Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2006, 51

Лев Троцкий - трибун революции

Аркадий Давидович Тененбаум родился 25 мая 1929 г. на Украине, в г. Житомире. В 1952 г. с отличием окончил юридический факультет Львовского Государственного университета им. И. Франко и по распределению был направлен на работу в органы прокуратуры Ровенской области, где и проработал более 43 лет. Начал работать рядовым следователем, закончил службу в должности старшего помощника (начальника отдела) прокуратуры области.Затем преподавал правовые дисциплины в филиале университета. Автор четырех книг на правовую тематику и более 40 публикаций в юридических журналах, за что ему было присвоено звание доцента решением Ученого совета Института государства и права Академии наук Украины. В 1995 году издал книгу “Еврейский народ в период Великой Отечественной войны”. Член Союза журналистов СССР, а затем и Украины.

ЛЕВ ТРОЦКИЙ – ТРИБУН РЕВОЛЮЦИИ

Лев Троцкий. 1920-й год

В мировой истории вряд ли найдётся другой политический лидер, которого на его родине на протяжении жизни ряда поколений вся официальная пропаганда клеймила как предателя, шпиона и убийцу. Основные провокационные судебные процессы над представителями старой ленинской гвардии неизменно связывались с его именем: “Антисоветский объединённый троцкистско-зиновьевский центр” – 1936 г.; “Параллельный антисоветский троцкистский центр” – 1937 г.; “Антисоветская троцкистская военная организация в Красной Армии” – 1937 г.”; “Антисоветский правотроцкистский блок” – 1938 г. Многие видные партийные, советские и военные деятели были незаконно расстреляны. Но главной политической и идейной мишенью был Лев Троцкий, который был выслан из СССР и жил в эмиграции. В текстах обвинительных заключений по указанным делам его фамилия упоминается более 120 раз. Пропаганда дурманила миллионы советских граждан. До настоящего времени далеко не все освободились от тлетворного влияния сталинских фальсификаций имени и деятельности Льва Давидовича Троцкого. Вновь был продемонстрирован кровавый тезис о том, что революция пожирает своих детей. Теперь, после краха коммунистического режима и распада Советского Союза, мы имеем возможность рассмотреть политический портрет Льва Троцкого sine ira et studio – без гнева и пристрастия, как писал в “Анналах” древнеримский историк Тацит.

Лев Троцкий – настоящее имя Лейба Бронштейн – родился 25 октября 1879 года (7ноября по новому стилю). По какому-то капризу истории он родился в день будущего октябрьского переворота, в котором В.Ленин и Л.Троцкий сыграли главную роль. Л.Бронштейн родился в деревне Яновка Елисаветградского уезда Херсонской губернии, в семье землевладельца и земельного арендатора Давида Бронштейна, который был неграмотным, но предприимчивым евреем. Лишь к концу своей жизни Давид научился читать по слогам с единственной целью: разбирать заглавия книг и статей своего знаменитого сына. Мать Троцкого была еврейской мещанкой, получившей скромное образование. Из восьмерых её детей кроме Льва выжили лишь его две сестры и брат. Первым учебным заведением для будущего председателя реввоенсовета республики был традиционный еврейский хедер. Затем его отдали в реальное училище в Одессе, в котором, как тогда говорили, он “шел первым учеником”. Лёва Бронштейн писал стихи, переводил на украинский язык басни Крылова. Со временем музыка поэзии навсегда уступит своё место боевым маршам революции. Ученик Бронштейн полюбил Одессу. Уже позже, будучи профессиональным революционером, в годы эмиграции во Франции его как-то спросили, нравится ли ему Париж. Смеясь, он ответил:

– Похож на Одессу, но Одесса лучше...

У него рано проявилась любовь к чтению, к печатному и устному слову. Он увлечённо писал сочинения на различные темы, которые учитель неизменно вслух читал в классе и ставил самые высокие оценки. Лёва мечтал стать писателем. Всю свою последующую жизнь Лев Давидович прошёл с пером в руке. Оно всегда было его главным оружием наряду с незаурядным талантом оратора. Десятки его книг, тысячи статей дают богатый материал для ответа – скажи мне, что ты пишешь, и я скажу, кто ты. Человек разносторонних способностей, он любил математику и думал о поступлении на математический факультет Новороссийского (Одесского) университета.

Но жизнь распорядилась по-другому. Едва окончив среднюю школу, он сблизился с революционерами и стал заниматься агитацией среди рабочих. Льва Бронштейна арестовали, и он пробыл в одесской тюрьме два года. Приговором по делу южнороссийского союза рабочих его осудили на четыре года ссылки в Восточную Сибирь. В ссылке, как пишет он в своих воспоминаниях “Моя жизнь. Опыт автобиографии”, он “изучал Маркса, сгоняя тараканов с его страниц”. В тюрьме Бронштейн становится марксистом, места лишения свободы стали его университетами. В августе 1902 г. он совершил побег из ссылки с поддельным паспортом на имя Троцкого. “Я сам наудачу вписал это имя, – рассказывал впоследствии Троцкий, – не предвидя, что оно станет моим именем на всю жизнь. Я назвал себя по имени старшего надзирателя одесской тюрьмы”. Это был одесский юмор молодого революционера. После побега Троцкий нелегально перешёл австрийскую границу и направился в Вену, оттуда он приехал в Лондон, где в то время находилась редакция газеты “Искра”, руководимая В.Лениным. Там состоялось первое знакомство Троцкого с Лениным, потом Лев Давидович выступал перед российскими социал-демократами. Как представитель Сибири Троцкий принимает активное участие в работе 2-го съезда РСДП. В январе 1905 года с паспортом на имя Арбузова Троцкий нелегально возвращается в Россию.

В период первой русской революции Троцкого как опытного социал-демократа избирают председателем Петербургского Совета народных депутатов. Он организует подготовку боевых дружин, в задачу которых входит защита демонстраций, рабочих газет, предотвращение погромов; систематически выступает на митингах, в печати. Троцкий руководил работой Совета уверенно и решительно. Он вёл себя так, как будто за его плечами был опыт уже не одной революции, хотя ему было всего 25 лет. Это очень импонировало рабочим, популярность молодого революционера стремительно росла.

3 декабря 1905 года жандармы арестовали весь состав руководства совета, в том числе и Троцкого. С этого дня началась ещё одна, протяженностью в пятнадцать месяцев, судебная, тюремная и ссыльная эпопея трибуна революции. В эти критические дни он проявил высокое самообладание и мужество. Находясь в знаменитых “Крестах”, Петропавловской крепости, Троцкий верил, что это лишь историческая репетиция, “политическое детство”, без которого не бывает зрелости. Всю свою жизнь он высоко отзывался о политической школе первой русской революции, позволившей ему и многим другим товарищам по борьбе успешно вырасти из “революционного детства”.

