Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2018, 2

Александр Тимофеевский, «Время вспять»; Евгений Лесин, «Мы идем бухать бухло»

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 2 (160), 2018. Евгений Степанов.

 

Александр Тимофеевский, «ВРЕМЯ ВСПЯТЬ». Книга поэм.
М.: «Арт Хаус медиа», 2016

Книга поэм Александра Тимофеевского поражает меня тем, что в этих поэмах нет проходных строк. Фрагменты эпических полотен мастера можно воспринимать и как самостоятельные лирические произведения.
Вот, например, фрагмент замечательной поэмы «Тридцать седьмой трамвай»:

 

Снесенные дома
Умершего Арбата,
Спасенные тома
И
вирши самиздата.
Колодцы пустоты,
Расколотые арки
И
нашей нищеты
Бесценные подарки.
Та оттепель и пляс
П
од звуки той капели
И дом, где в первый раз
Мы Галича запели.
И кухонь тех восьми-
метровая свобода,
Тот воздух, черт возьми,
И даже непогода.
Да вот и сам я, вот
В
он, у того портала —
Одно плечо вперед,
Другое чуть отстало...

 

Да, это часть большого полотна, но это превосходное, безукоризненное стихотворение, которое самоценно. И которое говорит мне о времени больше, чем иные романы.
Таких примеров в книге много.
В сборнике поэмы, написанные в далекие 70-е годы прошлого века и в наше время. Перечислим их: «Песня скорбных душой», «Маленькая поэма без названия», «Молитва», «Песни восточных славян», «Азия», «Письма в Париж о сущности любви», «Второе пришествие», «Море», «Тридцать седьмой трамвай», «Легенда об императоре Александре I Благославенном», «Склероз плюс реинкарнация», «Замедленное кино» и «Случай в Ботаническом саду Балчика в Еньовдень».
Сквозная тема книги — любовь. Других тем, наверное, и не может быть у подлинного поэта.
Квинтэссенция сборника сформулирована в шести нежных и пронзительных строках из поэмы «Второе пришествие»:

 

Если тебя не станет,
То и меня не станет,
И ничего не станет.
Настанет
Бесконечная ночь.
Без звезд.

 

Александр Тимофеевский, ставший в 2017 году лауреатом премии «Писатель ХХI века», находится в расцвете творческих сил. Каждая его книга — на вес золота.

 



Евгений Лесин, «Мы идем бухать бухло»
М.: «Интернациональный Союз писателей», 2016

Эта книга начинается с неожиданной интриги. На обложке написано: «Мы идем бухать бухло». На титульном листе уже другое название: «Мы идем бухать бухало».
Думаю, что книга все-таки называется «Мы идем бухать бухло». Собственно, даже название подчеркивает, что лирический герой этой книги — человек весьма свободных нравов.
Поэзия Евгения Лесина ошеломляет своей раскрепощенностью, умелым и уместным использованием обсценной лексики, отсутствием любых табу, в конце концов, неслыханной и совершенно редкой для нашего литературного процесса  с в о б о д о й.
Конечно, здесь не обошлось без влияния Хармса и других обэриутов, но это поэзия, взращенная на современном материале. И голос Евгения Лесина не спутаешь ни с чьим другим.

 

Сидели как-то, выпивали.
Он водку пил. Я водку пил.
Потом в беспамятстве узнали.
А утром я его убил.
Ведь сам себя я господин.
Теперь я пью всегда один.

 

А вот еще:

 

Сплавил девку и дрочу,
Я люблю кого хочу.

 

Лесин (его лирический герой), надев маску шута, может себе позволить сказать то, что не может сказать никто другой.
Вспоминается знаменитый «Гимн клоуну» Николая Глазкова, который он написал в далеком 1968 году.

 

Я поэт или клоун?
Я серьезен иль нет?
Посмотреть если в корень,
Клоун тоже поэт.

Трудно в мире подлунном
Б
рать быка за рога.
Надо быть очень умным,
Чтоб сыграть дурака.

Он силен и спокоен,
И серьезно смышлен —
Потому он и клоун,
Потому и смешон.

И, освоив страницы
С
о счастливым концом,
Так легко притвориться
Дураку мудрецом!

 

Евгений Лесин — очень серьезный поэт, говорящий о нашей жизни то, что она заслуживает.

 

 

Версия для печати