Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2016, 6(140)

Перед тобой

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 6 (140), 2016. Дмитрий Ленский.

 

Дмитрий Ленский — поэт. Родился и вырос на Украине, последние 15 лет живет и работает в Москве. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького (семинар И. Л. Волгина).

 

 
* * *

Жить параллельной жизнью в одном дому,
верить в тебя, как верят в людей собаки,
знать, что, когда ты ночью идешь во тьму,
это затем, чтоб вынуть меня из драки.
Если б не ты, я спился б давным-давно,
если бы выжил — спал под забором в сквере,
часто бывает: один твой простой звонок
мне возвращает силы, как грешным — вера.
Был бы счастливым тот, кто тебя нашел,
знаешь, прости, что я отыскал быстрее,
вот, я могу писать, у меня есть стол,
и, к сожалению, большего не умею.

Но так любить, как я, может только враг, —
враг, от своей судьбы ворогом спасенный,
перед тобой, как после рожденья, — наг,
только к тебе и буду я пригвожденным.



* * *

Этот город не любит, но поит до колик и прячет,
прячет нас про запас, как факир — голубей и крольчат,
в этом городе все посходили с ума, не иначе,
чтобы даже в метро не найти нужный выход и взгляд.

Этот город буксует на самых упертых и смелых
и разит наповал силиконом и резкостью скул,
этот город, как раньше, отчаянно просится к белым,
но ночами поет и танцует, как дымный аул.

И растет теремок, Вавилон-теремок, словно гладью
вышивают его по сосновым лесам да по мхам,
город лижет тела, и районы бросает в замкадье,
и не любит людей, и уж точно не верит слезам.



* * *

Такая будет к вечеру зима!
Несет по небу белых легких галок,
Луна на вкус, как горькая хурма,
что вяжет свет от ламп и зажигалок,
заходит в щели, словно с сапога,
слепой сквозняк и бьется о гардины,
так скоро в нас просыплются снега,
и ты, моя смешная Коломбина,
нальешь по стопкам нам валокордина
и зазвучишь, как тонкая фольга,
шагнув за грани звуков языка,
каким-то воркованьем голубиным
,
таким прощальным в звуке сквозняка,
таким глубинным.



* * *

Все бегут и бегут за трамваями девушки в синем,
Волоча за собой одичавших детей из детсада,
И на этом бегу им так хочется, чтобы по спинам
П
робегали мужские, и очень нескромные, взгляды.

Все бегут и бегут за трамваями девушки в красном,
Ото всех неудач, чтобы только не помнить романов,
И на этом бегу им так хочется, чтоб не напрасно
П
ропадала донельзя прозрачная ткань сарафанов!

Все бегут и бегут за трамваями девушки в мыле:
По делам, по судьбе или просто догнать и... Догнать бы!
И на этом бегу им так хочется выпростать крылья,
Только платье порвется, а это — любимое платье.

Все бегут и бегут за трамваями девушки в разном,
Выдирая набойки, стирая подошвы о гравий...
И на этом бегу им так хочется, чтобы прекрасны
Б
ыли их силуэты, бегущие возле трамвая.

Все бегут и бегут за трамваями девушки.



Версия для печати