По приговору суда Троцкий и другие 14 членов Совета были осуждены на пожизненную ссылку с лишением всех прав. Местом её было определено село Обдорское за Полярным кругом (около 1500 вёрст до железной дороги). Ссыльным выдали арестантскую одежду с кандалами. С учётом ряда обстоятельств Троцкий решил бежать ещё в пути следования в ссылку. Его дерзкий побег на оленях из Берёзова, где когда-то отбывал ссылку князь Меньшиков, удался.

Потом об этом побеге среди ссыльных ходили легенды. Через Финляндию Троцкий уехал в Швецию и с того времени 10 лет, до февральской революции 1917 г., жил в эмиграции в различных странах. В 1907 году Троцкий участвует в работе Лондонского РСДРП, на съезде общается с Розой Люксембург. По словам Троцкого, “она покоряла мужеством характера и мысли”.

Когда на Балканах в сентябре 1912 г. сложилась взрывоопасная обстановка, русская либеральная газета “Киевская мысль” предложила Троцкому дать серию репортажей. Он согласился и стал летописцем первой и второй Балканских войн (1912 – 1913 г.г.). Лев Давидович отправил с театра военных действий более 70 статей, составивших впоследствии шестой том его сочинений. Корреспонденции военного репортёра Троцкого под псевдонимами Антид Ото и Янов, написанные с мест событий ярко, мастерски, нравились читателям, но были встречены в штыки реакционными кругами правительств России, Болгарии и других стран. Дело в том, что Троцкий в “балканских письмах” правдиво описывал зверства в отношении пленных и раненых, совершённые обеими сторонами, страдания беженцев и весь клубок националистических страстей, которыми изобиловали Балканы, – по меткому выражению Троцкого, “этот ящик Пандорры”. В корреспонденциях Троцкого с двух Балканских войн проявилась ещё одна грань его журналистского таланта. Однако политическая рецептура, предписанная Троцким, – о том, как избежать войн в этой части Европы, – себя не оправдала.

В связи с началом Первой мировой войны Троцкий был вынужден уехать из Австрии в нейтральную Швейцарию, а затем во Францию, где он редактировал русскую газету “Наше слово”. В 1916 году под нажимом царского правительства Троцкого высылают из Франции, но так как европейские страны отказались от предоставления въездных виз опасному революционеру, его депортировали в Испанию и заключили в мадридскую тюрьму. Затем последовала высылка в США. Он поселился в Нью-Йорке, где у людей, по словам Троцкого, “в сердцах нравственная философия доллара”. Новый житель Соединённых Штатов сотрудничал в эмигрантской газете “Новый мир”, посещал библиотеки и читал доклады.

После февральской революции Троцкий на пароходе отправился в Россию, однако по дороге был арестован британской полицией и содержался в лагере для военнопленных. По требованию общественности России Троцкий был освобождён и приехал в Петроград, где его ждала торжественная встреча. Льва Давидовича включили в состав Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, а потом вновь избрали его председателем. Как известно, на 2-м съезде РСДРП Троцкий вошёл во фракцию меньшевиков, затем он занимал центристскую позицию. В Петрограде Троцкий в 1917 году примкнул к организации оъединённых социал-демократов интернационалистов (“межрайонный комитет”). Троцкий настоял на объединении их с большевиками, что и было сделано. В июле 1917 г. Временное правительство арестовало Троцкого и заключило его в памятные ему петроградские “Кресты”. Шестой съезд РСДРП в июле 1917 г. заочно избрал Троцкого почётным членом президиума. Авторитет Троцкого оказался уже настолько высоким, что он был заочно избран членом Центрального Комитета партии. Меньшевизм и центризм были решительно отброшены. Так завершилось превращение Троцкого в большевика. Революционная диктатура России получила ешё одного вождя.

Августовское выступление генерала Корнилова и решительные требования Петроградского совета способствовали освобождению Троцкого из тюрьмы, и он сразу же с головой ушёл в подготовку восстания против Временного правительства. Сохранились меткие характеристики, которые он дал главе этого правительства: “Керенский был и остался случайной фигурой, временщиком исторической минуты... Его лучшие речи были лишь пышным толчением воды в ступе. В1917 году эта вода кипела, и от неё шёл пар. Волны пара казались ореолом”. В те дни жизнь в Питере кружилась в вихре митингов. Самым востребованным оратором был Троцкий. Митинги проходили на заводах, в учебных заведениях, в театрах, на улицах и площадях. Глубокой ночью кронштадтцы стучали в двери председателя Петросовета: “Матросы прислали за вами катер”. Любовь Троцкого и балтийцев была обоюдной. Он называл их “красой и гордостью революции”.

В 1987 году в Москве была издана энциклопедия “Великая Октябрьская социалистическая революция”. Напрасно искать в ней что-либо объективное о подлинной роли Троцкого в этих событиях. Ничтоже сумняшеся её авторы упоминают имя Троцкого только для того, чтобы “освежить” сталинскую ложь о том, что Троцкий “мешал революции”. Уже прошло пятьдесят лет после прововокационных так называемых троцкистских судебных процессов и пришёл период “позднего реабилитанса”; уже канул в позорное прошлое насквозь лживый “Краткий курс истории ВКП(б)”, разоблачён культ личности Сталина, но ядовитая паутина прежней школы фальсификаций продолжала отравлять сознание и направляла перо псевдоучёных.

В дни Октябрьского переворота Троцкий дни и ночи работал в Смольном – штабе революции. Председатель Петербургского, а затем и Петроградского совета в двух русских революциях, он создал военно-революционный комитет, который руководил вооружением рабочих, направлением революционных солдат и матросов для занятия стратегических объектов, пропагандой в воинских частях, верных Временному правительству. Отряды красногвардейцев заняли железнодорожные вокзалы, мосты, почтамт, телефонные станции. Крейсер “Аврора” бросил якорь у Николаевского моста. Был окружён Зимний дворец, в котором заседало Временное правительство. Ночью 25 октября 1917 г. открылся 2-й Всероссийский съезд советов рабочих и солдатских депутатов. В это время пал Зимний дворец. Осуществилась идея Троцкого, что восстание должно подняться не только под руководством партии большевиков, но и по воле революционного парламента народных масс. Троцкий хотел конституировать переворот, узаконить его на широкой, представительской основе. Есть категорическое свидетельство Ленина о руководящей роли Троцкого в Октябрьском вооружённом восстании. “После того, как Петербургский совет перешёл в руки большевиков, – говорится в 14-м томе первого собрания сочинений В.И.Ленина, – Троцкий был избран его председателем, в качестве которого организовал и руководил восстанием 25 октября”. Однако после смерти Ленина Сталин, непомерно возвеличивая себя, даёт уже совершенно другую оценку: “Должен сказать, что никакой особой роли в Октябрьском восстании Троцкий не играл и играть не мог”. Но как же быть со статьёй самого Сталина, вышедшей в газете “Правда” через год после переворота, 6 ноября 1918 года, и посвящённой ему. “Вся работа, – писал Сталин, – по практической организации восстания происходила под непосредственным руководством председателя Петроградского совета Троцкого. Можно с уверенностью сказать, что быстрым переходом гарнизона на сторону Совета и умелой постановкой работы военно-революционного комитета партия обязана прежде всего и главным образом т. Троцкому”. Пройдёт немного времени – и кремлёвский диктатор и, по выражению репрессированного поэта Осипа Мандельштама, “сброд тонкошеих вождей”, будут клеймить Троцкого как организатора шпионов и убийц. Но древнегреческая муза – покровительница истории – Клио уже давно восстановила историческую истину, поскольку судьи людские этого не сделали...

