Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2006, 50

Памяти Арона Каценелинбойгена

профессора Wharton School, моего Учителя и Друга, Философа,

чья жизнь была могущественней смерти.

1. НЕОБРАТИМОСТЬ

Мой самолёт пересёк океан, и вот я на другой стороне Земли, где привычное мне время отстаёт на шесть часов. Я стою здесь, по-прежнему не зная будущего, пусть даже и находясь в нём относительно моих друзей и родственников, оставшихся позади. Понятия не имею, что произойдёт на другой стороне планеты в течение этих шести часов, тех самых, которые мне не прожить заново по возвращении.

Эти шесть часов потеряны безвозвратно.

Исходный пункт моего путешествия – печаль. Нет ничего в мире страшнее необратимости, и оплакиваем мы лишь то, что никогда не вернётся. Убивая надежду на возвращение, необратимость в то же время порождает веру и доверие – парадокс, разрешаемый лишь любовью.

История человеческого развития может, помимо прочего, быть описана и как поиски эликсира жизни в попытке преодоления необратимости. Наука, искусство и религия неустанно разрабатывают новые способы борьбы с ней.

2. СКОРБЬ

Моего дорогого друга не стало.

Несколько дней назад он позвонил мне, чтобы расспросить о делах и обменяться идеями. Он был философом, великим философом. Он понимал: время бесценно, подобно всему, что необратимо, и полагал своё присутствие здесь скоротечным, я же думала иначе. Кем был он для меня? Другом? Отцом? Учителем? В мире глубоких человеческих привязанностей определения не работают. Теперь, когда он ушёл, и я переезжаю из страны в страну, от одного воспоминания к другому, я хорошо понимаю, что любое определение, касающееся отношений между людьми, неизменно уплощает и сглаживает их уникальность, подобно тому как садовник, обрезая и сводя к общему знаменателю, оболванивает кусты.

3. УНИКАЛЬНОСТЬ I

Теория Арона о предрасположенности появилась в качестве альтернативы вероятностному методу. Главный вопрос состоял в следующем: как определить нечто, являющееся исключительным по своей сути? Арон посвятил свою жизнь учёного разработке исчисления предрасположенности в отношении к вероятности. Вероятность работает, когда на руках статистика. Но что делать с уникальными случаями, когда она отсутствует? Как вывести их определение? Базируясь на чём? Должны ли мы отсекать всё исключительное, сконцентрировавшись на подобиях, или же лучше разработать новый подход?

Последнее было бы намного проще. К сожалению, этот метод не всегда работает.

4. АРОН ПИШЕТ:

Куда более сложная проблема возникает в отсутствие статистических данных, программирования случайных переменных или последовательного анализа, в особенности имея в виду, что последовательный анализ начинается априори с распределения вероятностей, и разработка оптимального решения может занимать очень много времени. Вдобавок, возможны исключительные ситуации, которые, по определению, не позволяют полагаться на частоту повторения событий вообще.

В этом случае вместо наблюдений за крайне неопределённым поведением отдельных объектов мы обращаем внимание на всё множество, сформированное этими объектами, поскольку последнее, говоря вообще, в большей степени тяготеет к образованию статистических показателей; другими словами, мы сводим уникальную ситуацию к ситуации нам уже известной при помощи удаления из неё специфических, уникальных признаков. Процедура эта, однако, вполне рискованна, поскольку специфические признаки уникальной ситуации могут быть настолько важны, что пренебрежение ими может повлечь за собой значительное искажение оценки вероятности её возникновения. (Концепция неопределённости Каценелинбойгена.)

5. ПРАВИЛА И НОРМЫ

Арон разработал свой сложный подход к оценке уникальности. Он назвал его исчислением предрасположенности. Я говорю "подход", потому что Арон был против таких программ, которые предоставляли бы определённый набор методов вынесения решений.

Основываясь на шахматной игре, он показал разнообразие стилей и методов, а также структуру ценностей, присущую самому процессу оценки, объясняя, каким образом всё это может быть скомбинировано и использовано разными игроками. Арон указал, что, хотя стили и методы объективны, их применение требует субъективного подхода. По Арону, оценка есть субъективный акт, который не может быть объективизирован. Арон определяет субъективность как невозможность отделить оценку предмета от человека, который её разрабатывает. В статье "Право на субъективность" он пишет: “Несколько лет назад я представил свою лекцию "Стратегическое позиционирование корпорации" руководящему составу отдела электроники компании Марс. По окончании лекции один из вице-президентов поблагодарил меня за презентацию. Выглядело это чистой формальностью. Однако затем он добавил следующее: вы дали мне право на субъективность. Это его замечание отразило глубокое понимание им сути моего сообщения, и я отнёсся к благодарности со всей серьёзностью”.

Концепция Арона в своих главных положениях имеет непосредственное отношение к психологии, биологии, физике, экономике и, конечно, к литературе и искусству. И его эпоха по-прежнему ожидает своего часа.

6. УНИКАЛЬНОСТЬ II

Будучи уникальной личностью, Арон и работал над понятием исключительности и очень остро чувствовал уникальные особенности других людей. Он заявлял, что сама уникальность не есть нечто из ряда вон выходящее, но присуща самой природе вещей. Неоднократно он подчёркивал, что не существует двух идентичных созданий природы, хотя ради простоты частенько и пренебрегал этим определением.

Разумеется, даже два яблока с одного дерева имеют слегка разный вкус, что может повлиять и на вкус яблочного пирога, приготовленного по классическому рецепту. Это означает, что рецепты не гарантируют одних и тех же результатов вследствие различных небольших отклонений от общей нормы, свойственных ингредиентам, используемых в приготовлении блюда.

Точно так же пирог жизни нельзя испечь по общей программе.

7. НЕОЖИДАННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Пренебрежение уникальностью и соблазн объединить всё разнообразие в единую общность, отсекая девиации, приводит в неожиданным результатам. Ошибки возникают в результате незнания существующих правил, а неожиданные результаты являются следствием недооценки уникальных ситуаций, когда правил не существует. Один из наиболее знаменитых случаев получения неожиданного результата описан Эдвардом Лоренсом, метеорологом, создавшим базовую математическую компьютерную программу для изучения упрощённых моделей погоды. Лоренс исследовал процессы подъема и спада воздушных потоков, нагреваемых солнцем. Поскольку компьютер, по своей сути, детерминирован, Лоренс ожидал, что программа будет выдавать одни и те же результаты в ответ на введение одних и тех же исходных цифровых данных. Каково же было его изумление, когда он увидел, что эти его ожидания не оправдались! Позже, анализируя ситуацию, Лоренс обнаружил, что в изначальных цифровых данных, вводимых каждый раз в компьютер, существовали небольшие отклонения. Он никак не ожидал, что эти отклонения могут столь существенным образом повлиять на результат. Здесь Лоренс столкнулся с тем, что Арон называл неожиданным результатом.

8.

Арон делал ударение на изменчивости, присущей жизни, на неопределённости её природы, порождающей всё новые и новые формы. Он начал свои исследования с экономики – чрезвычайно динамичной сферы, зависимой от быстрых перемен и появления новых продуктов. Именно работа в этой сфере привела его к пониманию необходимости разработки новой технологии оценки уникальных процессов. Позже он успешно переключился и на другие области, в частности, применил свою концепцию механизма внутренних изменений к исследованию раковых заболеваний, предложив новый подход, посредством которого болезнь может быть проанализирована (не подвергнута лечению). Само лечение должно появиться как результат более глубокого понимания характера болезни, её базового механизма, представляющегося по сей день неясным. Арон всегда говорил, что концептуальное мышление необходимо при подходе к таким комплексным проблемам, как рак.

9. НЕПОЛНОЕ РАВНОВЕСИЕ

Говоря о социальных и экономических системах, Арон всегда подчёркивал важность недостаточности баланса как условия будущего развития. Самодостаточное равновесие так же опасно, как и полное его отсутствие, поскольку первое ведёт к стагнации, а второе может ввергнуть систему в хаос. Теория Арона о предрасположенности, следовательно, имеет дело со стадиями, пролегающими между состояниями абсолютной упорядоченности и полного беспорядка. Полусбалансированная система способствует возникновению всплесков, гарантирующих изменения, необходимые для её развития.

В то же время недостаток баланса сохраняет систему от распада, в отличие от разбалансированности, которая не позволяет системе пережить эти всплески. Предпринимательская активность, привносящая всевозможные обновления – как технологические, так и организационные, – живой пример создания дисбаланса, необходимого для развития социальных и экономических систем. (Каценелинбойген, 1997)

10. НАВСЕГДА

Плоть не оживить.
Душу не стереть.
Жизни смерть сильней.
Любовь сильней, чем смерть.

Находящееся в полном равновесии мертво. В то же время смерть связана с распадом. Отсюда следует, что смерть есть сочетание двух крайностей, и крайности находятся вне развития.

Жизнь есть промежуточная стадия между абсолютным равновесием и полным его отсутствием. Она развивается постепенно, от одной стадии к другой, создавая предрасположенности к возникновению новых форм. Изумительней всех остальных актов творения – создание разума, наделённого воображением. Воображение – не что иное, как инженер, работающий с неправдоподобностями. Борьба с невозвратностью – его специальность. Первое из его великих изобретений – душа, этот открытый вход в вечность.

Любовь воспламеняет воображение.

11. В ПОИСКАХ СМЫСЛА

В чём смысл жизни? Есть ли смысл вообще?

Природа бесчувственна. Всё, чем она озабочена, – создание новых видов, в этом её единственная цель и смысл. Она разрастается безостановочно, выплёскивая свои создания, как сумасшедший художник в отсутствие внутреннего цензора. Каждая малейшая сущность, произведённая ею, уникальна, как наши отпечатки пальцев. Природа, однако, не заботится о сохранении уникальности. Для этого был создан Бог. Природа обещает развитие, Бог – выживание. Человеку необходимо и то, и другое.

12. МОЩЬ

Кто кого создал?

Если человек создал Бога, это произошло в соответветствии с эволюцией, как она понималась Дарвином. Человеческий интеллект появляется в результате бессознательного стремления природы к созданию разумного творца, благодаря чему она сможет развиваться по новому пути. На этом этапе природа создаёт некую предрасположенность, допускающую возникновение более развитых организмов.

Очень часто люди думают, что присутствие разумного творца необходимо для того, чтобы организовать разнообразие в систему. Однако это не так. Вообще говоря, любая система движима вертикальными и/или горизонтальными механизмами приложения сил.

Вертикальные механизмы включают субординацию; горизонтальные утверждаются на функциональном равенстве взаимодействующих групп. (Каценелинбойген, 1988)

На этом этапе разнообразие может быть организовано и упорядочено через локальные взаимодействия (горизонтальный механизм управления) – так работает природа. В социальных и политических системах наблюдается присутстве обоих методов управления обществом. По утверждению Арона, демократические системы обычно отдают предпочтение горизантальному виду, порождаемому выраженным недовольством населения. Авторитарные системы тянутся к вертикальному методу достижения предласположенности в рамках стиля, который всегда внутренне ориентирован на конкретную цель и объективизацию результата. (Каценелинбойген, 1997)

13. МЕЧТЫ

Итак, человеческий интеллект мог появиться в результате горизонтальных взаимодействий между видами. Мироздание обогащается многочисленными изобретениями, обязанными ему своим существованием. Но величайшее из его изобретений, прерогатива человеческого разума, – создание киберпространства. Киберпространство – мост между прошлым и будущим, между желанием и его реализацией, между вечным и мимолётным. Это пространство человеческих желаний и верований – некая матка, в которой они развиваются, пока не достигнут уровня реализации.

14. СВЕТ И ТЬМА

Ветхозаветный Бог тоже творит через киберпространство: свет появляется изначально как идея чего-то, что противоположно тьме. Слово становится сконденсированной концепцией света, но ни одно слово не возникает прежде мысли. Итак, логично было бы предположить, что в начале Мечта получила своё развитие в Мысли, а затем Мысль реализовалась через Слово и Дело.Мечты генерируют киберпространство. Кибепространство порождает само пространство.

15. КИБЕРПРОСТРАНСТВО

Киберпространство создаёт сеть неосязаемых, воображаемых отношений с внешним миром. Так мы готовим свои мечты к воплощению. Наше первое взаимодействие с миром происходит в киберпространстве, где мы представляем и воссоздаём вещи, вычитанные из сказок и рассказов, и используем эти вещи в своих играх, таким образом реализуя и осуществляя воображаемое. По мере взросления мы усложняем своё киберпространство, создавая модели своего взаимодействия с мирозданием. Прежде чем что-либо начать, мы создаём модели реализации задуманного, обыгрываем различные его возможности и варианты результата. Чем богаче наше воображение, тем наше киберпространство сложнее и тем интересней становится наша жизнь.

В терминах Арона, киберпространство означало бы создание предрасположенности для будущего развития.

Есть такие встречи, которые навсегда связывают людей друг с другом. Случайные встречи, которые впоследствии никогда не забываются и приобретают такое значение, что возникает вопрос: действительно ли они произошли по чистой случайности, или же были предрешены.

16.

Я встретила Арона не раньше, чем оказалась внутренне подготовлена к этому. Мечта о собеседнике, с которым можно было бы говорить о вещах, мне глубоко интересных, реализовалась именно тогда, когда я окончательно созрела для такой дискуссии. Было ли это Божественным провидением, счастливым случаем или результатом развитой предрасположенности?

Много лет назад я, пожалуй, склонилась бы к первым двум вариантам ответа. Однако же – сколько людей задерживались у Арона, желая поговорить? Очень многие. Большинство из них вдохновлялось его необычной, новой манерой мышления, но я оказалась именно тем человеком, который решился работать с ним постоянно, день ото дня. Наша встреча оказалась началом новой фазы развития его концепции.

17.

Частенько Арон шутил, что эта наша встреча была делом Господних рук. Я думаю, Бог оставляет шанс, человек же совершает выбор.

Выбор Человека основывается на его предрасположенности, включающей и способность осознавать уровень значимости просходящего с ним. Люди, не придающие особого значения происходящему в их жизни, принимают соответствующие решения.

18. СУДЬБА И СЛУЧАЙ

Концепция Арона о предрасположенности заставила меня задуматься о судьбе и случае – двух основных категориях, на которых зиждется рассуждение о свободе воли.

Я поняла, что, называя кого-либо счастливым, удачливым, люди подчёркивают исключительную роль спонтанных внешних воздействий. Соответственно, если эти воздействия воспринимаются запрограммированными свыше, винят либо благодарят судьбу. Как правило, предрасположенность принимающего решение не принимается во внимание, поскольку тот или иной исход полагается зависимым от воздействия внешних сил.

Как бы то ни было, любое проявление случая должно рассматриваться в совокупности с личной предрасположенностью. Арон заявляет, что вероятность выпадения того или иного шанса буквально пропитана определённой предрасположенностью, воздействующей на результат. Этим объясняется то, почему одни и те же события могут оказывать противоположное воздействие на людей и на ситуации.

Позитивная или негативная оценка произошедшего случая в целом зависит от восприятия того, кто принял решение.

Все эти идеи получили дальнейшее развитие в моём курсе "Судьба и Случай".

19.

Арон не верил в предсказания, и это не противоречит его концепции предрасположенности, в соответствии с которой будущее не дано, но формируется постепенно. Арон показал, что даже Бог не знал будущего. В противном случае, Он сотворил бы живые существа более совершенными, дабы избежать необходимости наказывать их Всемирным Потопом. Разумеется, ни один создатель не станет тратить время и силы на сотворение того, что с определенностью будет им уничтожено в итоге. Это было бы бессмысленно.

Я по-прежнему постоянно размышляю о природе предказаний, удивляясь, почему некоторые из них сбываются. Я поняла, что большинство из предсказаний выражены в столь общей форме, что могут иметь приложение ко всему и каждому. Этот вид предсказаний меня никогда не интересовал. Не возникало у меня интереса и к обсуждению возможных фальсификаций, когда предсказание события следовало за самим событием. Меня интересовало другое.

20.

Я начинала с вопроса, почему предсказания столь популярны.

