Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Слово\Word 2004, 43-44

БЕСЕДА О ЕКАТЕРИНЕ ВЕЛИКОЙ, ЮЖНОМ "ОКНЕ В ЕВРОПУ" И МАЛЬТИЙСКОМ ОРДЕНЕ ГОСПИТАЛЬЕРОВ

В беседе участвуют: Олег Борушко, графиня Т.Н.Бобринская, Т. Грант, Е.С Букин, Л.Шенкер

Участники беседы освещают некоторые аспекты деятельности великой русской императрицы Екатерины II.

В беседе участвуют:

Олег Борушко, литератор, общественный деятель

Татьяна Николаевна Бобринская, графиня, общественный деятель

Евгений Семенович Бухин, литератор

Татьяна Грант, владелица и художественный руководитель картинной галереи

Лариса Шенкер, главный редактор журнала “Слово/Word”

Лариса Шенкер: В XVII – XVIII вв. Россия стремилась выйти к морю в двух направлениях – северном и южном. Первым на севере прорубил “окно в Европу” Петр I. После Петра I все свое царствование этой проблемой занималась Екатерина II. Она вела успешные войны с Турцией, основала на берегу Черного моря, на месте бывшей турецкой крепости Хаджибей город Одессу. Она задумала вместе с Потемкиным пробить для России окно в Европу на юге и распространить свое влияние на Византию. Екатерина и Потемкин даже назвали своего сына Константином, так как мечтали распространить влияние России на Константинополь.

Карта Средиземноморья, иллюстрирующая планы России при Екатерине II, направленные на приобретение влияния в этом регионе, используя Грецию, Мальту и Минорку.

Стрелками показана так называемая “Российская клешня”

В это же время американцы обратились к Екатерине с просьбой выслать военный корпус, чтобы помочь в их войне с Англией за средиземноморский остров Минорку, который находился вблизи от Гибралтара. Владение этим островом дало бы англичанам возможность контролировать путь в Индию. Между Грецией и Миноркой в Средиземном море близ Греции расположен Остров Мальта, на котором размещался в это время “Орден госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского”.

У Потемкина с Екатериной возник план сделать Павла, сына Екатерины, приором мальтийского ордена Госпитальеров. Для этого он должен был принять католицизм, и тогда не мог бы уже претендовать на русский престол, что соответствовало желанию Екатерины, так как она видела своим преемником любимого внука Александра, а не сына Павла. Таким образом, появился план с помощью США охватить “российской клешней” Средиземноморье, используя Грецию, Мальту и Минорку. Интересно, что Англия примерно тогда же обратилась к России за помощью в ведении войны с американцами на их континенте.

Олег, не расскажете ли Вы более подробно, как автор книги на эту тему*, об Ордене Госпитальеров?

Олег Борушко: В 80-е годы XVIII века Орден Госпитальеров включал всего 400 человек, из которых кавалеров Большого Креста было в лучшем случае 100. История же Ордена такова. Он возник в XI веке, когда много христиан-паломников приезжало в Палестину поклониться Гробу Господню. Они нуждались в помощи и часто – в лечении. Итальянские купцы из Палермо обратились к египетскому халифу, которому тогда принадлежала Палестина, с просьбой разрешить создать неподалеку от Гроба Господня для христиан-паломников из Европы госпиталь. Он разрешил, и они в 1020 году буквально в пятидесяти метрах от Гроба Господня построили приют-госпиталь. Отсюда и название – “Рыцарский орден Госпитальеров”. На него поступали большие пожертвования от купцов и других богатых верующих христиан. Орден существовал в этом месте до тех пор, пока защищал паломников от мусульман. Однако в конце XVIII века необходимость в этом приюте снизилась, если не отпала, и орден испытывал финансовые затруднения.

Евгений Бухин: Хотелось бы добавить, что Странноприимный дом в Иерусалиме был построен в честь Святого Иоанна Крестителя для христианских паломников к месту рождения Иисуса Христа. Здесь образовалось небольшое братство, объединившееся для ухода за ранеными и больными. Вскоре после 1-го Крестового похода одним из братьев был основан монашеский Орден Иоаннитов, обозначавшийся в статусах как “Орден всадников госпиталя святого Иоанна Иерусалимского”. Вступившие в орден давали три монашеских обета: целомудрия, бедности и послушания. Символом иоаннитов стал белый восьмиконечный крест (восемь концов означали восемь блаженств, ожидающих праведника в загробном мире). Иоаниты являются фактически основоположниками международного красного креста, ведь они помогали всем, кто в их помощи нуждался.

Татьяна Николаевна Бобринская: Считаю важным обратить ваше внимание на то, что Орден был основан еще до императора Константина, когда разделения католической и православной церквей не было. В Иерусалим приезжали паломники, которые не знали, куда им деваться, когда они были больны или потеряны. Кто-то должен был их принимать. С этого орден и начался, а уж потом пошли крестовые походы.

Олег Борушко: Вначале Орден осуществлял только заботу о паломниках на месте, но вскоре стал обеспечивать их вооружённый эскорт. В середине XII века Орден разделился на военных братьев и тех, кто заботился о больных и немощных. К 1170 г. главный госпиталь ордена располагал более чем двумя тысячами коек; больные и раненые получали безвозмездную помощь, три раза в неделю для бедняков устраивались обильные горячие обеды, которыми кормили бесплатно. Специальные больницы создавались для лечения различного рода болезней, и четыре врача-специалиста лечили пациентов. Принадлежащий госпиталю воспитательный дом обеспечивал надежный приют для подкидышей и грудных младенцев. Вне зависимости от ранга пациента, все госпитальные койки, больничные халаты и белье были одного качества, все больные и раненые получали равные порции пищи, как говорится, из одного котла.

Затем, в XII веке Орден превратился преимущественно в рыцарское объединение, оставив попечение за больными и ранеными “служилой братии” и священникам.

Во всех землях, завоеванных крестоносцами, госпитальеры сооружали замки, крепости и укрепленные дома в черте городских стен. Однако растущая мощь ислама привела к падению христианского королевства. В 1187 году мусульмане захватили Иерусалим. Рыцарский Орден Госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского был вытеснен из Святой Земли.

Когда мечта о Востоке и защите Гроба Господня себя изжила, иоанниты вынуждены были осесть на Кипре и отныне занимались, большей частью, Средиземным морем. Затем они захватили Родос, но, выбитые и оттуда турецкой армадой, после семи лет скитаний по морям получили от императора священной Римской империи Карла V Мальтийский архипелаг, дав клятву продолжить борьбу против мусульман и морских разбойников. Рыцарский Орден Госпитальеров был возрождён на Мальте в 1530 году по настоянию папы Клемента VIII. Теперь члены Ордена стали называться - Рыцари Мальты.

Восстановление Ордена было неприятной неожиданностью для Оттоманской империи. В 1565 году началось мощное вторжение турок на Мальту. Вначале события развивались как на Родосе: было разрушено много укреплённых городов, но прибытие подкреплений из Испании резко изменило военную картину. Турки понесли значительные потери и вынуждены были отступить. В 1571 году огромный турецкий флот попытался опять подойти к берегам Мальты, но был перехвачен более современным испанским флотом и разгромлен наголову. Это морское сражение вошло в историю под названием битвы при Лепанто. В этой битве принял участие солдат морской пехоты Мигуел де Сервантес, будущий создатель рыцаря печального образа Дон Кихота Ламанчского. В жестоком бою солдат Сервантес получил тяжёлое ранение - его левая рука была изувечена.

Рыцари Мальты многие столетия оставались главным бастионом христианства против ислама. Построенный Орденом на Мальте город Валлетта стал международным центром медицины, образования и искусства. Нынче город находится под эгидой Организации Объединённых Наций.

Наивысшего расцвета Мальтийский орден достиг во времена Великого магистра Ж. Паризо де Ла Валетта (1557-1568), в честь которого и названа нынешняя столица государства Мальта.

Отношения России с Мальтой и Орденом иоаннитов были вызваны необходимостью создания единого широкого фронта против мусульман. Петр Великий, чтобы вручить свои верительные грамоты, отправил на мальтийский архипелаг к Великому Магистру графа Шереметева, который затем первым из русских красовался со знаком Мальтийского ордена на груди. Императрица Екатерина Великая благосклонно относилась к Мальтийскому Ордену и его Великому магистру - престарелому принцу Рогану. Она послала на Мальту шесть молодых русских офицеров для приобретения там навыков “навигацкого и морского дела” и, имея политические виды на орден, “отправила туда своего посланника” (тогда вовсю ходили слухи, что Россия-де не прочь прибрать к рукам острова Мальтийского архипелага, расположенные в стратегически выгодном центре Средиземного моря...).

В конце XVIII века возникла новая серьёзная угроза: растущая сила Наполеона.