Нужно признать, что Октябрьское восстание и гражданская война были звёздными часами Троцкого. В революции,российской и мировой, он видел высший смысл своей жизни. Он был фанатиком революции. Он мог, подобно лермонтовскому герою, сказать: “Я знал одной лишь думы власть, одну – но пламенную страсть”. Эти эпохальные годы наиболее богаты событиями в жизни Троцкого – политического и партийного руководителя, “красного маршала”, публициста и оратора. Это был пик его личной судьбы. После переворота Ленин собрал совещание ЦК для формирования правительства. По совету Троцкого, новые министры стали называться народными комиссарами. Ленин предложил назначить организатора переворота Троцкого главой правительства – председателем Совета народных комиссаров. Однако Троцкий об этом и слушать не хотел и в числе прочих доводов назвал своё еврейское происхождение. Он отказался по этим же мотивам занять пост народного комиссара внутренних дел. Троцкий хотел взять на себя руководство печатью партии. Это было отвергнуто. Враги Троцкого – от черносотенцев до современных антисемитов – всегда старались и стараются подчеркнуть его еврейскую национальность. Насилия и кровь в гражданской войне они связывают непременно только с именем Троцкого, с “сионистским заговором”, с происками “жидо-масонов”. Троцкий никогда не скрывал своего национального происхождения и считал главным в деятельности любого человека не национальность, а политический, моральный и профессиональный факторы. Когда главный раввин Москвы Мазо в беседе с Троцким уже после революции напомнил ему, что он иудей, Троцкий ответил: “Я социал-демократ. Это всё”. В конце встречи Мазо пророчески сказал: “Троцкие сделали революцию, а Бронштейны расплачиваются”.

В трудах Троцкого еврейский вопрос рассматривается только с классовых, революционных позиций. Ещё в 1904 г. он критиковал сионизм, предсказывая ему скорое исчезновение. В период Второй мировой войны, находясь в эмиграции, Лев Давидович заявлял: “никогда не было так ясно, как сейчас, что спасение еврейского народа неразрывно связано с ликвидацией капиталистической системы”. Но история не имеет сослагательного наклонения. В общем, можно сказать, что Троцкий был Плутархом политической истории революции своей эпохи, но явно не годился для роли Кассандры в предсказаниях будущности еврейского народа и всего человечества.

По инициативе Свердлова Троцкого назначили главой дипломатического ведомства – народным комиссаром иностранных дел. Он пробыл на этой должности три месяца. Самой неприятной миссией на этом посту было его участие в Бресте на переговорах с Германией и Австро-Венгрией по подписанию мирного договора. Будучи руководителем делегации и видя тяжёлые условия, изложенные в проекте договора, Троцкий избрал тактику затягивания переговоров. При этом он хотел решать дипломатические вопросы с классовых позиций, обращаясь через головы иностранных дипломатов к рабочим Германии и Австро-Венгрии с пламенной революционной риторикой. Неужели Лев Давидович всерьёз считал, что прочитав в газетах его зажигательные речи, эти рабочие во имя международной солидарности пойдут на штурм своих Зимних дворцов и сорвут подписание грабительского мирного договора с первым государством рабочих? Но нельзя сложные дипломатические вопросы подменять революционной фразеологией. В этом взгляды Троцкого были ошибочны. Выступая на 7-м съезде партии в марте 1918 г., Ленин сказал о позиции Троцкого: “Когда он начал переговоры в Бресте, великолепно использовав их для агитации, мы все были согласны с тов. Троцким... Тактика Троцкого, поскольку она шла на затягивание, была верна: неверной она стала, когда было объявлено состояние войны прекращённым и мир не был подписан”. Потом это назовут “ни мира, ни войны”. С большим трудом Ленину удалось добиться согласия ЦК партии и ВЦИК на подписание “позорного и грабительского мира” на худших условиях.

Сложив с себя полномочия наркома по иностранным делам, Троцкий неожиданно для многих 14 марта 1918 года был назначен народным комиссаром по военным, а позже и по морским делам. Одновременно он стал и председателем Высшего Военного Совета (позднее – Революционного Военного Совета) республики. Почему Ленин и другие члены ЦК остановили свой выбор на Троцком? Для создания новой и эффективной военной организации как важнейшего условия в победе революции нужны были талант организатора и воздействия на массы, энергия, решительность, умение твердой рукой пресечь неорганизованность и расхлябанность. В то же время руководителем военного ведомства не мог быть поставлен бывший царский генерал из генштабистов, готовый сотрудничать с новой властью. Этого просто не поняли бы народные массы. Нужен был человек, имеющий кроме указанных качеств политический вес, партийный авторитет и популярность в народе. Ленин и его соратники с учетом всех обстоятельств решили, что эти должности более всего подходят Троцкому. Троцкий признается, что он не считал себя ни в малейшей степени стратегом. Он компенсировал отсутствие глубоких военных познаний – в области стратегии, оперативного искусства и тактики – способностями широкого политического подхода к вопросам обороны и военного строительства, умением подбора кадров на высокие военные и политические должности из числа беспартийных военных специалистов и проверенных коммунистов. Троцкий взялся за новое для него дело с огромной энергией, способной заразить тех людей, с которыми он общался, уверенностью в успехе. Он выступал на различных совещаниях и митингах с одной темой: что нужно сделать для организации новой армии и какой она должна быть.

Лев Давидович сформулировал задачи организации вооруженных сил революционной России. Сюда входят всеобщее обязательное военное обучение по месту работы и учебы, создание сплоченных армейских кадров, в том числе имеющих боевой опыт, привлечение преданных новой власти военных специалистов из бывшей царской армии, назначение в частях военных комиссаров. С Лениным Троцкий встречался и решал различные вопросы ежедневно. Как пишет Лев Давидович в воспоминаниях, “облачко брест-литовских разногласий рассеялось бесследно. Отношение Ленина ко мне и членам моей семьи было исключительно задушевное и внимательное”. В апреле1918 г. Троцкий написал текст “Социалистической военной присяги”. Идеи, заложенные Троцким в нескольких строках присяги, не “старели” от времени. Десятилетиями советские воины, принимая эту присягу (содержание ее почти не менялось), не знали, кому принадлежит ее авторство.

