Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2015, 3(125)

Жизнь, как собака, воет на луну

Стихотворения

 

Владимир Спектор — поэт, публицист, теле- и радиоведущий. Лауреат международных литературных премий имени Юрия Долгорукого и Николая Тихонова, премий имени Владимира Даля, Никиты Чернявского и Леонида Первомайского, руководитель Межрегионального Союза писателей Украины, центр которого находится в Луганске, член исполкомов Конгресса литераторов Украины, Международного сообщества писательских союзов (МСПС) и Президиума Международного Литературного фонда. В 90-е годы получил возможность реализовать свои способности на радио и телевидении, где создал сотни авторских программ, став лауреатом региональных журналистских конкурсов. Главный редактор литературного альманаха «Свой вариант». Автор 18 книг стихотворений.

 

 

 
*   *   *

Все уже не может быть, как прежде.
Смолкли прошлой жизни голоса.
Взорванной, расстрелянной надежде
Выпала дорога в небеса.

«До» и «После» — страхи и тревоги,
Как у деда, позже — у отца…
Тень войны — у самого порога.
Тень беды — с начала — до конца.



*   *   *

И жизнь коротка,
        И не вечно искусство,
Под взрывом фугасным
        Летящее вдоль бытия.
Ушедшего времени
        Мысли и чувства,
Музейную гордость
         К
алечит эпоха моя.
Разорваны в клочья
        Картины и люди.
Послание ада
         Н
есет в себе каждый снаряд.
Музеи не плачут
         П
од залпы орудий.
А люди сквозь вечность
        Беспечную в бездну летят.



*   *   *

Ненависть не учит любить,
Тем более, целовать.
Ненависть учится бить
И
, может быть, убивать.

Еще она учится лгать.
Ей правда — как в горле кость.
А злость — ее злая мать.
Я ненавижу злость.



*   *   *

Уже и небо почернело, как река,
На дне которой илом — наши даты.
И в черном небе — дети и солдаты,
Тень самолета или птицы, облака, —

Века, где Слово, падая, возносит тьму,
И назначает черное быть белым.
Где кровью пишется судьба. Не мелом.
Где снова сумрачно и сердцу, и уму.



*   *   *

Город захвачен в плен
Временем сорванных крыш,
Где от упавших стен
С
тонет подавленно тишь.

Время нежданных мин
Взорвано крахом идей.
Город один на один
С
эхом немых площадей.



*   *   *

«Миру — мир» заменили на «Смерть врагам»,
И врагов стало пруд-пруди
Г
оворят — поклонялись не тем богам,
Потому и кипит в груди

Ярость, будто из моря вражды волна,
Человечий смывая лик.
Несвященная губит страну война,
Все слова заменив на крик.



*   *   *

Все закончится когда-нибудь,
Смолкнут позабытым эхом взрывы.
Жаль, что невозможно заглянуть
В
будущее — как вы там? Все живы?

Жаль, что продолжается война,
Проявляясь масками на лицах.
И уже почти что не видна
Тень любви. А ненависть все длится.



Версия для печати