Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2009, 10(60)

На кипящем народом мосту

Стихотворения


 
* * *


У тебя изломанный зуб коренной и набитый
                                                                    немецкими книгами дом,
И жена, как другая страна, граничит с тобой бедром,
Когда ты отходишь ко сну, нажимаешь: мобильник —
                                                                    будильник — на семь,
И лепечет с иконы Исус: кто тут спрятался? я тебя съем.
И ноет повыше крестца будущий радикулит,
Но ты по привычке думаешь: это душа болит.
Это душа болит, колет, как золотая струна.
Что там еще болит, если
Не она?




* * *


В раю переходят на зимнее время.
Поникли плоды, позолота небес
Темнеет и гаснет.
И все к переходу готово:
Все жители дружно помолятся Богу,
Петрарка опять напишет эклогу,
Идиллию, фугу — Бетховен,
И все как обычно.

Но только никак невозможно привыкнуть,
Что каждую зиму особенно жалобен
Стук в поднебесную главную дверь,
А Петр пустит немногих.
И в инее кущи Эдема
Простоят до весны.




* * *


На кипящем народом мосту, изогнувшемся выей —
Человек. Ему некуда больше идти.
Это странное чувство — быть между — настигло впервые.
И коварная карта закончилась краем в средине пути.

Человек пожимает плечами, недоумевая.
Человек морщит лоб, изумленный отсутствием вех.
То, что мыслилось сушей, теперь оказалось, стояло на сваях,
И раз так, где уверенность в том, что он сам человек?

Где уверенность в том, что пунктиры на карте не ложны?
И уже разрастается в горле предательский ком.
Человек пожимает плечами и мнется тревожно
И бесчувственность кожи боится проверить щипком.




Голова


Заливы глаз и носа мыс,
То ли культя, то ли отросток.
В ней бьется гибельно и просто
Сосредоточенная мысль.

Тогда как голод, глух и нем,
В пустотах ливера белеет,
Она склоняется и млеет
В саду пленительных систем.

И будет борщ; ты будешь сыт
И не заметишь, как, седая,
Некормленая и босая,
Она от тела улетит.




Мужик


Долго лежал он.
Очень долго.
В траве
На самом краю колхозного поля.
Пока ветры не обглодали его кости.

Пока стебли не выпили его глаза.
Оттуда,
Из леса,
Пришел на закате старик
И собрал в узел все,
Что от него осталось:
Запах хлеба и горя,
Мальчишескую улыбку,
Несколько добрых слов.
И унес.




Антон Чёрный — поэт. Родился в 1982 г. Учился на вологодском филфаке, сейчас учится в Институте печати (СПб). Работает журналистом. Член Союза российских писателей. Организатор литературных фестивалей «Плюсовая поэзия». Автор четырех поэтических сборников.

Версия для печати