Хотя многие видные коммунисты отрицательно относились к использованию военных специалистов в Красной Армии, Троцкий последовательно и решительно отстаивал идею их привлечения в вооруженные силы. Бывшие полковники генерального штаба Вацетис и Каменев последовательно занимали высшие военные должности главнокомандующих вооруженными силами республики. Многие бывшие офицеры и генералы командовали фронтами, армиями, возглавляли штабы объединений. Десятки тысяч военных специалистов служили в полках, дивизиях и корпусах, преподавали в военно-учебных заведениях. Трагической была участь этих военных специалистов, занимавших высшие должности. Преобладающее большинство их, привлеченное в Красную Армию Троцким, после его ухода в 1925 году подверглось гонениям, а затем и репрессиям. Роль их в становлении Красной Армии и в гражданской войне осталась вне поля зрения историков, деятельность этих полководцев и военачальников ещё ожидает своего Нестора-летописца.

Много внимания Троцкий уделял мерам по военному строительству. По его инициативе был решен вопрос о формировании военной авиации. Он разослал указание о производстве танков для Красной Армии с использованием для этого части тракторов; решил вопрос о создании Всероссийского Главного штаба. Специальным декретом ВЦИК 2 сентября 1918 года объявил “Социалистическое Отечество в опасности”. Троцкий с группой ответственных работников выехал на Восточный фронт, где складывалась почти катастрофическая обстановка. Под Свияжском и Казанью позорно бежал с поля боя 2-й Петроградский полк вместе с командиром и комиссаром. По указанию Троцкого военно-полевой суд 5-й армии приговорил командира, комиссара и нескольких бойцов к расстрелу. После этого все противники наркомвоенмора говорили о необоснованности этой казни. Специальная комиссия ЦК оправдала действия Троцкого. Незадолго до наступления Троцкий принял личное участие в боевом рейде нескольких миноносцев, пришедших на Волгу по Мариинской водной системе. Миноносец, на котором находился глава военного ведомства, был подбит снарядом, но операция прошла успешно. Части 5-й армии и речной десант под командованием помощника Троцкого матроса Маркина 10 сентября 1918 года освободили Казань. Это была первая крупная победа Красной Армии на Восточном фронте. Троцкий уехал на другие участки боевых действий. Его легендарный поезд исколесил более 200 тысяч километров. Приезжая в воинские части, он требовал отчетов, вникал в ситуации, при необходимости принимал участие в боях, иногда заменял командиров людьми из поезда, был настойчивым в организации снабжения войск и поощрении отличившихся. Мощным оружием председателя Реввоенсовета Республики были его эмоциональные и страстные выступления перед бойцами на переднем крае, оказывавшие на них неизгладимое влияние и создававшие боевой настрой. Сочетанием агитации, организованности, революционного примера и репрессий был достигнут необходимый перелом. Из зыбкой неустойчивой массы сколачивались революционные полки.

Троцкий в своих воспоминаниях тепло отзывается о многих бойцах и командирах. Интересен его отзыв о Ларисе Рейснер: “Ослепив многих, эта прекрасная, молодая женщина пронеслась горячим метеором на фоне революции. С внешностью олимпийской богини она сочетала тонкий иронический ум и мужество воина... Она работала в разведке. Позже она плавала на военных кораблях и принимала участие в сражениях”.

Горький еще при жизни Ленина вспоминал, как тот оценивал Троцкого: “А вот указали бы другого человека, который способен почти в год организовать почти образцовую армию, да еще завоевать уважение военных специалистов”. Троцкий быстро оценивал причины военных неудач и так же быстро принимал меры для их устранения. После известного рейда кавалерийского корпуса генерала Мамонтова по тылам пяти советских губерний в 1918 году Троцкий понял необходимость создания крупных соединений красной конницы. Он выдвинул крылатый лозунг: “Пролетарий, на коня!” За этим последовало создание ряда кавалерийских соединений, а затем 1-й и 2-й Конных армий.

По предложению и настоянию Троцкого ВЦИК учредил первый и единственный тогда орден республики – орден Красного Знамени. Получив первую партию орденских знаков, Троцкий был разочарован и тут же телеграфировал в Москву Председателю ВЦИК Свердлову: “Орден ждут несколько месяцев, а получили бляху носильщика, только менее удобную”. Он потребовал устранить небрежности в изготовлении ордена и сделать его в три раза меньше. Награждение этой высшей наградой стало для воинов высоким моральным стимулом.

Руководитель военного ведомства Троцкий считал, что “нельзя строить армию без репрессий”. Эти репрессии выражались, с одной стороны, в расстрелах дезертиров и трусов, а с другой – в расстрелах бывших офицеров, пытавшихся перейти на сторону белых. Наркомвоенмор предлагал брать заложниками членов семей этих офицеров. Нисколько не оправдывая политику репрессий Троцкого, хочу сказать, что в гражданской войне беспощадность и жестокость с обеих сторон не случайность, а закономерность. Так было всегда – во время гражданской войны в Англии между роялистами и войсками Кромвеля; в период подавления восстания в Вандее солдатами Французской Республики; в годы войны между Севером и Югом в США; в Испании, Югославии, в ряде африканских и азиатских стран. Акты тотального насилия во время гражданских войн считались нормальным явлением во имя политических, национальных и религиозных целей. Нам не известно, понимал ли интеллигент и писатель Троцкий глубокую аморальность этих кровавых методов насилия, вспоминал ли он свои репортажи, осуждающие жестокость войн на Балканах, но ясно одно: в делах защиты революции он считал нравственным все, что способствовало ее спасению и победе. Председатель Реввоенсовета Республики с одобрения Москвы принял драконово решение создать и расположить за неустойчивыми частями заградительные отряды, которым вменялось в обязанность в случае бегства или несанкционированного отхода стрелять по своим. Сталин, создав во время Великой Отечественной войны заградотряды, воспроизвел в новых условиях опыт гражданской войны, предложенный Троцким.

В 1919 г. Троцкий утвердил новые боевые уставы. Некоторые малограмотные в военном отношении лица введение уставов назвали возвратом к “старорежимным порядкам”, эти горлопаны требовали выборности командиров, изгнания военных специалистов, ликвидации централизма в армии. Потом их назовут “военной оппозицией”. Рупором “военной оппозиции” был Ворошилов, который, по выражению Троцкого, “возводя невежество в принцип”, изгонял военспецов, развел под Царицыным партизанщину. Троцкий грозился отдать Ворошилова под суд. На 8-м съезде партии Ленин резко выступил против партизанщины и подверг сокрушительной критике сторонников “военной оппозиции”, в отношении которой по тезисам Троцкого съезд принял резолюцию.

