Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2014, 6(116)

Дети Деметры

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Дети Ра'. № 6 (116), 2014. Дмитрий Тюпа.

 

 

 

Дмитрий Тюпа — поэт. Родился в 1989 году в г. Кемерово. Окончил гимназию № 2 в г. Раменское (Подмосковье). Учится в РХТУ (Российский химико-технологический университет им. Менделеева). Стихи сочиняет с раннего детства. Лауреат «Золотой строфы» и победитель конкурса «Сонет Сурэна» (конкурс Бориса Стругацкого) 2009 года. Печатался в газете «Литературные известия», журналах «Дети Ра», «Зинзивер». Живет в г. Жуковском.

 

 

 

 
Реки говорят

 

Мы берега несем на коромысле
Мостов. Храним секреты переправ.
Воистину, с кем радость — тот и прав.
Оставим юности мечты о смысле.

Оставим юности мечты о смысле.
Лишь звонкий смех преодолеет брод.
Земное бытие — круговорот.
Небесный свод — игра беспечной мысли.

Небесный свод — игра беспечной мысли.
Мы помним смерти ледяной закал.
Для ближнего стань зеркалом зеркал.
Нарциссы вновь над водами нависли.

Нарциссы вновь над водами нависли.
Будь зазеркальем, где вода — вино.
Мы гладь воды, но мы познали дно!
Мы нерест, прерванный когтями гризли.

Мы нерест, прерванный когтями гризли.
Грызущий омут, хищный водопад.
Но знай: в тебе живут и рай, и ад.
Мы берега несем на коромысле.



Блаженный

 

Глядите на него! Он ищет грязи!
Блаженно хрюкая, залез в навоз.
Все глубже, глубже… ползает в экстазе
К
ак он горбат, уродлив, крив и кос!

Что он хрипит? Смеется надо всеми!
— Эй, небожители! Толпа святош!
Не зря Господь спустился в Вифлееме:
Олимп кишит отребьем — не вздохнешь!



Эдип

 

— Ты видишь свет и слышишь гимн.
Я вижу смерть и чую дым.
Каких химер мы породим?

— Я лишь играл, но он погиб…
— Где дикий смех, там будет хрип.
Ты с детства был слепым, Эдип!

— Но, может быть, мне хватит сил
С
оздать все то, что я сгубил?
Альковный мрак — не мрак могил!



Канатоходец

 

Над бездной по канату семеня,
Я слышал: «Ха! Гляди! Сорвется дурень
Но я твердил одно: «Веди меня!»
И руку помощи искал в лазури.

Смеялось небо струями огня,
Трясло канат, глумилось бессловесно.
Но я твердил одно: «Веди меня!»
И вдруг… мне руку протянула бездна.



Дети Деметры

 

Безмерна наша мощь, но не видна.
Мы стражи лабиринтов, дети дна.
Мы чрево лавы, шахт алмазных недра.
Из бездны нас исторгла Мать-Деметра.

Когда под сердцем созревает плод,
Наш дух бессмертен, нерушим оплот.
Мы даже в одиночестве — вдвоем.
Но без беременности мы гнием.

О смерти молит пустоцвет больной.
Но муки родов — вот наш рай земной.

Нечасто дети дарят благодать.
Но разве мы могли не созидать?
Награды нет, когда творишь любя.
Нет выбора, когда творишь себя.

Умрем — нас возродит Деметра-Мать.
Мы ждем. Вулкан умеет выжидать.



Я зеркало

 

Я зеркало — пляши!
Твой смех и легкий бег
Ликующей души
Я подарю тебе.

Я зеркало — дрожи!
Твой страх, тоску и грязь
Я вправлю в витражи,
Отчаянно искрясь
.

Я зеркало — разбей,
Свое лицо дробя.
Я словно мать тебе:
Дарю тебе тебя.



Эхо

 

Для кого твое слово, герой?
Слово чести, огня и металла?
Зря душа копья-речи метала
В
торгашей, в обывательский рой.

Для кого твое слово, пророк?
Для овец, пастуха предающих?
Ты подаришь им райские кущи?
Постоялец пустынь… сын дорог

Д
ля кого мое слово? Спроси!
Ты смеешься? Не сдерживай смеха!
Ха-ха-ха! Я веселое эхо.
Мне рад каждый, чей голос красив.



Черный квадрат

 

Чистейшей черноты квадрат.
Не пробуй краску ободрать:
Поранишь сфинксовы зрачки,
В червях не распознав крючки.

