Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2015, 3(125)

Зимняя кампания четырнадцатого года

Стихотворения

 

Елена Раджешвари — поэт. Родилась в Одессе. Закончила исторический факультет Мюнхенского университета. Литературно-критические статьи о современной русской поэзии и драмматургии были напечатаны в различных литературоведческих сборниках издательства Кнаурс, Мюнхен. Стихи публиковались в журналах «Дети Ра», «Зинзивер», в газете «Литературные известия». Живет в Германии.

 



Зимняя кампания четырнадцатого года
 
1

она раненая слегка но кто знает последствия
настигают мгновенно как рыси вымершие в
этих краях живущие в кратких энциклопедиях
в ночных бдениях экологов сидящих в острогах
за дознания вывешенные на заборах особ
коронованных на ... без разбору она раненая
у всех на глазах во языцех идет ли нет еще
дышит напрасно ибо след ее уже не отыщешь
в умах такой какою она была в утро как после
стрелецкой казни рана уводит вглубь и разве
не просто из двух планид выбрать узкую
прорезь куда свет не проник не выдал ничью
совесть снег обеливает следы хоронит остовы
родного двуязычия междуусобья и вот уж
послов дорогих поднебесная шлет и пиит
готовит сладкий мед своих песен по базарам
господним она раненая возможно глядит
туда где опять сбирается войско под облака
жечь костры из отходов пятикопеечной
пятиконечной звезды и долго горит то ли
закат то ли город застыв на пороге взаимных
обид человек или бог друг у друга спросил
кем ты был там убит она раненая почти что
уже невидна сугробы заглатывают последние
бури огня в хрустальные скважины туда мы
уходим неприкосновенные отчасти заживо



2

так и сидят в окопах окруженные своими
врагами проволокой позолотой игрушечными
орденами дождями ураганами градами
восходами и закатами сменяющимися вождями
признаками распада превосходящими
силами нато поэтикой терактов диалектикой
комсомола риторикой и эклектикой валерьянкой
и корвалолом перекисью населения сводом
законов о пресечении усатыми гастарбайтерами
арабскими цифрами помятыми римскими
развалинами развратными международными
исками списками заключенных в снегах
великой державы поиском славы рисками
сумасшествия обезглавленными головами



3

все осталось в начале
загубленной четверти
на странице с закладкой
из перышка тетерева
с тройкой за поведение
в прописной тетрадке
где буква ка не выводилась
никак и по утрам настигала
мечта о прохудившихся
валенках для начальной
школы припасенных
которая никогда не
кончалась в итоге там
все осталось в начале
учебного года жизни
которой не стать ученой
там все лежит где мелкие
мышцы руки бороздят
океаны окопов на карте
отечественной войны
любого года их контрибуции
не найти в ворохе прописных
истин сгоревший летчик
просит простить ему
никто не пишет и сам
он не хочет в итоге
все осталось сгорая в его
горсти прости жизнь
прости такая чужая
деревянные ноги растут
из берцовой кости учат
ходить попадать в цель
сгорают перышко
тетерева
торчит из его
груди прямой наводкой
начальной четверти рая



Петербург не насовсем

до свидания говорят не дожидаясь
ответа и не уходят потому что
отсутствует действие изобилует
его негатив присутствие в сердцевине
своей являя недвижимость
фотографии так же и беспомощность
кириллицы расшифровывать вязкую
неопределенность между тем
стрелы давно уже пущены сочно
впиваются в юное тело непричастного
Себастьяна проливая святое
молчание вместо крови так вот
и героиня предстоит всему
гранитному миру не видя каких
чувств от нее добиваются ей бы
недостающего пожалуйста
пока еще пыль не осела на каменные
колени и скоро совсем уже нечем
смотреть стоять и дышать до свидания
говорят не ожидая ответа и ни на шаг
не отходят уверенные в своей неуверенности
разминают затекшие ноги слова



Версия для печати