В сентябре-октябре 1919 года опаснейшее положение сложилось под Петроградом. Отборные полки генерала Юденича были уже в 10-15 км. от города. В Питере царила паника, даже Ленин говорил о возможности его сдачи. Троцкий приехал в Петроград и стал проводить энергичные меры по спасению “колыбели революции”. Весь город был разбит на районы, которые руководились рабочими штабами. Много женщин-работниц взяли оружие в руки. На важнейших местах устанавливались орудия и пулеметы. При одной из поездок на передний край Троцкий обратил внимание на полк, который в панике отступал. В своих воспоминаниях он пишет, что вскочил на первую попавшуюся лошадь и повернул цепи кругом. “Некоторые продолжали отступать, но я заворачивал всех поодиночке... Мой ординарец Козлов с наганом в руке метался по цепи, повторял мои призывы, потрясал револьвером и вопил изо всех сил: “Не робей, ребята, товарищ Троцкий вас ведет”... Полк перешел в успешное контрнаступление. Троцкий пишет, “имеет ли право человек, руководящий армией в целом, подвергать себя личной опасности в отдельных боях. На это отвечу: абсолютных правил поведения не существует ни для мира, ни для войны. Все зависит от обстоятельств. Офицеры, сопровождавшие меня в поездках по фронту, не раз говорили: “В такие места и начальники дивизий в старое время не заглядывали”.

Под Питером обновили в частях командный и комиссарский состав. Прибыли и свежие части. На передовые позиции были брошены курсантские школы. Красная Армия перешла в наступление и после ожесточенных боев погнала полки Юденича. Ни Эстония, ни Финляндия уже не помышляли о помощи белым, которые докатились до границ Эстонии в состоянии распада. Петроград был спасен.

Во время войны с Польшей командование Красной Армии допустило ошибки стратегического характера, вследствие чего произошло отступление с варшавского плацдарма и был подписан мирный договор.

Не все знают, что наркомвоенмор Троцкий занимался не только военными проблемами, но и вникал в вопросы экономики. По предложению Ленина он взял на себя руководство железнодорожным транспортом, который находился на грани развала. Получив опыт руководства в народном хозяйстве, Троцкий пришел к выводу: надо отказаться от военного коммунизма. На практической работе ему стало ясно, что методы военного коммунизма, применявшиеся во время гражданской войны, исчерпали себя и что для подъема хозяйства необходимо ввести элементы личной заинтересованности. Он представил в ЦК партии проект замены продразверстки хлебным налогом и введение товарообмена. Ленин выступил против этого предложения, и оно было отвергнуто. Понадобились восстания гарнизона в Кронштадте в 1921 г. и крестьян в Тамбовской губернии (“антоновщина”), чтобы решить вопрос о переходе к новой экономической политике.

В годы гражданской войны возникло неприязненное отношение Сталина к Троцкому. Это проявлялось в неподчинении Сталина распоряжениям главы военного ведомства, в нарушениях субординации, в гонениях и репрессиях военспецов, выдвинутых Троцким, в стремлении решать военные вопросы за его спиной, в защите тех лиц, которым Троцкий “наступил на мозоль” партизанщины и некомпетентности. К этому можно добавить зависть Сталина к талантам и популярности Троцкого – выдающегося государственного и партийного деятеля,оратора и публициста. Потом все это перешло в борьбу за власть, в которой Сталин оказался непревзойденным мастером закулисной политической интриги. Известно,что в своем знаменитом “Завещании”, которое принято называть “Письмом к съезду”, Ленин высказывал опасения в том, что Сталин сосредоточил в своих руках большую власть, и поэтому предлагал “переместить Сталина” с поста генсека. Ленин подчеркивал, что Троцкий, “пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК”, обладающий “выдающимися способностями”. Когда в 1922 г. Ленин тяжело заболел, Сталин создал триумвират из членов политбюро (Сталин, Каменев, Зиновьев) и с их помощью вел закулисную политику устранения Троцкого. Потом он “подружился” с Бухариным и, опираясь на его поддержку и содействие своих верноподданных – Молотова, Ворошилова и других – добился исключения Каменева и Зиновьева из политбюро. Затем наступил черед исключения из политбюро и Бухарина. Сталин шел к самовластию с помощью самых недостойных методов.

С именем Троцкого неизменно связывают понятие перманентной (непрерывной) революции, которое фактически сформулировал русско-немецкий социал-демократ и коммерсант Парвус (Гельфанд). Но если говорить о чистоте авторского права, то впервые эту идею выдвинули Маркс и Энгельс, которые писали, что “наши задачи заключаются в том, чтобы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти”. Троцкий развил это положение и написал, что “победоносный пролетариат вынужден будет взорвать национально-государственные рамки, т.е. он должен будет сознательно стремиться к тому, чтобы русская революция стала прологом революции мировой”. Ленин также придерживался этой формулы перманентной революции. Обратимся к Манифесту 2-го Конгресса Коммунистического Интернационала (июль-август 1920 г.), подготовленного Троцким: “Дело Советской России Коммунистический Интернационал объявил своим делом. Международный пролетариат не вложит меча в ножны до тех пор, пока Советская Россия не включится звеном в федерацию советских республик всего мира”. Под Манифестом стоят подписи глав и членов 32 партийных делегаций – среди них Ленин, Троцкий, Зиновьев, Бухарин и многие известные революционеры других стран. Выступая на Конгрессе, Ленин заявил: “Победа пролетарской революции во всем мире обеспечена. Грядет основание международной советской республики”. Это “пришпоривание” истории приводит к неудачам. Закончились поражениями революционные восстания в Венгрии и Германии. Будучи всегда фанатиком перманентной революции, Троцкий, при всем его уме и жизненном опыте, так и не понял, что эти воззрения, которые разделяли с ним и многие коммунисты, нежизненны и относятся к области утопии, как и одноименная книга английского юриста и философа Томаса Мора.

Идея мировой революции, но в другой форме, стала осуществляться Сталиным путем экспорта и насаждения советской модели социализма в странах Восточной Европы, в Северной Корее, в Иранском Азербайджане после Второй мировой войны... Его политические преемники выделяли многомиллиардные суммы военной, экономической помощи, направляли тысячи советников так называемым прогрессивным режимам Ближнего Востока, Африки, Азии для создания армий в целях классовой борьбы (с сионизмом, старыми режимами, с международным империализмом) и построения социализма. Потом эти идеологические карточные домики распались, и власть имущие отказались от идей социалистического строя.

