Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2018, 2

Братья Сойеры

Поэма

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 2 (160), 2018. Давид Бурлюк.

 

Давид Бурлюк — поэт, художник, один из основоположников русского футуризма. Родился на хуторе Семиротовщина Харьковской губернии. В 1898 г. поступил в Казанское художественное училище, в 1899 г. перевелся в Одесское художественное училище. В 1910 г. поступил в Московское художественное училище живописи, ваяния и зодчества. В 1909 — 1910 гг. выступил в роли организатора группы «будетлян», объединявшей молодых поэтов и художников, отрицающих каноны символистской эстетики. В 1911 — 1914 занимался вместе с В. Маяковским в Московском  художественном училище живописи, ваяния и зодчества. В 1918 году Бурлюк покинул Москву, гастролировал по городам Сибири и Дальнего Востока, пропагандируя творчество футуристов. В 1920 году уехал в Японию, а оттуда в 1922-м — на постоянное жительство в США. В 1956 и в 1965 гг. посещал СССР. Несмотря на многократные предложения к изданию в СССР своих произведений, ему не удалось напечатать ни строки. Умер 15 января 1967 года в г. Хэмптон-Бейз (штат Нью-Йорк).

 

НА БОГА УПОВАЯ
 
П
освящается Мозесу
Сойеру, моему
прекрасному
другу.

Читано на его чествовании в Арт Аллайенс, Н.Й, в мае 1941.

1. В степях пустых
В
близи Тамбова
Семейство Сойеров
     жило;
Мычала русская корова,
Мукою белою цвело
Борисоглебское село.

2. Известны царские
    «достатки»
И угнетенья злой почин —
В итоге: скорбные
    заплатки
Нуждой отмечен
    ряд годин,
Жандарм где полный
    господин.

3. Река Хопер, река Ворона,
Блуждают там среди степей дубрав
И
розотучи небосклона
Несут свой дождевой устав
Для радостных цветов и трав.

4. Сестрицы две,
четыре брата
у Сойеров жило в дому,
Перебиваясь небогато,
Перенося округи тьму,
Чтя верность клану
      своему…

5. О детство, золотое детство!
Купанья частые в реке,
Что волновалася в
    соседстве,
Качая грезы в челноке,
В бездумьи летнем,
     налегке…

6. И Рафаил, и старший,
        Мозес,
Уже тогда в тетрадь
       души
У
мели занести те
       грезы,
Что постигаем мы
       в тиши,
Растущей в сладостной
      глуши.


7. Вот вечер… На столе
      клеенка,
Где свет бросает
      керосин…
На ней так вдохновенно
      четко
Взнеслись Манхаттан и
     Бруклин,
Где неизвестен русский
      сплин.

8. И средь домов многоэтажка,
Фантазы неизвестных стран
В
зносилось чудо авантажно:
Бруклинский мост свой
      тяжкий стан
Наружил сквозь морской
      туман.

9. Мост этот был великий
      символ
Д
ля братьев Сойеров всегда:
Мечтой стальной несокру-
          шимо
В
язал чужие берега…
Там ступит, ступит их
       нога!

10. Как часто в свете отчей
       лампы
 Ш
ли братья наши через
        мост
 В мечтах о Новосвете
       рампы
 Чтоб новой славе молвить
        тост,
 Забыв монархии погост.

11. Мечты душе необходимы
М
ечтать мы все всегда
        должны…
Они надежд несокрушимых
В реальность обращают
         сны
Первичных наших дней
        весны!

12. Свершилось чудо! Перемена!
Заокеанский переезд
Семейства Сойеров по пене
В
волнах под флаг полос
        и звезд,
Тамбовский бросивши
        насест.

13. В котле Америки
       «грингорны»
Глотают мутную волну
З
десь путь долларов не
         проторен…
В эксплоатации плену
Едва пришлось не утонуть!

14. Да! Здесь стенах
 Родных Алльянса,
Где много лет тому назад
Стихи свои, как ныне, рьяно
Ч
итать был вдохновенно
         рад,
Получен ими был заряд
Тогда огня любви к
       искусству,
Что вслед затем сквозь
       горы лет,
Наперекор всему паскудству,
Несет творец… Тот
       вечный свет,
Которому сравненья нет!


15. Несет художник свои кисти,
Как рыцарь шпагу и копье,
Не поддаваяся корысти,
Чтя достижение свое,
Где вдохновение поет.

16. Творец всегда с братвой
       беднятства!
Он с тем, кто презрен,
        угнетен…
Страдальцами заводит братство…
Ему изломов свой поклон странных склон
Д
арит колумбово поклон.

17. И в этот раз я рад приветить
Героев этих звучных строф
В
кругу сердец друзей, сердец оправе,
Увидя в сем пииты долг,
Попавши в глаз, минуя бровь.

18. Прекрасный Мозес, чьи картины
Америку к себе влекут,
Как колоритные куртины:
Разлечься там, усесться тут,
Найдя глазам почет — уют.

19. Мне, русскому-американцу —
Вдвойне почетно: голос мой,
Моих стихов рифмезный танец
П
остигнет ум ученый твой
И мой язык — тебе родной!


20. Поэт блистает своей песней;
Ты — симфонический закат —
Тебе разлив палитры тесен…
Ты краской, формами богат,
Мой Мозес, славный муз собрат…

21. Ты победил! Дари цветами
С
воей алмазящей тропы!
Ты оценен уже веками
В
о имя славной той борьбы,
Где Геркулесовы столбы.



Версия для печати