Опубликовано в журнале:
«Дети Ра» 2008, №6(44)

(Сергей Белорусец, «Магический квадрат. Стихи»)

Сергей Белорусец. «Магический квадрат. Стихи».
Юданов и П., М., 2007.

«Магический квадрат» — новая книга стихов известного московского литератора, хорошего детского поэта Сергея Белорусца. В аннотации указано, что это первая для него книга «взрослых» стихов. Это доказывает, что для Сергея Белорусца не существует непосильных и недоступных тем и жанров.
Название книги — не то чтобы сверхоригинальное, но все же несколько неожиданное и претенциозное — всячески подчеркивается оформлением книги. Она почти квадратной формы, в твердом переплете, острые углы которого так же норовят оцарапать руки, как острые углы творчества Сергея Белорусца задевают сердце и смущают разум. Дизайн обложки и фронтисписа одинаков — разделенное тенью на четыре равные части белое полотно, из которого проступают загадочные иероглифы. Иероглифы обозначают циклы стихотворений, составившие книгу: «Фигуры круга», «Внутренний рельеф», «Рисунок игры» и «Зазеркальное стекло». Невольно настраиваешься на столь же геометрическую четкость их наполнения… и уже поражаешься тому, что число стихотворений в каждом цикле разное, не обязательно четное, что некоторые из них объединены в диптихи, а другие «гуляют сами по себе», и что темы кочуют из цикла в цикл, часто повторяясь (возможно — отражаясь, как ряд зеркал друг в друге; «Все искажают зеркала, но их не бьют за это» — не случайно автором брошена эта фраза!), что, скорее, вызывает ассоциацию с кругом.
О чем говорит читателю Сергей Белорусец на первых же страницах книги в двух «внецикличных», связанных, как сиамские близнецы, стихотворениях: «Как предмет воплощения — круг… с теченьем времен выплывал, наяву обращаясь в овал» и «Ты не читал. Ты рисовал магический квадрат… И превращался твой квадрат в магический кристалл»? Грамотный (а другого читателя ироничный и интеллектуально богатый поэт себе не ищет!) адресат озадачивается: явственно педалируемый квадрат или исподволь выплывающий круг есть лейтмотив культурного «мессиджа» Белорусца?
Ведь что такое — магический квадрат? Изобретенная неким гением древности геометрическая фигура, заполненная цифрами в таком порядке, что их сумма по всем измерениям одна и та же. Если речь идет о простых числах, то эта сумма — 15. Магию этого подсчета высоко ставил Пифагор, полагая, что число 15 означает количество отпущенных душе инкарнаций. А магический кристалл — объемное тело, используемое оккультистами как «зеркало» некоего нездешнего мира — прошлого ли, будущего, параллельного измерения… А Белорусец, начиная с бытовых зарисовок мира внешнего, современного ему и даже откровенно немилого в цикле «Фигуры круга», где, пожалуй, больше социальной безнадежной тематики («Ветерану ВОВ восемьдесят с гаком… Внук его — фашист в третьем поколеньи»), плавно переходит в зазеркалье собственной души в последнем цикле книги, где ему, как всякому талантливому поэту, еще более неуютно. «Кроссвордное» пересечение тем и даже — порой — строк — имеется, а вот в сферу, в замкнутое пространство они не срастаются. Можно сказать, что магический кристалл Сергея Белорусца пока дан «в развернутом виде». Строгая и элегантная его молекулярная решетка уже начертана твердой рукой поэта. В этой схеме взблескивают отточенными гранями подлинные находки: «Лишь крапива порою кусается, током бьющая из-под земли», «И — как большие дождевые капли — парашютисты падают с небес», «И — вытри стол перед застольем — чтоб не ударить в грязь лицом», «Разжившись угаданным, обезжизнить его…» Из любимых Сергеем Белорусцем тире — отличный, но обоюдоострый поэтический инструмент, который не ранит только руку Мастера — и строится уникальная решетка его магического кристалла. Но кристаллу еще только предстоит вырасти. Наверное, «Магический кристалл» будет название следующей книги Белорусца. А пока в парадоксальности вступления — разгадка!.. Невозможно поверить алгеброй гармонию. Невозможно проанализировать математическими методами экзистенциальные проявления в творческой (виртуальной, само собой) реальности. Экзистенциального в «Магическом квадрате» более чем достаточно: «Ты бредешь, каждый шаг заклиная, / прибавляя следы к пустоте…», «Главный парадокс бытия /— что тебе не сбиться с пути. / Из дорог любая — твоя. / А теперь — попробуй уйти…», «…И в любом интервале / уловима едва ли / жизнь, идущая — фоном / — по вселенским законам…».
Цитатный ряд можно продолжать, спекулируя на интересе автора к Бесконечности, который, собственно, и сам бесконечен. Но стоит ли? Самым любопытным читателям и, возможно, последователям, поэт сигнализировал, что не стоит уходить в неизвестность по извивам «лежащей восьмерки».
«Ты структурируешь лишь то, что вряд ли выразимо!» — сам себя осадил Сергей Белорусец. Невозможно структурировать бесконечное многотемье, и жесткие рамки квадрата в форме новой для себя, «первой взрослой» книги, кажется мне, избраны для того, чтобы остановить (но не прекратить!) Поиск — движущую силу поэтического слова Сергея Белорусца. Впрочем, автор эту похожую на девиз строку трактует иначе. По его собственным словам, «Ты структурируешь лишь то, что вряд ли выразимо», — отнюдь не «самоосаживание» автора. Это его выбор — как раз направленный на движение вглубь. И с точки зрения автора нужно и должно усложнять то, что здесь (на поверхности мысли?) принято упрощать. Чтобы расширять сознание и разбивать то, что некоторые считают за устоявшийся и понятный миропорядок... Только тогда — взамен — может возникнуть другой...
Что и требовалось доказать.

Елена САФРОНОВА




© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте