Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2008, 9(47)

Фёдор Мальцев (Владимир Соколов, "Это вечное стихотворенье… Книга лирики")

Владимир Соколов, «Это вечное стихотворенье… Книга лирики».
Предисл. М. Е. Роговской-Соколовой. Сост., подгот. Текста И. З. Фаликова.
Издательский дом «Литературная газета», М., 2007.


Владимир Соколов никогда не спешил за модой, не суетился, не пробивался.
И вот уже много десятилетий он — один из самых читаемых авторов. Любим самыми разными слоями нашего народа, и, что наиболее удивительно, представителями разношерстного литературного сообщества — и традиционалистами, и авангардистами. Потому что талант. Потому что настоящий. Потому что сумел свое «новое слово тихонько шепнуть». Так тихо, что все услышали.
Однажды, много лет назад, когда работал редактором отдела поэзии одного толстого журнала, я попросил у него стихов — позвонил в Переделкино. Он их просто продиктовал по телефону.
— А на вычитку Вам верстку прислать, Владимир Николаевич? — спросил я.
— Да что Вы, зачем? — удивился поэт. — Как напечатаете, так и напечатаете.
Удивительный человек.
В книге «Это вечное стихотворенье…» представлены такие шедевры, как «Как я хочу, чтоб строчки эти…», «О, что мне делать с этим бедным даром…», «Машук оплыл — туман в округе», «Спасибо, музыка, за то», «Я забыл свою первую строчку», «Заручиться любовью немногих», «Я устал от двадцатого века», «Венок» и многие другие.
Соколов писал просто, можно сказать, безыскусно, но каким-то чудом создавал подлинное искусство.
Удивительно — с годами его поэтика практически не претерпела изменений. Он дебютировал в сороковые (!) годы прошлого века сложившимся мастером, поэтом классической традиции.
Не все стихи у Соколова равнозначны — это правда. Но в своих лучших произведениях это, конечно, поэт Божьей милостью.
Лучше всего о себе он сказал сам:

«Вдали от всех парнасов,
От мелочных сует
Со мной опять Некрасов
И Афанасий Фет…»

Он и сам из этого ряда — продолжатель великой традиции Х1Х века. Хотя, надо признать, он не был чужд и определенным формальным поискам — писал свободные стихи, находил необычные рифмы.
Вот, например, какая неожиданная и звучная строфа:

Окно от дома до сарая
Бросало луч.
Какая терпкая, сырая
Стояла ночь!

В сборнике «Это вечное стихотворенье…» много автографов (чем не визуальная поэзия, или каллиграммы, как бы сказал Гийом Аполлинер), фотографий В. Н. Соколова — и ранних, и более позднего периода. Книга удачно составлена (стихи напечатаны по десятилетиям), она широко и репрезентативно представляет одного из лучших лириков ХХ века.

Фёдор МАЛЬЦЕВ



Версия для печати