Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2015, 11 (133)

Стихи пятнадцатого года

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 11 (133), 2015. Александр Трунин.

 

Александр Трунин — поэт. Родился в 1954 году в с. Кольцово Калужской области. Окончил филфак МГУ им. М. В. Ломоносова. Автор книг стихов «Клевер поднебесный», «Отава августа» и публикаций в журналах, антологиях, коллективных сборниках. Член Союза писателей XXI века. Живет в Калуге.

 

 
из старых черновиков

…все до боли пяточной знакомо
до глубинной смысловой руды —
типовое здание обкома
ветхие гостиные ряды

ленин на ржавелом пьедестале
купола подкрашенных церквей
и тоска тяжелая густая
грозовая над душой моей



*   *   *

О, весна…
А. Блок

Мартовский вой кота и посвист синицы.
Плавится и течет стоптанная стезя.
Ветер весенний куражится, рвет границы,
хрипло смеется: можно — там, где нельзя.

Каждая тварь, каждый ломаный кустик
гнет свою линию — до смерти на миру.
Вот и река поднялась и покатилась к устью.
Узнаю тебя, жизнь, приветствую — и беру.



ИЗ ЛЕТНЕГО ДНЕВНИКА

Уже не соловьи, но иволги да пеночки —
все эти трели, посвисты, оттеночки

летящих звуков в летнем обалдении,
все переливы, взлеты и падения

в кипенье запахов, в кромешной зелени —
всем-всем живущим от цветка до семени.



ХОРОШИЕ ДЕНЬКИ

Лопухи, крапива, одуванчики.
Все ликует, дышит и поет.
И на каждой кочке, в каждой ямочке
кто-то обязательно живет.

Вот кузнечик подскакал упруго,
улыбнулся. Узнаем друг друга.



ЛЕТО

Одежду лишнюю сними,
забудь про власть и иже СМИ,
иди на брег текучей речки.
Тут лепота со всех сторон,
не страшен дедушка Харон —
ему пора лежать на печке.

Кувшинки нежатся в волне,
сомы бодаются на дне
и серебрятся верхоплавки.
И изумленно стрекоза
посмотрит вдруг глаза в глаза,
пока блаженствуешь на травке.

Увидишь рядом муравья,
подумаешь: душа моя
пусть отдохнет в местах знакомых,
забудет прелести оков
среди травы, и облаков,
и молчаливых насекомых.



ИЗ ДНЕВНИКА

Любимая уехала, дела.
Часы идут и множат время оно.
Еще вчера черемуха цвела,
а нынче день последнего пиона —

тяжелые роняя лепестки,
он клонится и нет ему замены.
Какого цвета вещество тоски
на том отшибе нашей ойкумены?



*   *   *

На пустыре цветет цикорий —
невзрачен и голубоглаз,
любитель вольных территорий
и не любитель громких фраз.

Он не годится для букета
и пахнет сорною травой,
а если и полезен где-то,
то только пользой корневой.



УТРЕННИЙ ТРИПТИХ

 О. К.

1.

Ева варила варенье из яблок.
Был этот день ароматен и сладок.

Осы слетались на яблочный зов.
Был небосвод над землей бирюзов.

Словно вознесся невидимый храм.
Боже, спасибо, — подумал Адам.



2.

Мы не пишем другу другу писем,
просто в скайпе подолгу виснем.
Сколько светлых и добрых истин
пролетает за этот час.

Вот такая пришла эпоха —
хорошо это или плохо,
если хочешь, спроси у Босха,
но не спрашивай лучше нас.

Мы опять зависаем в скайпе.
Ты в Саратове, Риме, Хайфе,
я в Калуге, вернее в кайфе,
все по кайфу — когда с тобой.

Что-то спрашиваем, отвечаем.
Мы друг в друге души не чаем.
Вот приедешь — поставим чайник.
Слышишь — Ангел звякнул трубой.



3.

Воробей чирикает на ветке,
про свои рассказывает бедки
что за беды вдруг у воробья.

Долго так чирикает — все утро,
важно так чирикает и мудро,
ничего от мира не тая.

А денек, должно быть, будет славный,
к нам сегодня благосклонен Главный,
Он подарит нежность и тепло.

Я проснулся рано, до рассвета.
Вижу, как вот-вот подступит лето,
сквозь свое оконное стекло.



АСТРЫ

отпускает лето — вольному воля
о — астры — эхо осенних звезд
сестры сердца кристаллы боли
венчики вечных невест



*   *   *

Опять смотрю и наслаждаюсь —
в окне бесплатный листопад.
Он, никому не угождая,
уж третий день кружится над

дорогой, детскою площадкой,
газоном, тепловой трубой.
И на пенек ложится шапкой,
и сам беседует с собой.



Версия для печати