Мой ответ состоял в том, что предсказание – один их способов преодоления неясностей.

Поскольку будущее неизвестно, очень важно придать ему форму, иначе трудно иметь дело с настоящим, где человеку необходимо видеть, насколько его усилия сообразуются с отдалённой целью. Будущее не должно быть бесформенным.

На этой стадии предсказания работают как кибермост между настоящим и будущим.

Важней же всего то, что они функционируют как сценарии в поисках режиссёров, которые их в своё время поставят.

Среди потребителей предсказаний, в особенности тех пресказаний, которые находятся в религиозных текстах, есть фанатики, желающие воплощения тех или иных освящённых идей на базе своих религиозных верований. Они готовы слово в слово следовать за сценарием, написанным столетия назад, чтобы стать солдатами судьбы. Что тоже придаёт жизни смысл.

21. АПОКАЛИПСИС

В большинстве случаев (я не касаюсь здесь тех особых случаев, которые требуют отдельного разговора) предсказания не угаданы, а поставлены. Начинаясь в киберпространстве, они могут быть реализованы через волю человека.

Судьба – изобретение тех, кто верит в программируемость жизненных структур.

В основном, предсказания создают предрасположенность к определённой направленности жизни, но предсказание – не предопределение.

22.

У природы нет разума, но есть огромная мощь. Человек обладает высоким интеллектом, но человеческие силы ограничены. Чтобы разрешить задачу, он должен создать нечто более великое, чем он сам, превосходящее его как силой, так и разумом.

Итак, человек создаёт Бога, и здесь начинаются проблемы, поскольку Бог немедленно накладывает ограничения, учит человечество правильному поведению. Преимущество же заключается в том, что Бог обещает человеку вечность и выживание.

Но что насчёт развития?

23. ЗАСТОЯВШАЯСЯ ВОДА

Представьте себе вечное существование без каких бы то ни было перемен. Это было бы похоже на жизнь в канаве с застоявшейся водой, не так ли? Для творческого разума такие небеса равняются аду.

А что насчёт души? Подразумевается ли, что она сохраняет способность к творчеству в загробной жизни? Если так, то это должно представлять угрозу Царству Божьему, ибо любое творчество, не исключая и Божье, ведёт к непредсказуемым результатам.

Как показал Арон, Богу приходилось сталкиваться с неожиданными результатами неоднократно, и он был сильно разгневан.

24.

Если Бог создал Человека, он сделал это, не зная результата заранее.

В своей книге о становлении Бога Арон сформулировал семнадцать вопросов, из которых следовало, что Бог Торы был недетерминирован и находился в развитии.

Вот они:

1) Была ли у Бога конечная цель, которой Он следовал как Творец Вселенной?

2) Почему Бог не создал Вселенную моментально, для чего Ему понадобилось шесть дней?

3) Почему Бог не разъяснил в деталях свой план или свою программу сотворения мира, если это продолжительный процесс?

4) Почему Бог действовал поэтапно (промежуточные стадии), каждый раз (день) объявляя цель каждого этапа (и только для некоторых промежуточных стадий).

5) Является ли Бог сущностью, которая также обладает чувствами, или Он принимает только рациональные решения.

6) Почему Ему было необходимо оценить результаты Своего изначального шестидневного труда?

7) Является ли понятие "хорошо" – в качестве "местного" критерия оценки промежуточных результатов процесса Творения – эквивалентным понятию "красиво"?

8) Почему Тора содержит две версии сотворения Вселенной, включая сотворение живых существ (соответственно, Глава 1 и Глава 2 Генезиса, первой книги Торы)?

9) Почему в Главе первой Генезиса упоминается, что Бог создал Мужчину и Женщину одновременно, а в Главе второй – что Женщина создана из Мужчины? И относящийся к той же теме вопрос: почему Бог создал Женщину из Мужчины?

10) Является ли человеческое существо кульминацией процесса сотворения Вселенной?

11) Почему Бог запретил Адаму и Еве употреблять в пищу плоды Древа Познания?

12) Почему всемогущий, всеведущий и вездесущий Бог не объединяет в себе добро и зло?

