Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2017, 6

Первый слой небес

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 6 (152), 2017. Елена Кацюба.

 

Елена Кацюба — поэт, литературный критик, ответственный секретарь «Журнала ПОэтов». Автор «Первого палин-дромического словаря», «Нового палиндромического словаря», многих книг стихов и публикаций. Член группы ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз). Член Союза писателей XXI века.

 

 
ПЛОЩАДЬ НОЧЬЮ

Печальный Пушкин
площадью над
площадь площе сковороды блинов для
площадь почти машин без
на Тверской уже ночь, глянь —
Пушкин влево глядит
ресторан Пушкин там
человек выходит дверей из
блины с икрой у него внутри
водка греет нутра низ
а в кармане лежит пистолет
человек видит Пушкина и к нему идет
но он не спускается в переход
на Тверской потому что ночь
и площадь почти машин без
у него пистолет но он не Дантес
потому что его убьют а не он убьет
а за Пушкиным надпись — Известия
но известий нет
и дом пуст
дайте Пушкину флейту
споет печаль пусть
а потом на Тверской настанет рассвет
солнце встанет домов из-за
и согреется левой щеки бронза



АНГЕЛ

Ох, это в ясли билет ему —
нежен славы быт.
Но медведи, лиса —
бед голос
в отражения нам
у ниши тонул.
Туч пешеходы
в анкор,
но синел взором ада
огонь лет ему,
им и знал пурги ангеЛ.



ЦАРИЦА ГОРЫ

Мирана вне рамы
В
мире — комнате — конуре
дай же ей, время, спеть о своей горе
А гора была не каменная —
вся из пламени
из огня души
из костра тела
Не взошла на вершину —
взлетела
вышибла первый слой небес
выше бы!
да не вышло...
не летается крыльев без
Языки красные слизали крылья, съели
тяжело с крыльями,
да без них тяжелее
все мы странники без страны
а сын ушел в сны —
Наполеон гонит солдат в огонь
— Я царица горы,
ты мой трон не тронь!
мой трон — на восток вагон
вымыла до блеска пол-помост-плац
за веревку дергает век-паяц
Что ж ты, письменный стол,
на дыбы не встал
не пошел медведем бешеным
на тех, что веревку вешали?!
Вольно ли царице в терновой короне
челка сочится закатной кровью
Камы волну уложи в изголовье
З
нать, веревка та была вервием
не рукой сплетена — ярым временем
ярым пламенем над горою свет
да ступенькой ввысь трон-табурет
да с вершины горы прямо в солнце — шасть!
два крыла сгорели
сияют — шесть



БЕРЕГ БОГА

Нищий закат протащился
вечер первый
Рваный закат прокрался
по краю
вечер второй
Грязный закат лохмотья развесил
вечер третий
                        четвертый
                                         пятый...
Может быть, завтра ясный закат
явит нам берег бога?



Версия для печати