Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2007, 54

Стихи на русском и английском языках из готовящейся к изданию книги

Translated to English by Judy Turkeltaub

Из готовящейся к изданию в
издательстве “Слово-Word” книги

Рассвет этой осени
Такой туман без края над полями,
Что можно заблудиться, запропасть.
Шершавый иней пойман тополями
На листья, не успевшие опасть.

Я плохо прежде понимал все это,
Я даром эту благодать имел –
Туманы предосеннего рассвета,
Земной покой на тридевять земель.
Я думал, что не может быть иначе,
Иной представить землю я не мог,
Когда над тихой сестрорецкой дачей
В туман вплетался утренний дымок,
И волны пену на берег кидали,
И с грохотом обрушивались близ
Угластых скал. И в утренние дали
Седые чайки между волн неслись
И, возвращаясь, свежесть приносили
В туманный, сонный, влажный Ленинград,
И не было земной осенней силе
Конца и края, смерти и преград.

К нам нелегко приходит пониманье,
Но эту красоту поймешь вдвойне,
Когда пройдешь в пороховом тумане
Полями в пепле, в свисте и огне.
И станет ясно, что просторы эти
До гроба в плоть и кровь твою вошли,
И ничего прекрасней нет на свете
Рассвета отвоеванной земли.

 
* * *
Не хватит ни любви, ни силы,
Чтоб дотащиться до конца.
Стреляет Сталин из могилы
В единокровные сердца.

И падают на мостовые
С бессмертным именем его,
Смежая веки восковые,
Не понимая ничего.

И непонятен и бесцелен
Поток бушующий людской.
Шли дети тех, кто был расстрелян
Его бессмертною рукой.

Нам не забыть об этих войнах,
Нам не избыть его идей,
Его последних, бронебойных,
Карательных очередей.

Он, ни о чем не сожалея,
Сквозь многократное "Ваша!"
Бьет наповал из мавзолея,
Не содрогаясь, не дыша.

 
* * *
Что ж ты плачешь, старая развалина,
Где она, священная твоя
Вера в революцию и Сталина
В классовую сущность бытия…

Вдохновлялись сталинскими планами,
Устремлялись в Сталинскую высь,
Были мы с тобой однополчанами
Сталинскому знамени клялись,

Шли, сопровождаемые взрывами,
По всеобщей и ничьей вине…
О, какими были б мы счастливыми,
Если б нас убили на войне.
                        1971
* * *
Льется дождь по березам, по ивам,
Приминает цветы на лугу.
Стало горе мое молчаливым,
Я о нем говорить не могу.

Мне желанья мои непонятны, –                        
Только к цели приближусь – и вспять,
И уже тороплюсь на попятный,
Чтоб у сердца надежду отнять.

 
* * *

О, жизнь моя, ты и в разлуке
С далекой родиной, от муки
Кончающаяся, спеша,
Ты и такая хороша.
Ты грешная, а не святая,
Проигранная до гроша,
До дней последних прожитая,
Ты и такая хороша.
                        2001



Александр Межиров. Портленд. Орегон. 2004 год. Фото М.Митков































Александр Межиров. Нью-Йорк, 2001.

Версия для печати