Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2006, 51

Письмо из Америки

Юмореска

Юмореска

Здравствуйте, дорогая Марья Семеновна! Как поживаете? Скучаю без Вас, моей давней приятельницы. Спасибо за поздравление с шестидесятилетием. Спрашиваете, как отметила его? Нормально. Дочка с зятем устроили шикарный пикник на природе. За мои денежки. Накупили всякой еды, питья... Пригласили кучу друзей. Что им – они молодые, как только приехали в лес, так сразу по кустам разбежались парами. Выйдут оттуда, выпьют, закусят и снова в кусты.

Дочка с зятем разожгли костер, приготовили бутерброды, поджарили сосиски. Меня посадили на почетное место – на пенек, так я на нем и просидела почти весь день. Захотела до ветру по-маленькому, так некуда – все ближние кусты заняты, а в дальние идти боязно. Еще пристанет какой-нибудь сексуальный маньяк. А мне это вроде бы уже и ни к чему...

Сидела, сидела на почетном пеньке, потом выпила пару стопок водки для храбрости и пошла в дальние заросли кустарника, потому как терпежу уже совсем не стало... Заблудилась, так ребята гуляли, гуляли, а вечером спохватились – где же наша именинница? И стали прочесывать лес. Но пока меня из него вычесывали, ох, и натерпелась же я страху в темноте… Три раза садилась по-большому. Всю задницу исколола колючками. Но, слава Богу, все закончилось благополучно. Отметили мой юбилей, и под утро – по домам.

А что мне еще надо? Конечно, лучше бы за столом, в кругу семьи. Дома. Тут хоть туалет есть. Можно присесть. И ветер не поддувает, и колючки не вонзаются в попу, и заблудиться невозможно.

Дома хорошо. А вообще, если честно признаться, дом наш теперь и не дом вовсе, а зверинец какой-то, уголок Дурова... Да и круг наш семейный с каждым годом все больше расширяется.

Можете себе представить: дочка с зятем страсть как любят животных. Так, пожалуйста, любите себе на здоровье, но зачем тащить к себе в дом всяких тварей? Мало того, что они привезли с собой сюда, в Америку, двух собак и кота, так ведь что еще затеяли разбойники – как новый год подходит, так начинают придумывать ему всякие названия – то год Дракона, то Змеи, то еще кого-то... Дракона они еще, правда, не достали. Но нашли где-то большую ящерицу. Говорят, что она из того же семейства. Посадили в банку и любуются. А вот когда был год Змеи, они притащили откуда-то настоящую гадюку. Так она, представляете, заползла ночью ко мне в постель. Я чуть не померла от страха. А зять мне: “Не бойтесь, мамаша, это не змея, а уж пятнистый, он не жалит, он добрый”. И шасть его себе за пазуху. Я так и обомлела...

У нас и обезьянка есть. Маленькая такая, симпатичная. Так все бы хорошо, если бы не озорничала. Прыгнет на люстру и качается, вот-вот грохнется вниз вместе с нею – хрустальной. А то как сиганет со шкафа мне на спину, словно я тоже обезьяна из ее племени. Говорю им – в клетку посадите. Так они не хотят – обезьяна, мол, вольное животное. Подумать только, обезьяна – вольное, а я, выходит, уже не вольное... Что придумали, негодники – мне отвели крохотный уголок в моей спальне, а остальная ее часть превратилась в обезьяний вольер: пол устлали камнями, корягами, вдоль стены деревья поставили, лианы из веревок навили... Им забава, обезьянке – джунгли, а мне – хоть самой на дерево забирайся.

А серый с красным попугай, которого зять купил здесь у одного нашего русского... Так тот сидит в клетке и ругается на всех отборным матом. Я ему как-то и говорю: “Попка, перестань выражаться”. А он мне так, членораздельно: “Заткнись, старая карга”. И как выдаст по полной программе... Прямо и не знаю, что делать, теперь и гостей к себе не позовешь, стыдно.

А ко дню моего рождения принесли себе подарок. Кого бы вы думали? Красного петуха. Большие деньги отдали. Красавец, но клюется, проклятый. Не так посмотрела, так он чуть было глаз не выклевал, паразит. Спасибо, очки помогли. О Господи, спаси и помилуй!..

Так что, дорогая моя, теперь Вы представляете себе мою эмигрантскую жизнь. То ли еще будет... Теперь дочка с зятем поговаривают о том, чтобы купить молоденького крокодила. Посоветовались со мной. Я спрашиваю у них, где держать его будете? Говорят, сначала в ванне, а потом, дескать, посмотрим.

Вот идиоты – что тут смотреть? Это же хищник, аллигатор. Чем они будут его кормить? Он чуть подрастет, станет жрать всех без разбору. Наших бедных животных проглотит, а я к ним уже привязалась, жалко. А потом, конечно, возьмется и за нас. Нет, надо что-то придумать, пока не поздно. Видно, придется прятаться в вольере вместе с обезьянкой, петухом и попугаем. Пусть себе попка ругается там, сколько захочет. Да и я с ним заодно поматюкаюсь вволю, душу отведу.

Будьте здоровы, дорогая! За меня не беспокойтесь, даст Бог, как-нибудь отсижусь в обезьяннике. Спрячусь где-нибудь... Только вот интересно – крокодилы могут лазать по деревьям?

Целую.

Версия для печати