13) Может ли Творец, обладающий силой предвидения, уничтожить Свои творения?

14) Почему Бог, видящий всю злобность змея и проводящий различие между чистой и нечистой плотью, всё-таки наказал Ною собрать все виды животных и спасти их от наводнения, с тем, чтобы они могли размножаться впоследствии?

15) Может ли еврейская нация быть сохранена за пределами Земли Обетованной, о которой говорится в Торе?

16) Почему Бог желает вступить в борьбу с Человеком (Иаков) и принять его (Моисей) критицизм?

17) Что побудило Бога выставить безоговорочные требования в отношении поведения евреев, включая 10 заповедей, и в то же время объявить эти требования относительными (в зависимости от ситуации), с соответствующими поощрениями и наказаниями.

Ответы Арона были совершенно уникальны, предназначались независимо мыслящему читателю.

Наша дружба началась с дискуссии о сотворении мира. Моя интерпретация Бога, Адама и Евы изумила Арона; я же была очарована его идеями.

25.

В течение этой встречи мы впервые осознали, как близки наши позиции и насколько благотворен обмен идеями. И мы продолжили наши дискуссии на следующий, потом на следующий, и ещё раз на следующий день.

Результатом этих бесед стала моя книга "Об Ангелах, о Боге, о Поэзии".

Этот разговор никогда не закончился – он по-прежнему продолжается, несмотря на смерть Арона.

26. ПУТЬ

Я иду вдоль дороги, которая может быть просто дорогой, или Дорогой – метафорой всей моей жизни, – и я думаю о смысле жизни.

Согласно мифу, Бог снабдил Человека одеждой и Десятью Заповедями, но не знанием о смысле жизни. Похоже, Ему было нужно, чтобы Человек нашёл это знание сам.

Возможно, это соответствовало творческой натуре Бога – Создатель хочет продолжить своё творческое развитие через своё творение.

Если Человек создал Бога, это, попрежнему, верно.

27. ПРЕКЛОНЕНИЕ ПЕРЕД НЕБЕСАМИ

В отличие от Бога, Человек снабдил Творца смыслом Его всемогущего присутствия во Вселенной. Поэтому кажется, что Бог вовсе не ищет смысла жизни. Или ищет?

Кто есть Бог – правитель или творец? Если второе, тогда он, помимо прочего, должен находиться в поиске смысла жизни, поскольку поиск смысла есть неотъемлемая часть любого разумного созидания.

28. КНИГА ЖИЗНИ

Если Бог создал Человека, то Он нуждался в человеке как в интерпретаторе Своих дел. Возможно, поэтому Он попросил Адама дать имена всем животным и растениям.

Согласно мифу, Адам был сотворён простым фермером в Раю, где некому было обрабатывать землю, а не для интеллектуального труда.

Вскоре, однако, Бог подошёл к нему с предложением дать имена всему живущему.

Поименование требует способности к интерпретации, а интерпретатор есть со-творец. Таким образом, Бог подтолкнул Адама к тому, чтобы тот действовал как коллега, а не как работник. Это предполагает, что цель Человека – интерпретация Книги Жизни, с тем, чтобы обрести её смысл.

29. СОЗДАНИЕ СМЫСЛА

Смысл жизни не может быть ни дан, ни найден. Он должен появиться в результате способности Человека к созданию целостного видения возникновения случайностей, чтобы не окончить хаосом. Следовательно, смысл жизни есть не открытие, но изобретение разума.

Поиск смысла жизни есть его создание. Человек есть интерпретатор дел Господних. Бог – интерпретатор Человеческих дел. Интерпретации подвержены изменениям.

30. НАБЛЮДАЯ ВЕЧНОСТЬ

Фигура Бога не столько добавляет значимости человеческой жизни, сколько делает ее безопасной. Даже в загробной жизни Человек по-прежнему может быть озадачен смыслом своего существования, так же, как и смыслом мироздания.

Вечность только заостряет проблему значимости и бессмысленности.

31.