Я с черным ящиком в родстве.
Мои напевы — ультразвук,
Чернила — инфракрасный цвет,
Тире и точки — сердца стук.

Мудрец, душой не покриви —
Любая истина крива:
Вдвойне восьмерка — дважды два,
Готов поклясться на крови!

Я прячу в сотне тонн карат.
Не квадратура круга, брат,
Но град преград сложней стократ —
Чистейшей черноты квадрат!



Откровение

 

Все замкнуто во всем и всем чревато.
Любая сердцевина есть покров.
В крупице соли — тысячи миров.
Вселенную объемлет каждый атом.



Воздаяние

 

«Но кто же за меня заплатит,
за все расплатится, за все?»
А. Вознесенский

 

Корчусь в больничной палате —
Кто мне за это заплатит?
Излишек соли в салате —
Кто мне за это заплатит?
Ребенок давится плачем —
И он не отплачен!

Не орал ли Христос на Пилата:
Кто Мне за это заплатит?!
Фраза меняет платья
И
рожи.
Но все же,
Кто нам за это заплатит?

Мы сами
С
весами —
На вес золота, на вес платины,
Переплавлены,
Переплачены!

Воздаяние? Нет воздаяния!
Ах, напрасны труды и терзания?
За добро ли, за злодеяния —
Нет воздаяния!

Пламя ада, Эдема сияние? —
Там посмотрим, но знайте заранее:
На земле не найти воздаяния!

Продавать свою жизнь — что за мания?
Мать не взыщет с дитя за страдания.
Я дарю, я горю, или я не я!
Жить сейчас, ибо нет воздаяния!



Ученик отшельника

 

В сады, кипящие весной,
И в склепы скорбных приведений
Ты всюду следуешь за мной
Покорней, преданнее тени!

Как золото хватает вор,
Ты жадно речь мою вбираешь
И
даже мой шутливый вздор,
Чтишь то, что для меня — игра лишь.

Довольно! Впредь меня оставь.
Возненавидь. Готовься к бою!
Ты мною грезишь? Вспомни явь!
Отныне следуй за собою.



Молитва одиноких

 

Господь, разлей вино.
За тех, кто одинок!

«Где двое выпьют за Меня,
Там третьим буду с ними Я» —

Так говорил Спаситель.
Но в сите не носите

Бессчетные песчинки —
Общины и общинки.

Апчхи! — от этой пыли
Мы ближнего забыли.

Вот башни храма: с высоты
В
толпе мне не заметен Ты.

Господь, оставим стадо —
Двоим его не надо.

Я верю в то, что мы вдвоем,
И в одиночество Твое.



Демиург

 

Мой дух — алмазный монолит.
Он жаждет битв, могильных плит,
Рождения миров, молитв
Н
о Бог ли жажду утолит?

Емелям не хватает щук —
Дай счастья каждому хлыщу!
Но разве счастья Я ищу?
Я, камень, вложенный в пращу?

Размах. Бросок. Полет. Удар.
Мой путь! Мой праздник! Мой кошмар! —
Вот был бы величайший дар!
Но Ты устал, Ты слишком стар.

В чем цель Моя и воля воль?
Чего желает естество?
Стать Богом? — шалость, баловство…
Я должен сотворить Его!



Мария

 

Мария, где Ваш сын?
Бродяга, беспризорный?
Рос колос. Взмах косы —
И зерна, зерна, зерна…

Мария, где Ваш Бог?
Где власть Его и сила?
Устал, ослеп, оглох.
Собака вдруг завыла

Н
е каждому зерну
Взрасти. Земля пустынна.
Я Бога не верну,
Но мог бы дать Вам сына.



Рождение Бога

 

Кто?
И не я, и не ты.
Что?
Антипод пустоты.
Как?
Через кровь и огонь.
Знак?
Ладонь ляжет в ладонь.

Руку дай! — идем по краю.
Я впитал тебя с дождем.
Не живя, не умирают.
Бог не умер — не рожден!

Кто?
ПолуТЫ, полуЯ.
Что?
Горный пик бытия.
Как?
Взрезав болью глаза.
Знак?
Плодоносит лоза.

Руку дай! — идешь по краю.
Я впитал тебя с огнем.
Ты кричишь — я умираю.
Спин от боли не согнем!

Бог!
Пляска солнечных львов.
Бог!
Смех космических льдов.
Бог!
Дар творить и дарить.
Бог!
Сердца нового ритм.

Руку дай! — мы шли по краю.
С молоком впитает Бог
Т
ех, кто с вечностью играют,
Тех, кто дарят первый вздох!



Версия для печати