Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2011, 2(76)

Владимир Цесис, «Страницы доброты»

Рецензии




Владимир Цесис, «Страницы доброты», СПб., Алетейя, 2010


Превращение врача в писателя — дело обычное. Чехов, Булгаков, Аксенов и т. д. Нет, я не сравниваю Владимира Цесиса с классиками, просто подчеркиваю типичность ситуации. Любой врач накапливает в течение жизни столько неповторимого и живого опыта, что он сам просится на бумагу. Книга Владимира Цесиса «Страницы доброты» — живая книга. Один фантазирует, другой высасывает сюжет из пальца, этот автор пишет о том, что знает. Что прошел, осмыслил и оценил. Как оценил? Скажем так: с человеческой точки зрения. Это ведь непросто: во-первых, нужно прожить жизнь. Во-вторых, извлечь уроки из прожитого. В-третьих, требуется изложить это литературным языком так, чтобы зацепило читателя. Меня, как читателя, эта книга зацепила. Каждая глава здесь — случай из жизни. И в каждом случае присутствует что-то интересное и поучительное. Интересное — потому что Владимир Цесис умеет хорошо изложить пережитое. Поучительное — потому что он не бесстрастный наблюдатель. Он может не давать прямой оценки, но читатель ее чувствует. Приведу один красноречивый пример. Автор описывает молодую пару из Руанды, причем он и она принадлежат к смертельно враждующим кланам. Конфликт Монтекки и Капулетти в сравнении с этой враждой — детская распря. Но любовь двоих, проклятых своими кланами, все равно побеждает звериную вековую вражду и дает жизнь детям. А история мальчика по имени Весли? Врачу пришлось с ним повозиться, мальчик страдал то тем, то этим. И вот уже на горизонте взрослая жизнь, и на нее есть планы. Увы: шальная пуля во время очередной чикагской разборки уносит жизнь молодого парня. А теледиктор даже не удосуживается узнать его имя, для TV убитый человек — статистика. Таких историй очень много, обо всех не расскажешь. В этой книге действительно есть доброта. Описаны и пороки. И подлость тоже показана, потому что в жизни — как без подлости? Главное: распознать ее, поставить диагноз. И если есть возможность, прописать лечение. К счастью, Владимир Цесис не злоупотребляет рецептами. Что делает ему честь. Он хоть и врач, а в роли литератора чаще поступает по завету классика: «Мы не врачи, мы боль».


Михаил ФЕДОРЕНКО


Версия для печати