Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2008, 9(47)

Испорченный почерк

Стихотворения

На пляже

Порядок. Снова налегке.
Без злобы, комплексов и робы.
Лежу на вымытом песке
На фоне лучших ног Европы.
Я никому не нагрубил.
И мне пока не нагрубили.
Орел зеленый на груди
Уже распахивает крылья.
Я в первый раз за столько лет
На удивление спокоен.
Горячий ультрафиолет,
И жизнь, и мысли без конвоя.
Сегодня все разрешено.
А мне и весело, и странно,
Что я на фоне лучших ног
Сам на ноги когда-то встану.
Что разберусь в своих делах.
И перестану жить скитальцем,
И что в зеленого орла
Не будут больше тыкать пальцем.
Что мне не надо, черт возьми,
Теперь у моря ждать погоды.
Что я вот с этими людьми
Войду в одну и ту же воду.



* * *

Устало думаем о чем-то о своем
Мы, на хоромы поменяв бараки.
Не до любви. Тем более — до драки.
Не бросимся в пролет и не запьем.
Пьем молоко, днем не включаем свет.
Живем себе ни шатко и ни валко.
Да будет свет.
Была бы зажигалка.
Да было б, Господи, с полпачки сигарет.
Повесим шторы. Занавесим стыд.
Последние прорехи залатаем.
Иная жизнь — пусть даже золотая —
Без ведома сюда не залетит.



Пёс

Мне брошена кость. Я, рыча, закрутился винтом.
И подальше от глаз, чтоб обиду снести в одиночку.
Я полжизни своей сторожу этот проклятый дом
Оглушительным днем и такой подозрительной ночью.
Видно, мало оград. Нужен пес на добротной цепи.
С жутким блеском зубов, нелюдимой, жесткой повадкой.
И мне брошена кость. Лучше в падаль вгрызаться в степи,
Даже падаль казалась бы мне удивительно сладкой.
Я уже не могу отвечать на приветливый лай.
Дыбом шерсть, если слышу чужой неразборчивый шорох.
Ограничен мой путь. От забитого в землю кола
Я привычно иду к неприступно крутому забору.
Мой хозяин жесток, как и я, как и я, нелюдим.
Безнадежно прикован гремящей невидимой цепью.
Я завою, забьюсь. Он молчит, непременно один.
Он не бредит, как я, ароматной отчаянной степью.
Этот дом осужден. И людьми, и богами забыт.
Мы вдвоем в темноте. Постоянно клыки наготове.
И мне брошена кость. Только кость эта в горле стоит.
И саднит мой загривок, ошейником стертый до крови.



Виктор Казаков — поэт, журналист. Родился в 1955 году в Ставрополе. Окончил политехнический институт, прошел испытания афганской войной, работал в ряде периодических изданий Ставропольского края. Автор двух поэтических сборников «Вопросы без ответов» и «Испорченный почерк». Произведения Казакова публиковались в региональной, российской и международной периодике — «45-я параллель», «Трибуна», «Южная звезда», «Литературный Кисловодск» и других. Живет в Ставрополе.

Версия для печати