать их не стану.
Но и в журнальном деле много риска,
и к рыбке не ходи –
скажу открыто,
что если дальше так пойдет подписка –
сидеть мне у разбитого корыта.

Версия для печати