Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2012, 12(98)

Восьмистишия

Стихотворения

Поэзия Союза писателей ХХI века


Сергей КУЗНЕЧИХИН




ВОСЬМИСТИШИЯ
 
*   *   *


Непонятно. Очень часто
Ни с того и ни с сего
Вдруг покажется — стучатся.
Дверь откроешь — никого.
Что такое? Что за мука?
Вот уже в который раз
Выйдешь — ни души, ни звука,
Только холодом обдаст.




*   *   *


Смотри, какая радуга —
Цветы, а не цвета,
За грозы все в награду нам —
Такая красота.
Теперь давай зажмуримся,
Авось и перейдем
Через пустую улицу,
Размытую дождем.




*   *   *


Значит все неспроста, значит так суждено,
Значит, вытащил случай счастливый билетик,
И слились, и смешались, и стали одно.
Пусть не сразу, но все-таки кончилось этим.
Если врозь — то враги, и уже навсегда,
Как сообщники после разбойного дела.
Так срослись — даже кровь проступает — когда
Невзначай отрывается тело от тела.




*   *   *


Счастливый случай — он, как все,
Имеющие власть, прижимист.
Быть может, черной полосе
Уже не кончиться при жизни.
Все может быть. Придет нужда
Еще черней, чем при лучине.
Тебя всю жизнь учили ждать
И приучили.




*   *   *


Он подставлял вторую щеку.
Хлестали со всего плеча.
А в благодарность за учебу,
Он улыбался и молчал.
Так повторялось не однажды,
Чтобы уроки не забыть.
И утолялись обе жажды:
Одна — терпеть, вторая — бить.




*   *   *


И когда от глупых сантиментов
К беспросветной правде перейдешь,
Хватит и десятка сантиметров
Пустоты — от пола до подошв.
Если жизнь — топорная работа,
Значит и расчеты не сложны.
Ну а для последнего полета
Человеку крылья не нужны.




*   *   *


Как талия ее тонка!
Как золотоволоса!
Моя нетрезвая рука
Крива, как знак вопроса.
Рука летит за нею вслед,
А удержать не может.
Какой безжалостный рассвет
Седое утро гложет.




*   *   *


Ораторство бесполезное,
Дежурный набор идиом —
По обуху, а не по лезвию,
Как мнилось когда-то, идем.

И, если точнее, лишь топчемся,
Толкуя движенье планет...
А лезвие точится, точится,
Хотим мы того или нет.




*   *   *


На всякую смуту имеется смета.
Смутьян, не смущаясь, дерет предоплату.
Вопрос надоел, а не слышно ответа.
Хотите? Ступайте в шестую палату,
И там непременно подсядет к вам некто,
Узнавший, в нелегком пути к спецприюту,
Что миром владеет могучая секта,
В которой оплачены сметы на смуту.




*   *   *


Напичканные чистенькими догмами,
На  фоне бутафорской красоты,
Мы слишком долго притворялись добрыми.
И, озверев от мнимой доброты,
Рванулись мы всеяднейшими крысами,
Хватая в спешке все, что на пути.
Зато какими были бескорыстными
Еще вчера… О, Господи, прости.




*   *   *


Косо в землю вросшая избушка,
Словно почерневший истукан.
На столе порожняя чекушка
И стакан.

Пара мух ощупывают крошки —
Видно, чем-то запах не хорош.
Ни тарелки на столе, ни ложки,
Только нож.




*   *   *


Хотя порой и трудно понимать,
Ни оправдать, ни объяснить не в силах.
И все-таки — не мачеха, а мать —–
Несчастная, забитая Россия.

Мы, дочери ее и сыновья,
Познавши вкус заботы по талонам,
Прощаем все — шальная, но своя,
Да и с отцами вечно не везло нам.




*   *   *


Как море в отлив убывает
Бравурный аккомпанемент.
Долги и гондоны всплывают
Не в самый удобный момент.

Когда ты, казалось, отмылся
Росою и сам, как святой.
Но всплыли. И  дальше нет смысла
«Россию спасать красотой».




Сергей Кузнечихин — поэт. Родился в поселке Космынино Костромской обл. в семье служащего. Окончил Калининский политехнический институт. Работал инженером в Свирске Иркутской области, в Красноярске, сторожем. Печатается как поэт с 1977 года. Автор книг стихов «Жесткий вагон», «Соседи», «С точностью до шага», «Поиски брода», «Неприкаянность». Выпустил книги прозы «Аварийная ситуация», «Омулевая бочка». Постоянный автор и член редколлегии журнала «День и Ночь». Член СП СССР (1991). Награжден медалью «За трудовое отличие» (1981). Живет в Красноярске.

Версия для печати