Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2010, 6(68)

Из ранней поэмы

(Публикация Александра Давыдова)

Наследие




 Давид САМОЙЛОВ
 (1920-1990)
1 июня 2010 года ему исполнилось бы 90 лет




ИЗ РАННЕЙ ПОЭМЫ


В послевоенные годы Самойлов в своем творчестве упорно тяготел к крупным поэтическим формам. Несколько поэм он так и не завершил, оборвав на полуслове. Но даже и три законченные  автор вряд ли счел удачными, поскольку так и не опубликовал, хотя «Шаги Командорова» включил в начальный вариант своего избранного «Равноденствие». Однако  опыт «несостоявшихся» поэм был наверняка автору полезен — некоторые их интонации и мотивы потом отозвались в его зрелых сочинениях. Ранние поэмы Самойлова, завершенные и лишь начатые,  вошли в сборник «Поэмы», выпущенный издательством «Время» (2005). Однако не все: была у Самойлова попытка создать поистине монументальное произведение, даже не поэму, а, скорее, роман в стихах. В архиве Самойлова сохранилось несколько поэтических отрывков под общим заголовком «Из поэмы». Вот первый из них.


Александр ДАВЫДОВ




Вступление


Россия! Кто ее опишет
Бесспорной правотой дыша!
Непостоянством всех излишеств
Отмечена ее душа.

Всегда опричнина, крамола,
Горят в скитах еретики.
И свято верят богомолы.
И косы точат мужики.

Всегда кому-то руки рубят.
Кому-то кандалы куют.
И страстно любят. И не любят.
Кому-то воли не дают.

Всегда в мучительных вопросах,
Всегда — широкие ветра.
Царя-Ивана острый посох
Или шпицрутены Петра.
Секи, расстреливай у стенки,
Кнутом на псарне запори! —
Она поверит песням Стеньки,
Емельку возведет в цари.

Ей, своевольной и упрямой,
Прошедшей степи и леса,
Строителям бессмертных храмов
Дано выкалывать глаза.

Ей вечно меры не хватает,
Ей вечно хлеба не дают. —
Ее за шиворот хватают
И носом в истину суют.

Как ни приманивают лаской,
Как ни грозны временщики,
А все бунтуют на Сенатской
Лейб-гвардии бунтовщики.

……………………..………

Когда широкими мазками
Россию кисть соединит,
Направо ляжет степь донская,
Налево — северный гранит.

Косые мускулы Урала,
Протянутого, как рука,
Из стран тайги в страну Арала,
В безводный край солончака.

Там, как закат меняя краски,
Слепя лазурью и сурьмой,
Гудит пульсирующий Каспий,
Как сердце Азии самой.

А там — из глухомани хвойной
Летит в страну степных отар
Река, венчающая войны —
Рубеж германцев и татар...


Лети, как конь с косящим оком,
От смутных берегов Невы,
От голубых туманов Блока
До лермонтовской синевы!

В Москву, где связкой сухожилий
Сплелись железные пути.
В их туго скрученной пружине
Порыв таится взаперти.

Но вдруг курок рванет шептало,
В гремучий капсюль бьет боек.
И снова пуля засвистала.
И слава по степу поет.

А пуля точно в сердце метит,
Всегда бесспорна и права:
Пускай Бандера ей ответит
И возмущенная Литва!


Идут года. Ревут буруны.
Гудки съедают тишину.
Забыты войны за Коммуну,
Настали войны за страну.

Проходят дни. Уходят сутки.
Опять предчувствие грозы.
Мы повторяем предрассудки,
Чтоб вновь приняться за азы.

Замедли бег! Спустись пониже!
На полустанок забреди.
Перелистай страницы книжек.
Свою тоску разбереди.

Страна едва встает из тифа.
В нетвердой памяти — провал.
На полустанках тихо, тихо.
Там спят заборы наповал,

Перронов свайные постройки.
И слышно, как прикрыв глаза —

Эпоха на больничной койке
Листает рукопись. Назад?

— О нет! Лети с косящим оком,
Как конь среди степной травы,
От голубых туманов Блока
До лермонтовской синевы.

Сквозь все болезни и мороки,
В переплетенье всех путей...
Ревут буруны. Спят пророки.
Слепит песчаная метель;

И нас трясет в чаду болезней,
Не размыкая тяжких век,
Век Девятнадцатый, железный,
И нынешний — атумный век.


Апрель 1946


Вступление и публикация Александра ДАВЫДОВА

Версия для печати