Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2017, 2

Эдак так

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 2 (148), 2017. Виктор Санчук.

 

Виктор Санчук — поэт, прозаик, переводчик. Родился в 1959 году в Москве. Печатался в журналах «Дети Ра», «Крещатик», «Знамя», «День и Ночь», «Интерпоэзия». Автор нескольких книг. С 1999 года живет между Нью-Йорком и Москвой.

 

 
* * *

Т. В.

В нашем разговоре серьезном
(а у нас все всерьез, — не правда ли?

Нью-Йорк вечер автомобиль)
Рифмы смешны и мешают
Э
дак так
Тормозят, как лежачие полицейские.

Случайные новости мира,
Не лишние, но…
Интернет
Британия выпрыгнула из Содружества.

Надо же…

И уже где-то сзади.
Вновь Индия?
Разве что.

Теперь отринуть механические транспортные средства?
Дверцы хлопок — как — восклицательный знак (!)
Вообще все.

Пешком



В НЬЮ-ЙОРКЕ СЪЕЗЖУ В БРУКЛИН…

Где сам Бродский проперся великой мощью —
Трактором-трейлером громко-творчеством.
Мне на этой грунтовке гораздо проще.
Велосипед с моторчиком.

Быстрыми иголками мосты
И
скололи тело пустоты.
Они, верно, время мое лечат,
Сблизив то, что было, ой, далече…
Русский магазин — болгарский лечо.

Ностальгично!
Вечером бы надо — что полегче.
Вот, отлично!
А мосты?
Да хрен уже с мостами.
Хоть бы перекинулись местами!

Взрослый дяденька в больничке
П
о причинам неотложки.
Приумолкли ночью птички,
Бруклин светится в окошки.
Врач Селена приходила,
Заглянула, осмотрела.
Сыпь кириллицы покрыла
Мира старенькое тело.
И в палате на рассвете,
Угнездясь как на полатях,
Записал стихи он эти,
(если можно так назвать их).

Вялое тело
Н
а тяглое вело
Село
Члены вместило
Есть еще сила
Поколесило



НЕ ЧУРАЯСЬ ИНТЕРНЕТА!

Порой бывает днями
П
ревозмогая скуку,
Гуляю я с френдами
По этому фейсбку.
И если встречу Олю
И
ли, допустим, Аню,
Сперва ее оттроллю,
Потом уже забаню.



ГОД ЛИТЕРАТУРЫ (ГЛЯДЯ С АНД)

Все! Западло кидать братве на грев!
Пшла просто на хрен всякая братва!
И с ней — буквостраничная ботва
Многоязыких овощей. Де Грейфф!

Только к тебе слова! Верю, не грех
Тебя окликнуть, раз уж Богота
Санта-Фе-де окрест. И Раз мне та
Запала мысль твоя — одна из всех.

Как северный наш рек один русак,
Уже весь мир прописан и изфильмен.
Но так же слышен и не зрим твой филин!
А прочие они (оно), — раз так,

Пусть липнет в Медельинское кино!
Ха! В Солнцевское Переделкино.



КРИЗИС

Мы не лезли в русский средний класс.
Пусть же днесь он сам минует нас.



* * *

Год мечтавшие о лете,
В лес пойти решили дети.
Ох, напились комары
Кровушки из детворы!



* * *

Обожаю!
…………………………….
Обнажаю, как бы невзначай обнаружив,
Чуть как бы стесняясь,
Молодые стихи свои.

Словно бы лепестки нежно стягиваю —
Кружева с боязливой легкой ножки ее.

Словно желтую,
А — местами — на ребрах — полосками,
Уже даже и чернеющую, увядающую шкурку
С
о спелого,
Чуть-чуть — на скучных складах эпох — до времени — лежалого

Банана.

Да!
Вкуснейший, вожделенный, белый.
С такой гладкой кривинкой.
Терпкий немного.

Вкладываю
В
ее алые губки лепечущие
Зовущие.

Внутрь ее. В самое дыхание.

Те ассоциации, которые у тебя тут,
Читающего, возникают:
Глупость!

Не ассоциации оно вовсе!

Это мир весь вокруг
(с тобой вместе, с читающим) —
оно нынче — ассоциация.
Случайная. Необязательная.
Ну, и не лишняя, не лишенная, впрочем.

А пуще — месяц — живой, золотой. Спадающий
И
снова растущий.

Мир, жизнь, влюбленность, свобода, вечность.

И ежевичинка шершавая?
Тоже — почему бы нет!
Даже тебе, боец, словно слово звезда грубое.
Когда и если угодно.



* * *

Так легко тут по саду бродить. Но снова
В
о! —
как сейчас, — что-то зовет. Велит —
туда, где первенцы Иова, —
туда, где Лилит. Лилит.



Версия для печати