Трудности усугубились революцией во Франции, которая конфискует у Ордена все имения, пожертвованные ему французскими и итальянскими землевладельцами. Под его властью оставалось лишь большое поместье Острог, неподалеку от Волыни (Польша). Доходы от этого поместья (около 100.000 рублей) оказались в руках Екатерины после первого раздела Польши. Магистр ордена направляет посла ко двору Екатерины, чтобы договориться о сохранении прав на это имение. Таким образом, вышло, что, вопреки желанию католических правителей Ордена и папы Римского, они вынуждены были обратиться к православной России, чтобы не потерять последние доходы. Екатерина потребовала в обмен на доходы от поместья Острог учредить обмен послами между Россией и Орденом, от чего со времен Петра католики отказывались.

Екатерина имела все основания сказать “до свиданья” потому, что Орден госпитальеров не проявлял к России никаких симпатий. И православный мир платил Ордену тем же. В этой ситуации Великий Магистр Ордена решил послать не посла, а посланника. Он отправляет рыцаря Хадромуто с заданием сделать так, чтобы деньги с анклава в Остроге продолжали поступать Ордену. Отношения, были холодные еще с Петра. Папа и все католики не хотели поддерживать отношения с православным двором, но в сложившейся ситуации вынуждены были это сделать. И кавалер Хадромуто ведет зондаж. Екатерина отвечает на их просьбу о сохранении доходов требованием официального обмена послами. Ватикан оказывается между двух огней.

Екатерина посылает на Мальту корабль “Святой Николай” со своим послом. Кроме установления дипломатических отношений она ставит перед послом задачу развернуть разведывательную сеть на Мальте. Там возникает знаменитый конфликт. Корабль на остров не пускают. Мальта тогда была нейтральна, и согласно конвенции, военным кораблям запрещалось входить в гавани Ордена Госпитальеров. Посол делает знаменитый маневр: он на всех парусах врывается в гавань, куда кораблям запрещалось входить. Дело доходит чуть ли не до военного конфликта, но госпитальеры на это не решились. Впервые за триста лет военный корабль, фрегат, снабженный пушками на каждом борту, пересекает гавань и оказывается под брюхом Валетты, откуда прямо может стрелять по городу. Хозяевам ничего не остается делать, как встретить посла и отправить своего в Россию. Это было поручено знаменитому кавалеру Джулио Литта.

Хотя формально произошел обмен послами, на Мальте посла Волконского не приняли. А Екатерина сразу же назначила Джулио Литта высокий чин. Как знающему флотоводцу, она поручила ему командование фрегатом. И Джулио в первой же битве потопил значительное количество вражеских судов за что получил “Георгия”. Формально Джулио служил в русском флоте, а неформально выполнял обязанности посла.

В это время, в 1796 году Екатерина Великая умирает.

В 1798 году Наполеон захватил Мальту и конфисковал все богатства Ордена. Рыцари были изгнаны с острова и рассеялись по всей Европе.

Вопреки желанию Екатерины, на престол возводится ее сын Павел I. Павел сразу же дарит Ордену Воронцовский Дворец в Санкт-Петербурге (в советское время – Суворовское училище) и все доходы от Острога. Для Ордена открывается зеленая улица.

Евгений Бухин: Как только весть о взятии Мальты молодым французским генералом Бонапартом достигла императорского двора в Санкт-Петербурге, гневу Павла I не было границ. Он кричал, что “французские бунтовщики” наносят жестокое оскорбление русскому царю – протектору религии мальтийских рыцарей.

На Гатчине Павел, не колеблясь, подписал акт “О поступлении острова Мальты под защиту России” и приказал в издаваемом Академией наук календаре обозначать остров Мальту как “Губернию Российской империи”.

Папа Пий VI, назвав императора “другом человечества”, заступником угнетенных и приказав молиться за него, дал согласие на посвящение Павла I в сан Великого Магистра Мальтийского ордена. “Замком мальтийских рыцарей” стал принадлежавший некогда канцлеру Воронцову дворец. Мальтийский крест стал вровень с двуглавым орлом Российской империи. По мысли Павла, Мальтийский орден, столь долго и упорно боровшийся против врагов христианства – магометан, должен был объединить “все лучшие охранительные элементы Европы и послужить могучим оплотом против революционных движений”.

В Большом тронном зале Зимнего дворца в окружении сенаторов и не весьма одобрявших это начинание членов Святейшего синода Павел принял посла ордена графа Литта и сановников-иоаннитов. Один из них нес на бархатной подушке золотую корону Великого магистра, другой - древний меч иоаннитов с золотой рукоятью.