После смерти Ленина и изменений в партийном руководстве Сталин и его окружение стали открыто критиковать, а потом и ругать Троцкого за все: за привлечение в армию царских офицеров, за перманентную революцию, за репрессии в армии, за публикацию теоретических статей, за “пособничество классовым врагам” (помощь некоторым писателям) и др. Клевета в борьбе за власть становится силой, если она отвечает потребностям властных структур. В январе 1925 г. Троцкого освободили от обязанностей наркома по военным делам. Затем все люди, работавшие с Троцким, начиная от технических секретарей, подверглись изгнанию, ссылкам и расстрелам.

Троцкого направили работать председателем концессионного комитета. Он продолжал писать критические статьи об ошибках политики ЦК и советского правительства, о самовластии Сталина, об отношениях с Чан Кай-ши в Китае, о британских профсоюзах, по аграрному вопросу и другим актуальным темам. Это было расценено как антисоветизм и получило затем наименование, ставшее самым страшным обвинением, – троцкизм. Сторонники Троцкого обратились с письмом в ЦК в его защиту. За этим последовали меры, направленные на “партийную смерть” Троцкого. В октябре 1926 г. его выводят из Политбюро, в сентябре 1927 г. исключают из Исполкома Коммунистического Интернационала, в октябре 1927 выводят из состава ЦК партии – наконец, в ноябре того же года Троцкого исключают из партии.

Это были меры партийной репрессии, а за ними последовали меры репрессии государственной. В решении “карающего меча диктатуры пролетариата”, вернее, сталинского меча репрессий – ОГПУ – было сказано: “В соответствии с законом, карающим любого за контрреволюционную деятельность, гражданин Лев Давидович Троцкий высылается в г. Алма-Ата. Срок пребывания там не указывается. Дата отправления в ссылку – 16 января 1928 года”.

Значит, снова бессрочная ссылка; первый раз ее применило царское правосудие, теперь – так называемая власть народа. Находясь в ссылке, Троцкий не сдается, пишет статьи, обращается с письмами к друзьям и соратникам, но “иных уж нет, а те далече”. Через год к нему явился посланец карательных органов и огласил документ:

“Протокол ГПУ от 18 января 1929 года о деле гражданина Троцкого Л. Д., обвиняемого по ст. 58/10 Уголовного Кодекса РСФСР за контрреволюционную деятельность, выразившуюся в организации нелегальной антисоветской партии, деятельность которой за последнее время направлена к провоцированию антисоветских выступлений и к подготовке вооруженной борьбы против Советской власти.

Постановили:

Гражданина Троцкого Льва Давидовича выслать из пределов СССР”.

Троцкий взял врученный ему ордер на изгнание и написал на тексте: “Решение ГПУ, преступное по существу и беззаконное по форме, сообщено мне 20 января 1929 года”.

Законно возникает вопрос: если Троцкий совершил преступление, предусмотренное ст. 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная пропаганда и агитация), то почему его не судил суд? Как профессиональный юрист, должен сказать, что в действиях Троцкого нет никакого состава преступления, тем более контрреволюционной пропаганды и агитации, направленной против советского государства. Критические выступления имели место на всем протяжении истории партии, революционной борьбы и гражданской войны. С ними можно было соглашаться или не соглашаться, но никому не приходило в голову считать это несогласие преступлением, да еще и контрреволюционного характера. Разумеется, если бы состоялся суд над Троцким, то он превратился бы в обвинителя, и как трибун революции доказал бы всю беспочвенность и фальшь обвинений в свой адрес. Кремлевский Чингисхан и его окружение знали об этом и боялись ярких, талантливых выступлений Троцкого.

В дороге ему объявили, что место изгнания – Турция. В своей любимой Одессе, в которой он прожил 8 лет, он навсегда попрощался с младшим сыном Сергеем и невесткой. Троцкий, его жена Наталья Ивановна и старший сын Лев были водворены на пароход с названием “Ильич”. Их сопровождали четыре сотрудника ОГПУ. Мало ли что, вдруг побег в море...

“Скиталец без визы” прожил в Турции четыре года на гонорары, получаемые за статьи в иностранных газетах. Он решил наладить выпуск “Бюллетеня оппозиции” и создать центр сплочения марксистских сил против тирании в советском государстве. Из архивных документов теперь стало известно, что как только Троцкий поселился в Турции, за ним была установлена слежка ОГПУ. Было отмечено появление каких-то подозрительных личностей, которые предлагали Троцкому свои услуги в качестве секретарей или охраны. Однажды в марте 1931 г. загорелся дом, в котором проживала семья Троцкого. Изгнанник потом писал, что “вместе с домом погорело все, что было с нами и на нас... сгорела вся библиотека”. Кто были поджигатели, осталось неизвестным.

20 февраля 1932 г. Троцкий, его жена и сын Лев были лишены советского гражданства. Теперь он оказался жителем планеты “без визы и паспорта”. Троцкий с женой хотели перебраться во Францию, Австрию, Германию, Англию, США, но всюду встречали отказ.

Наконец, в июле 1933 года удалось уехать во Францию. Вскоре вся семья почувствовала, что за ними снова следят. Троцкий каждый раз менял место проживания, но полиция все время предупреждала, что нет гарантии его безопасности. В июне 1935 года норвежское правительство выдало разрешение на въезд в страну революционеру-апатриду (апатрид – лицо без гражданства). Однажды в Норвегии он услышал по радио о новом судебном процессе над троцкистами Зиновьевым, Каменевым и др., которых обвинили в организации терактов в СССР. Оказывается, убийство Кирова, подготовка покушения на Сталина, Ворошилова и других руководителей проходила “под руководством Троцкого”. Троцкий был потрясен услышанным. Каменев сознавался в том, что “сам служил фашизму, готовил вместе с Троцким контрреволюцию в СССР”. Троцкий не знал, что накануне процесса Зиновьева и Каменева привезли из тюрьмы в кабинет к Сталину, который предложил им сделку: если они сознаются, что Троцкий – главный организатор террора против партии и народа, он постарается спасти им жизнь. В противном случае их ждет только смерть. Сломленные старые большевики, соратники Ленина, согласились. У них не оказалось мужества все публично отвергнуть. На основании материалов процесса советский посол в Норвегии по указанию своих правителей потребовал от правительства Норвегии высылки Троцкого из страны как преступника-террориста. Троцкий был взят под арест. Он оказался в политическом карантине. Наконец, стало известно, что президент Мексики согласен принять Троцкого и его семью. В январе 1937 года Троцкий с семьей прибыл в очередную и последнию в его жизни страну пребывания. Получив политическое убежище, они стали жить в отдельном доме в Койоакане, пригороде столицы Мексики. На литературные гонорары и с финансовой помощью друзей и сторонников Троцкий стал издавать в Париже “Бюллетень оппозиции”. Главную роль в издании и распространении бюллетеня играл его сын Лев Седов, очень способный молодой человек, разделявший взгляды отца.

