Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2010, 9(71)

Тугие зерна

Стихотворения

КОПЕНГАГЕН на карте генеральной




Наталия ЛИТВИНОВА




ТУГИЕ ЗЕРНА
 
 
Ожидая снег


запинайся спорь позабудь о чернильных знаках
по тоническим хлябям пускайся взахлеб за снегом
рыба-кит распахнула рот предложи ей на-ка
вот луна вот хлеб а вот в лодочке скорбный некто
и прихлопнет небо налившись свинцовой пылью
сизарей и пчел дилетантов и божьих коровок
ты зимы хотел расправляй восклицая крылья
завершай свою фразу не спорь не взлетать же снова




Прощеное воскресенье


Сквозь серебро проступают золото и сапфир.
Сыплет алмазами наземь из поднебесных дыр.
А в горсти у меня водица и сон-трава,
Засыхает на блюде сырная голова.
Творожка моего отведай, сливочек пригуби!
В рукаве-то правом — бубенчики, в левом-то — воробьи.
Али песенка не сладка? — ну, прости, не серчай, забудь.
Солонее звезд, горше меда обетованный путь.




Дюймовочка


Даже рыбы, кажется, перешли на крик,
Прежде чем уснуть под свинцом озерным.
И разносит ветер тугие зерна
Заказным посланием по щелям,
Где губами, на ощупь сочтя, шевелят
Крохоборы-кроты и кухарки-мыши,
Где, немея, Дюймовочка все еще дышит
На мутнеющий ласточкин сердолик.




Амур и Психея


— Падаешь, ласточка, в черные воды забвенья?
Вены ручьев набухают в беспамятстве ночи.
Соль разъедает мне скулы, и гаснет мгновенье
В омуте комнаты… Боль как свинцовые клочья!
Крылья оплавлены маслом горючим, горячим.

— Я ль очертила светильником круг полнолунья?
Сетью паучьей опутано нежное сердце:
Ты ли уловлен, ужален сестрицей-колдуньей?
Кто же мне спрячет за щеку истертый сестерций? —
Ибо и часу не быть мне причастною к зрячим.

— Я, как елей в твоем ветхом сосуде, истаял…
Падает, ласточка, вздохов бескрылая стая.

— Боже, мой Боже, стать камнем мне в каплях стоячих!
Я лишь хотела глазами любить, это значит…

— Значит, прощай.




Дупло


Все глубже тьма, все глуше перестук
Безвольных капель, пущенных по ветру,
И обострен, как в трюме, полый слух
И волны запираются меж двух
Покинутых прибрежий — на поверку
Едва ли даже лепет различим,
А мы кричим в дупло себе, кричим…




Яблочный Спас


Вот и ливень, спустивший всех своих молний,
Мечущих из зрачков языческий жаркий восторг,
Сровняет с морем плоскодонный город и молвит:
«Собирайся, дева, по черные жемчуга на восток.
Все-то песенки твои, босоножка, шепоты, трели
В одно ухо Илье голубком на рассвете влетели.
Надкуси у яблочка золотой бочок:
Побежит по устам горький мед и, как жизнь, истечет».




* * *


Робкий, дрожащий, невнятный,
Льющийся с черных ветвей,
Будто весь собранный в пятна
Зардевшихся снегирей,
В час исчезающий пятый —
Впитанный губкой небес,
Сдавшийся без условий, без
Боя, без вздоха, без плача
Тьме, что послал снеговей
(Будто за пазухой пряча
Ломкие иглы заноз),
Но сбереженный сетчаткой
Карих уснувших стрекоз,
В жгучий саднящий мороз
Будто содрал тебя лапкой
Очнувшийся муравей
Течь, и сиять, и искриться,
Ясной сочиться зарницей —
Свет предрождественских дней.




На чужбине


Рыбой стать, говоруньей-птицей,
Золотым тюленем на шведской шпалере,
Чтоб по гребням волн на рассвет пуститься.
Отпусти меня, отчим — пригород серый!
Не дыши мне вслед, развяжи запястья,
Даже если мне суждено упасть и
Разлететься вбрызг — отпусти:
Из твоей горсти
Не испить водицы!




Оттепель


А морось!.. Стеклышки очков
Преображают в двух шагах
Двор леденцовый. И ничком —
На талый лед глухое «Ах!»
Двоится, сыплется, дрожит
Стена ольшаника. Мотив
Синичкин в подоле зашит.
На языке зимы пути
Истаяли. И лишь подковки —
«Фа-ми-ре-до»… До остановки,
Как до весны, не добрести.




Наталия Литвинова — поэтесса. Родилась в 1961 году в Москве. Закончила филологический факультет МГУ, защитив диплом на тему «Звук как метафора в поэтике О. Мандельштама». С 1989 г. живет в Дании. Преподает русский язык как второй родной. С 2001 г. читает цикл лекций по истории русской культуры при Российском центре науки и культуры. Член редколлегии журнала «Новый Берег». Стихи и статьи публиковались в журналах «Дружба народов», «Нева», «Русский клуб», «Люблю!», «Интерпоэзия», «Новый берег», газетах «Русская мысль», «Словесность» и др.

Версия для печати