Облачившись в черную орденскую мантию, Павел надел корону и взял меч. В тот же день был опубликован манифест об установлении для поощрения службы российского дворянства ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Еще через несколько дней была учреждена собственная гвардия Великого магистра из 1889 рыцарей, облаченных в красные боевые орденские мундиры. Даже лакеи в Зимнем дворце получили красные ливреи, которые сохранились до самой Октябрьской революции. Принятие Павлом звания Великого магистра совпадает с датой утверждения Одесского герба. С 1798 же года орденом св. Иоанна Иерусалимского стали награждать и русских подданных. Мальтийский крест носили Суворов, Ушаков, Кутузов, Де Рибас.

Лариса Шенкер: Насколько мне известно, Орден существует и в наши дни. Каковы сейчас его статус и положение в мире?

Олег Борушко: Не вдаваясь слишком глубоко в интригу, скажу, что сейчас существуют как минимум четыре Ордена. Все имеют какие-то регалии. Только на Мальте их два. Они все с презрением друг к другу относятся. Все считают себя правопреемниками. А правопреемников там быть не могло. Поскольку Орден перестал существовать, не могли даже собрать консенсус. И единственная действующая со времен Павла его ветвь оказалась в России. Последнего магистра Фердинанда Гомпеша собирались судить за слабость, проявленную при атаке Наполеона. Он впоследствии отрекся сам. Магистра, утвержденного в соответствии с уставом, не было. Ордена в Европе не было, а в России он продолжал существовать. Поэтому кто там чей правопреемник – не ясно.

Татьяна Грант: Долг истинно верующего человека – возлюбить ближнего, помогать ближнему. На этих основополагающих человеческих принципах и был основан Орден госпитальеров. Сейчас пришло такое время в жизни людей, что им нужна помощь больше, чем когда бы то ни было. Поэтому спор, который завели католики с православными о том, у кого больше прав на Орден, идет в направлении, противоположном тому, по которому следует двигаться, чтобы людям выжить на нашей Земле.

Татьяна Николаевна Бобринская: Абсолютно. Мы сегодня совершенно иначе на это смотрим. Мы держимся очень открыто и получаем просьбы о помощи из разных стран. Мы помогаем Шри-Ланке, например. Помогаем государству Ист Тимор. Я даже не знаю, какие у них конфессии. Но не все ли равно? Они голодали – значит им нужно было помочь. И помощь должна быть не только материальная. Должна быть помощь и духовная. Как известно, духовная помощь может быть оказана через разные искусства, такие как архитектура, музыка, живопись.

Олег Борушко: Я согласен с тем, что законными правопреемниками Ордена являются те, кто чтут и продолжают его гуманные традиции. Реально на сегодняшний день работает отпочкование Ордена в Великобритании, потому что у них была вторая цель - они все время лечили. Как они начали с госпиталя, так это и продолжалось. Кроме караванов, кроме походов на кораблях они все время продолжали лечить. Причем в роли санитаров. Когда они были на земле, то один день в неделю занимались больными. Но я вообще во внутренние разборки не вдавался, мне это было не интересно.

Татьяна Николаевна Бобринская: Та часть ордена, которую мы называем “мальтишки” — это только римо-католики. А ведь, как я уже говорила, Орден Святого Иоанна Иерусалимского основан 950 лет тому назад в Иерусалиме до разделения церквей и при благословении православного патриарха. Мы всегда просим всех католиков не втирать нам очки, потому что мы знаем, какое было начало.

Потом случилось чудо: Российскому Императору пришлось спасать католический орден. Рыцари, бежали от Наполеона и приехали в Россию. Там их принял православный женатый Император, и они его выбрали магистром. А он, несмотря на все, что о нем говорили, обладал хорошими способностями. Он хотел не дать безбожному обществу уничтожить культуру, которая содержала в себе Бога. Независимо от того, православный он или католический. Для него это было главное. Он хотел помочь этим рыцарям противостоять якобинцам, как он их называл. Для этого он основал Пажеский корпус. Это были молодые люди, которые потом выходили в офицеры. Кавалергарды – значит, защитники. Они до революции оставались в России, а потом перешли за границу, в ту несчастную диаспору, в которой мы все и сидели. Конечно, приходилось очень трудно, ни у кого не было средств. Мы только сейчас друг друга находим.

Лариса Шенкер: Большое спасибо всем, кто принял участие в нашем разговоре.

О дальнейшем развитии событий вокруг Мальтийского Ордена, его новом Великом Приоре наших дней графе Бобринском; о выставке его живописи в замечательной нью-йоркской “Грант-галери” — мы расскажем в следующем номере журнала.

(Граф Николай Алексеевич Бобринский – прямой потомок (в пятом поколении) сына Екатерины II и графа Орлова, брата императора Павла I.)

---------------------------------------------------------------

*Роман Олега Борушко об Ордене Госпитальеров был опубликован в журнале “Москва” в 2002 году

Версия для печати