Исходя из этого, значение фигуры Бога представляется более или менее ясным: Бог существует, чтобы сохранить разнообразие и связанный с ним неполный баланс сил во Вселенной. На этой стадии Человек представляет собой значительную ступень Божественного развития. Укрепляя личную связь с Человеком, Бог познаёт Своё творение и, следовательно, Себя – Свои эмоции, степень могущественности и ошибки. Арон показывает, что Бог Торы развивается как на эмоциональном, так и на интеллектуальном уровне, признавая Свои ошибки и обещая не повторять их в дальнейшем, как это произошло с Потопом.

Ветхозаветный Бог проявляется в диалектике жизни.

Смысл жизни по-прежнему неясен.

32. НЕЯСНОСТЬ

Предрасположенность играет решающую роль в преодолении неясности. Поскольку будущее неизвестно, последовательное планирование своих шагов от начала до конца невозможно. Нужно научиться принимать решения в условиях неопределённости, чтобы избежать итогового фиаско.

Арон разработал системный подход к работе с бессвязными неопределёнными множествами и привёл описание стилей, методов и ценностных структур, определяющих стратегическое мышление тех, кто ответственен за принятие решений. Обращаясь к шахматной игре как к метафоре для принятия решений, Арон, однако, всегда указывал, что можно обучить человека правилам этой игры, но не тому, как стать мастером. Становление мастерства – субъективный фактор личной предрасположенности. Теория Арона, следовательно, ставит целью повышение уровня творческого мышления человека, а не обеспечение его набором правил и догм. Полагающиеся на последнее будут смущены и раздосадованы этой Ароновой лицензией на субъективность.

33.

Вообще говоря, мы живём в мире неопределённостей, к которому детерминированные схемы неприложимы. Способность видеть отклонения и понимать их значимость – прерогатива не науки, а литературы и искусства. В соответствии со своей природой наука имеет тенденцию к объединению и объективизации феноменов, чтобы впоследствии оперировать множествами в стиле системного программирования, тогда как искусство (включая искусство слова) концентрируется на уникальном.

Художники и писатели тонко чувствуют все особенности отклонений, с точки зрения учёного, несущественных, поскольку наука фокусируется, прежде всего, на подобиях.

Наука работает с возможностями, искусство имеет дело с предрасположенностями.

Результат работы художника – уникальная модель. Ни одно произведение искусства не подобно другому, ни один литературный персонаж. Рассказы О'Генри – лучший пример того, как далеко мышление в терминах вероятности уводит нас в неверную сторону.

Читатель О'Генри, мыслящий категориями вероятности, всегда заинтригован неожиданной концовкой.

Параллель с жизнью ясна.

34. ИСКУССТВО И НАУКА

Несмотря на все различия, искусство и наука обладают общим скрытым качеством – они базируются на воображаемых/гипотетических категориях и вере. Различие состоит в методе управления системой. Оба используют программирование, спонтанность и предрасположенность в качестве методов, но если наука в основном имеет дело с программированием, искусство базируется на предрасположенности. Это различие в основных методах объясняет несхожесть соответствующих философий постижения мира.

35.

Из воображаемых категорий, находящихся во владениях искусства, включая искусство религии, наиболее фундаментальной является душа. Самая фундаментальная из категорий науки – атом, некогда бывший величиной невидимой и вполне гипотетической, и благодаря новейшим теориям и гипотезам превратившийся из неделимого в делимый, в результате чего современные физики представили новое определение неделимых единиц, предложив называть их элементарными частицами. Это наводит на мысль, что научные теории, как бы хорошо они ни работали и какими бы убедительными ни представлялись современникам, гипотетичны и находятся в зависимости от неопределённости, присущей самой природе жизни. Арон не верил в Правду. Он был сторонником Гипотезы. Он всегда противопоставлял эти две категории, говоря, что открытость мышления идёт от понимания гипотетической природы рассуждений и умозаключений. Как следствие, мы выбрали не спор, а диалог.

Благодаря Арону я пришла к выводу, что если правда рождается в споре, то правдоподобие проистекает из диалога. Всё это заставляет меня размышлять о природе эксперимента – проводится ли он в подтверждение научной гипотезы, или в качестве её реализации.

36.

