Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Старое литературное обозрение 2001, 1(277)

“Мне захотелось, когда вырасту, стать на него похожим...”

Батово

В процессе работы над настоящим номером редакция познакомилась с Андреем Александровичем Колосовым, двоюродным племянником В.В.Набокова — ближайшим из его живущих в России родственников[1]. Фотографии из любезно предоставленного им семейного альбома стали украшением номера.

Андрей Александрович родился в 1907 г. в Москве. Крупный ученый-радиофизик, доктор наук, он опубликовал около сотни печатных трудов, а книги его изданы во многих странах мира. Предлагаем вниманию наших читателей фрагменты редакционной беседы с А.А.Колосовым.

 

— Расскажите о степени Вашего родства с В.В.Набоковым.

— Моим прадедом по материнской линии был Дмитрий Николаевич Набоков (1826-1904) — министр юстиции при Александре II и Александре III. По мужской линии Дмитрий Николаевич приходится дедом В.В.Набокову. То есть я его двоюродный племянник.

— А самого Набокова Вам приходилось видеть?

— Только один раз. В 1913 году мать взяла меня с собой на день рождения своей бабушки, Марии Фердинандовны (1842-1925), урожденной баронессы Корф, вдовы Д.Н.Набокова, в ее имение Батово — это недалеко от Петербурга. На этот день рождения, очень торжественно отмечавшийся, многие родственники приехали с детьми. У меня хорошая память на события далекого прошлого и я отчетливо помню тот день. Для детей в парке организовали игры. В этих играх почему-то не участвуя, рядом с нами стоял высокий, выше всех остальных ребят, мальчик, одетый, как и все мы, в “матроску”. И в его внешности, и в том, как он держался, было что-то не совсем обычное. Помню, он мне очень понравился и мне захотелось, когда вырасту, стать на него похожим. Мама сказала, что это мой двоюродный дядя, и я очень удивился — ведь я полагал, что дяди и тети должны быть взрослыми...

Тот день в Батово остался для меня одним из самых ярких воспоминаний детства и сейчас, как это ни трудно, попытаюсь обобщить свои тогдашние впечатления от Володи. Он был красив, строен, прекрасно одет. В нем было что-то необыкновенно привлекательное, хотя сейчас трудно сказать, в чем эта привлекательность заключалась. Мне уже в том возрасте нравилось дружить не только с мальчиками, но и с девочками — и я видел, с каким восторгом старшие из девочек смотрели на Володю. Он был сдержан, мало говорил, не принимал участия в детских играх и вообще держался не так, как остальные ребята. Володя был задумчив, невозмутимо прогуливался по дорожкам парка и этим невольно привлекал к себе внимание...

Хочу привести фрагмент из воспоминаний о нем другого моего двоюродного дяди, Сергея Сергеевича Набокова (1902-1998) — двоюродного брата Володи, с которым познакомился на том же празднике в Батово: “Все время стараюсь вспомнить для Вас что-то из общего детства с Влад. Влад., и приходится заключить, что ничего яркого, значительного не было, кроме того, что когда он с братом и сестрами приезжал в Батово,весь интерес наших общих, довольно экспансивных теток сосредотачивался на нем, на нарядном, картавящем и даже “щебечущем” мальчике”[2].

 

Записал Виктор Куллэ

 



[1] См.: Набоков в семейном окружении / Набоковский вестник. Вып. 2. Науч. ред. В.П.Старк. СПб.: Дорн, 1998. Статьи: Э.М.Рауш-Гернет, Родственные связи семьи Набоковых: Рауш Фон Траубенберги и Корфы (С.82-97); А.А.Колосов, Лучший друг Владимира Набокова (С.98-104).

[2]Н.И.Артеменко-Толстая, С.С.Набоков — брат писателя / Набоков в семейном окружении, С.140.

Версия для печати