Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Сибирские огни 2013, 1

Для божьей маленькой коровки

Стихи

 

Лариса МИЛЛЕР

 
 
 

ДЛЯ БОЖЬЕЙ МАЛЕНЬКОЙ КОРОВКИ

 
 


* * *

В июне, что богат росой,
Послужим взлётной полосой
Для божьей маленькой коровки.
Уж коль мы сами так неловки,
Что не летаем, пусть она
На лёгких крылышках, одна,
Поджав невидимые ножки,
Взлетит с распахнутой ладошки.
 

* * *

А жизнь морочит и темнит.
Спроси её, чем втайне дышит —
И притворится, что не слышит
Иль о другом заговорит.
 
О, это странное житьё:
Веду, веду допрос с пристрастьем,
Чтоб вдруг понять, что можно счастьем
Считать уклончивость её.
 

* * *

Планирую проснуться рано —
Едва зажгутся облака.
А остальные пункты плана
Я не наметила пока.
А остальное я намечу,
Когда увижу, что жива.
Тогда на семь назначу встречу
С туманным утром, а на два —
С дневным лучом, что встречи скорой
Дождавшись, примется плясать,
А после — с вечером, который
Тихонько будет угасать.
 

* * *

Мне так нужен воздух, которым ещё не дышали,
Загадки, задачи, которых ещё не решали,
И звуки, которых покуда не слышал никто.
А я свои силы истратила только на то,
Я только на то драгоценное время убила,
Чтоб с тем разобраться, что здесь до меня уже было.

* * *

Не то я исключение из правил,
Не то Всевышний правила исправил,
Но я, чем старше, тем живей, живей.
В минувшем мае даже соловей
Моим стихам счастливым поразился
И даже в час ночной со мной сразился.
Вот и сегодня я ночей не сплю,
Стихи из слов податливых леплю
И засыпаю где-то на рассвете,
Не записав ночные строчки эти.
 

* * *

Я как раз подоспела,
Когда раздавали подарки.
Мне достался весь белый
В цвету куст жасминовый маркий.
Был он хрупкий на диво,
И я его тронуть боялась.
Взгляда не отводила
И смехом счастливым смеялась.
Ну а он, точно ангел, от сглазу меня охраняя,
Трепетал своим крылышком, пёрышки тихо роняя.
 

* * *

Слава богу, что папа успел потетёшкать меня,
Что успел подержать у себя на коленях немного.
Ну а дальше — война и дорога, дорога, дорога,
На которую рухнул ничком. Ведь любовь — не броня.
Не броня? Но любовь, что ко мне проявлял, не тая,
Мой погибший отец — и сегодня защита моя.
 

* * *

Смотри, на бочке дождевой
Сидит воробышек живой.
Ну, разве это не удача?
Все целы — птица, ты и дача.
И лишь сарайчик дровяной
Уйдёт, наверно, в мир иной.
Он сам на волю попросился,
Поскольку сгнил и покосился.
 

* * *

Так дружат счастье и беда!
Так дружат — не разлей вода!
Они не могут друг без дружки
И даже пьют из той же кружки,
Из той же мисочки едят
И в ту же сторону глядят,
И, видя, что идёт прохожий,
Летят навстречу вместе тоже.
 

 

Версия для печати