Что есть эксперимент – открытие или изобретение? Для меня – второе. Конечно, эксперимент связан с моделированием ситуации на всех уровнях, от теоретического к практическому. Здесь его можно сравнить с режиссёром, ставящим пьесу или сценарий. Прежде всего, необходима концепция (аналогичная сценарию), затем обдумываются условия, в которых реализуется эксперимент, и только потом можно приступать к постановке.

На этой стадии эксперимент является проверкой истинности научной концепции в той же степени, в какой театральное представление или кинофильм есть момент истины для литературного материала. И то, и другое – изобретения, и оба соотносятся с жизнью так же, как предсказания и другие художественные модели. Эксперимент не открывает феноменов, но производит их тут же, в лаборатории. Конечно, нелепо было бы думать, что огонь когда-то был найден в камне или что молния прячется в небесах. Оба возникают в результате взаимодействия определённых элементов и объектов друг с другом. Таким образом, феномены в основном производятся в результате экспериментов, после чего поступают на службу цивилизации. Это также соответствует основным позициям квантовой механики.

37. ОТКРЫТИЕ И ТВОРЕНИЕ

Природа не знает открытий, только создание. Человеку известно и то и другое. Открытия в основном имеют отношение к вещам, тогда как создание включает в себя как феномен, так и сам предмет. Следовательно, на мета-уровне всё сопряжено с созданием, включая и открытия, которые являются отправным пунктом создания. Камни, минералы, звёзды и планеты открыты, а пространство – создано.

Процесс учения принадлежит к открытию. Состояние сопряжено с творением. Было ли Древо Познания кладезью информации, или же сочетанием информации и творческих возможностей?

Первое человеческое изобретение появилось сразу после того, как Адам и Ева отведали фрукт: они придумали одежду, покрывая свои тела листвой. Первое их изобретение последовало за первым осознанием своей наготы. По-русски говорят не "Древо Знаний", а "Древо Познания", и мне кажется, что этот перевод соответствует функции Дерева как катализатора изобретений, следующих за приобретением базовых знаний.

38.

Мы изобретаем свою Вселенную и отношения друг с другом исходя из своих предрасположенностей. Киберпространство – среда, питающая наши мечты, надежды и верования. В этой среде преодолеваются расстояния между нами – как пространственные, так и временные – со скоростью мысли. Это пространство человеческой близости, измеряемой в ударах сердца.

Удар сердца – единица измерения киберрасстояний. Те, кто настроен на одну и ту же длину волны, принимают сообщения друг от друга на протяжении одного удара.

39. ОБЕЩАНИЕ

Путешествие моё не знает конца, ибо это путешествие мысли. О, сколько раз я совершала его вместе со своим учителем, переходя от одной темы к другой, как путник преодолевает границы экзотических стран! Для нас оно не было ни отчаянным прыжком, ни чем-то заранее запрограммированным. Каждый наш разговор создавал предрасположенность к нашему следующему путешествию.

Я верю в будущее, и этим разговором приуготовляю предрасположенность к новым диалогам с Ароном. Киберпространство не знает безвозвратности.

40.

Я начала с печали, но вдруг припомнила Аронов смех и то, как он любил наши беседы, и поняла, как сильно бы он расстроился, увидев меня в горе. Сильные люди подавляют в себе негативные эмоции, а слабые – подавляют эмоции положительные. Звучит парадоксально, но это так и есть, поскольку слабый человек думает о самозащите и более всего боится предстать слабым, выказывая свои любовь и доброту. Согласны ли вы со мной? Я спрашиваю Арона. Он улыбается. Он знает, зачем я всё это говорю. Ему нравится моя логика, поскольку она связана с жизнеутверждением.

Мой выбор – быть сильной. Я выбираю позитив мыслей и чувств. Праздник его жизни, продолжающийся в наших с ним дискуссиях.

Мы бредём в киберпространстве, снова вместе. Между нами расстояние в один удар сердца. А что же насчёт кибервремени? Чем его измерить? Он опять улыбается, и мы оставляем этот вопрос для следующей беседы.

Август 2005-го года, Вена – Филадельфия

Перевод с английского Олега Вулфа

                Портрет Арона работы его внучки
     Оксаны Каценелинбойген

Версия для печати