Несгибаемый борец, Лев Троцкий с помощью представителей троцкистских групп из 11 стран добился проведения в Париже в сентябре 1938 года конференции, создавшей 4-й Интернационал. Была создана “мировая партия социальной революции”. Основные документы к учреждению нового Интернационала готовил Троцкий, который хотел видеть в новых организациях очищенную от сталинизма пролетарскую политическую силу. В действительности это стало политическим миражом, так как международные организации не имели большого влияния и после смерти Троцкого превратились в соперничающие между собой сектантские группы. Невольно вспоминаются слова принца датского Гамлета: “Прервалась связь времен, зачем же я связать ее рожден”.

Создание “Бюллетеня оппозиции”, учреждение и работа 4-го Интернационала находились под неусыпным контролем советских чекистов. Агент НКВД Марк Зборовский был внедрен к сыну Троцкого Льву и помогал ему в выпусках бюллетеня. В работе учредительной конференции 4-го Интернационала Марк Зборовский (агент Мак) участвовал в качестве делегата... от СССР. Этому агенту настолько удалось войти в доверие, что после смерти сына Троцкого Льва он стал ответственным за выпуск бюллетеня, за что получил благодарственное письмо от Троцкого. Всю переписку Троцкого читали в Москве, о его намерениях знал Кремль.

Троцкий много писал – кроме статей, писем, различных программ он написал ряд книг. Из них наиболее известны: “История русской революции”, “Моя жизнь”, “Преданная революция”, “Сталинская школа фальсификаций”, “Как сражалась революция” и др. В некоторых статьях остро ставился вопрос о взаимоотношениях Сталина и Гитлера, что вызывало сильное раздражение московского диктатора. Наиболее поразительный прогноз будущей войны содержится в статье Троцкого с необычайно сильным заголовком: “Сталин – интендант Гитлера”, написанной в 1939 году. В ней автор пишет, что “непосредственным толчком к открытию военных действий явилось заключение советско-германского пакта... Пакт есть капитуляция Сталина перед фашизмом. Сталин боится Гитлера. И боится не случайно. Армия обезглавлена. Это не фраза, а трагический факт. Ворошилов есть фикция. Его авторитет искусственно создан тоталитарной агитацией...” Троцкий далее пишет, что пакт “обеспечивает Гитлеру возможность пользоваться советским сырьем. Весьма вероятно, что через 2 года после оккупации Польши Германия нападет на Советский Союз”. Можно по-разному толковать центурии Мишеля Нострадамуса, многие из его пророчеств не сбылись, но эти пророческие оценки Троцкого оказались совершенно правильными.

Сталин свирепел, читая разоблачительные статьи Троцкого. Хваленый “железный нарком” Ежов был расстрелян. На его должность назначили Лаврентия Берия, который получил категорический приказ “ликвидировать”. По выражению поэта Осипа Мандельштама, “кремлевский горец”, у которого “слова, как пудовые гири верны”, потребовал от своих опричников немедленных и решительных действий в отношении Троцкого. Агенты НКВД, получив важнейшее задание, прибыли в Мексику и приступили к организации и проведению кровавой акции. На рассвете 24 мая 1940 г. вооруженный отряд в форме полиции и армии в составе 20 человек обезоружил охранников и ворвался в дом Троцкого. Нападавшие открыли ураганный огонь из пулемета и пистолетов. Троцкий, его жена и внук Сева чудом уцелели. Все понимали, что это не последнее покушение и что Троцкий обречен. Нападение организовывал ответственный террорист сталинской карательной системы генерал Наум Эйтингон, который знал, что в случае повторной неудачи его расстреляют. Он решил пойти по другому пути – ведь крепости часто берутся изнутри. В ходе операции Эйтингон использовал завербованного им испанского коммуниста Рамона Меркадера, который по легенде стал женихом Сильвии Агелоф, работавшей секретарем в окружении Троцкого. 20 августа 1940 г. Меркадер пришел ко Льву Давидовичу якобы для ознакомления с написанной им статьей. Когда Троцкий читал статью, убийца нанес ему сильный удар по голове альпенштоком (туристским топориком), спрятанным под плащом. Меркадер был затем схвачен охраной. Усилия врачей оказались безрезультатными. На следующий день Троцкий скончался.

Мексиканский суд приговорил Меркадера к 20 годам тюремного заключения. По отбытии наказания ему присвоили звание Героя Советского Союза. Он умер и похоронен на одном из московских кладбищ под чужой фамилией. Организаторы убийства генералы Судоплатов и Эйтингон также получили высокие государственные награды, а затем были приговорены к длительным срокам лишения свободы. Теперь они реабилитированы. Убийцы оправданы, а их жертва осталась с клеймом преступника. Приговорили к лишению свободы агента НКВД Марка Зборовского. Все было сделано в лучших традициях сталинской системы: поручение, выполнение, награждение и в качестве последней платы – тюремные нары.

Трагической была судьба не только Троцкого, но и его родственников и близких. Первая жена Троцкого, А.Л. Соколовская, сгинула в лагерях для врагов народа. Их младшая дочь Нина умерла в 1928 г., когда Троцкий был в ссылке. Ей было всего 26 лет. Она жила в тяжелых условиях, голодала. Смерть от туберкулеза спасла ее от гибели в лагере. Ее муж Невельсон был расстрелян. Родившуюся в 1925 году их дочку Волину взяла бабушка А.Л. Соколовская. После ареста Соколовской внучку водворили в спецдетдом для детей врагов народа, где следы девочки затерялись и судьба ее осталась неизвестной. С кончиной Нины началась длинная череда смертей в семье Троцкого. Старшую дочь Зинаиду преследованиями довели до самоубийства, ее мужа Платона Волкова отправили в лагерь, затем расстреляли. Шестилетний внук Всеволод Волков остался у Троцкого. Дочь Зинаиды – Александра была направлена в сталинские лагеря.

Младший сын Троцкого (от второго брака) Сергей Седов не захотел заниматься политикой. Он увлекался математикой и техникой, окончил технический вуз и стал профессором в возрасте до 30 лет. Его расстреляли в 1937 году, а его жену Ольгу приговорили к лагерям. Родная сестра Троцкого – Ольга Давидовна (жена Каменева) была расстреляна. Старший брат Троцкого – Бронштейн Александр Давидович, человек, далекий от политики, работалал агрономом на Ново-Кисляевском сахарном заводе (Воронежская область) и считался квалифицированным специалистом. Его заставили публично отречься от брата. Но отречение его не спасло. В 1936 году он был арестован, а в 1937-м расстрелян как “активный, неразоружившийся троцкист”. В том же году расстрелян племянник Троцкого Борис Бронштейн. В феврале 1938 года в связи с аппендицитом был госпитализирован в парижской больнице для русских эмигрантов старший сын Троцкого, Лев Седов. Он уже выздоравливал, но вскоре умер с признаками отравления. Ему было 32 года. Все поняли, что это “рука Москвы”. С глубокой убежденностью Троцкий писал: “Московские мастера убили его”.

Комплекс невольной вины за гибель всех своих детей Троцкий мучительно нес на Голгофу своей жизни. Трагедия Троцкого стала еще одним отражением трагедии всего советского народа.

Ныне единственный оставшийся в живых родственник Троцкого – его внук Всеволод Волков. Круглый сирота с детских лет, он знает, что такое гибель родителей, преследования и слежка. Ребенком он получил “боевое крещение” во время вооруженного нападения террористов НКВД на дом, в котором он жил с дедом – Троцким и бабушкой – его женой. Мексика – шестая родина Всеволода, по-испански его зовут Эстебан. Ранее он жил в Советской России, Турции, Германии, Австрии и Франции. Всеволод помнит день убийства деда. Он возвратился из школы и увидел окровавленного деда, лежащего на полу. Увидев его, Лев Давидович несколько раз сказал: “Не пускайте сюда Севу, ребенок не должен этого видеть”.

Всеволод Волков получил профессию химика и всю жизнь работал в фармацевтической промышленности. У него четыре дочери и пять внуков. Ему пошел восьмой десяток. Политикой он не занимался. Он создал музей Троцкого в доме своего деда, которого очень уважает. Рядом во дворе – простой прямоугольный памятник с именем Троцкого, с серпом и молотом.

В древнем Риме существовал “Закон об осуждении памяти”. Согласно этому Закону, те политические и военные деятели, которые скомпрометировали себя грубыми злоупотреблениями власти, необоснованными казнями и причинением крупного ущерба римскому государству и народу, подлежали, зачастую посмертно, осуждению. Память о них “стиралась” – их статуи и бюсты сносились, они лишались наград и почетных званий. После судилищ, связанных с именем Троцкого, массового репрессивного шабаша, вавилонских башен лжи в отношении трибуна революции стал фактически действовать тот самый “Закон об осуждении памяти”. На многие десятилетия Троцкий как бы “выпал” из отечественной истории: он был, но его как бы не было. Его имя было вымарано из прошлого и на него наложено суровое табу. В период, когда люди, осужденные на “троцкистских” процессах, были посмертно реабилитированы, в отношении личности Троцкого все еще существовал неписаный закон исторического забвения. Даже в вышедшем в 1983 году “Военном энциклопедическом словаре” в большой статье “Гражданская война и военная интервенция в России 1918-20 гг.” не указано, кто же возглавлял руководство вооруженными силами Советской Республики. Приводятся имена руководителей и героев войны, среди них есть Ворошилов, Щаденко (даже с фотографией), Сталин, но напрасно искать там имя Троцкого. Не только историки – слуги сталинизма, но и современные левые политические партии России и Украины предпочитают не вспоминать о том, кем был Троцкий в отечественной истории.

Сейчас имя Троцкого возвращается к нам, очищаемое от политической грязи многолетних фальсификаций. Настоящий прорыв в этом направлении осуществил генерал-полковник, профессор Дмитрий Волкогонов своим исследованием “Троцкий. Политический портрет” (М. “Новости”, 1994). В двух интереснейших книгах он дал объективную оценку политической деятельности одного из вождей российской революции. В справочной литературе также появились объективные оценки роли Троцкого в революционном перевороте, в гражданской войне, в публицистике. (Большой энциклопедический словарь, М. СП. 2002; Кто есть кто в европейской и американской политической науке, Львов-Украина, 1997).

Наше отношение к посмертному политическому портрету Льва Троцкого будет неполным, если не остановиться на ряде правовых вопросов, которые почему-то остались вне поля зрения авторов немногочисленных статей о Троцком и отсутствуют даже в обширной книге Д.Волкогонова “Троцкий”.

Существо вопросов заключается в том, что в отношении Льва Давидовича Троцкого, его семьи и родственников внесудебными органами расправы принимались репрессивные незаконные акты, которые до настоящего времени гласно не отменены.

Бессрочная ссылка Троцкого и его семьи в 1928 г. в Алма-Ату и высылка в 1929 г. из СССР явились грубыми нарушениями законодательства России и были совершенно необоснованными. Органы ОГПУ, являющиеся внесудебным карательным учреждением, приняли эти меры наказания без надлежащего и объективного расследования, без обеспечения права обвиняемого на защиту, без какого-либо обжалования и при отсутствии гласного рассмотрения дела в суде. Это противоречит требованиям статей 17, 22, 118, 123 Конституции Российской Федерации и общепризнанным нормам международного права о соблюдении прав человека и гражданина. Как профессиональный юрист, полагаю, что по этим и другим основаниям Верховный суд Российской Федерации должен отменить указанные акты коллегии ОГПУ и прекратить их за отсутствием состава преступления, с полной юридической реабилитацией Троцкого и членов его семьи.

Подлежат также судебной отмене с последующей реабилитацией незаконные акты о расстрелах и других мерах наказания,вынесенные в отношении родственников и близких Льва Троцкого. В соответствии со ст. 61 п. 1 Конституции Российской Федерации высылка за пределы Российской Федерации не может иметь места, т.е. отсутствует как мера наказания. В Уголовном кодексе России отсутствует и такая мера наказания, как ссылка. Уголовная норма о контрреволюционном преступлении (ст. 58 УК) давно отменена. В связи с тем, что высылка, ссылка и контрреволюционные преступления не предусмотрены законодательством России, это должно явиться дополнительными основаниями для отмены указанных незаконных актов.

На основании п. “а” ст. 89 Конституции Российской Федерации Президент Российской Федерации решает вопросы гражданства Российской Федерации. Это дает право Всеволоду Волкову, другим заинтересованным лицам и организациям ходатайствовать перед Президентом об отмене незаконного решения ВЦИК о лишении Троцкого и его семьи советского гражданства в феврале 1932 г. Должны быть приняты меры к защите чести и доброго имени Льва Троцкого (п. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации). Мне представляется, что в учебниках истории и в других изданиях вопрос о роли и деятельности Троцкого должен получить объективное освещение.

* * *

В заголовке статьи Троцкий именуется как трибун. Почему? Слово трибун имеет несколько значений. В древнем Риме звание трибунов имели две категории высоких должностных лиц: народные трибуны защищали права плебеев от посягательств патрициев, военные трибуны поочередно командовали воинскими соединениями – легионами. Большой словарь иностранных слов (М. 2001 г.) дает и третье объяснение этого слова: трибун – это общественный деятель, выдающийся оратор и публицист.

Льву Давидовичу Троцкому были присущи все три значения слова трибун.

Версия для печати