Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2008, 3(41)

Продолжение сна

Стихотворения

* * *

так трудно выбирать стихи
почти как женщину
из многих
ты что вначале видишь
ноги
лицо
низы или верхи
так трудно выбирать стихи

апр 07



* * *

оправдание носит уничтожающий характер

докажите если система доказательств если

предположение может быть сильнее утвер

ждения в напрасно согнутом колене книж

ных изменений наших утлых ытлых вытл

не случайно отсутствие частных причин

локально каждому выдано определенное

ужас! не следует за этим распространен

вы увы вы у каждого столбца прилепить

собаку пелали-равнодужия-дупости

в вашем слушае
в вашем скушают
уч
уш
ут
ум



* * *

полцарства отдают
и метят лепетом
сплетают голени
над речкой
вот ведь что
жизнь
не начнется заново
поэтому
остановись мгновение
постой

прохожий молвит
битте где дорога к фаусту
ви ланге дауерт
вся эта кутерьма

я проходил когда-то
ну так запросто
и не смотрел
на стертые дома

но дальше что
но дальше что
но дальше



Продолжение сна

невозможно запомнить но все-таки
хотя бы в обрывках
запоминается продолжение
сна
почему-то неизвестное место
что-то вроде классной комнаты
где рюкзаки и сумки свалены
брошены кое-как
несколько знакомых лиц
но неточно определяемых
то ли он то ли похожий на
она или похожая на нее
словно ты приехал низвестно
откуда приехала она неизвестно
полный неясностей и недомолвок
разговор
огоньки сигарет щелканье зажигалок
обратная последовательность действий
ты отвечаешь предвидя вопрос
почесываешь переносицу
после получения известий
собственно нет даже слов
ну так полусловья
фрагменты речи
опустошение
продолжение сна
видимость бесконеч



Надежность фиксации

Внимание! Проводятся испытания
надежности фиксации
прививки слова к темноте
к утреннему лучу
к дереву возле дороги
так зацепит что мороз
по коже
обдерет и не встанешь
не оторвет ли ветром
не вырвет ли с корнем
не обнаружит ли
полной несостоятельности
a priori a propos
до и после
между
в промежутке
в синонимическом ряду
между прочим (!)
когда ты закрепляешь слово
на балконе проволокой
и все продумано до мелочей
ты думаешь о том
что оно оторвется и улетит
туда где злые колючие
острорежущие
легковоспламеняющиеся
что с ним будет
что с ним будет
о что с ним будет



То что сломано

думаю о том что
как это сказать
нет и снова
легко ли
нет не так
легко ли
ну как сказать
признаться
в малодушии
в жалости
потому что
нет не потому
а затем
нет не удается
а вот
и не вот
не удается



Почти из ничего

как вы не знали почти из ничего было нечто воздвигнуто
на окраине того что называлось тем чему нет названия
и нет слогов для названия нет азбуки
понимаешь ли можешь ли об бо об бо об бо
зачем ты



Закрытие мира

все города сливаются в один
ведет к потере умноженье сущностей
и этой вот конструкции несущей
печальный звук пророчит муэдзин

улыбка так и распирает что ж
явление привычного отстоя
ну назовут его хоть джорж



Сбой стоп

Памяти Максимилиана Волошина

крым соткан из камней стихов свинца
край мы отторгнут не отринут
мы рук не отпускаем от лица
мырк втянут в сердце и стрелой не вынут

хыть этнос кажется до дырочек изношен
пригнут к земле придушен
вдоль берега сквозь мрык бредет Волошин
мы догадались он не равнодушен

о русская поэзия уже за шеломянем
стопа стопою о стопе стопы
давай мы сбоем ударения помянем
в составе почвы кро и плы

13 июля 2007



Легким штрихом

двое в поезде
напротив меня
говорят по-французски

ее лицо
пораженное красотой
говорят о том
едва различимо:
бегство
ночь
утешение
значение воды
легкость огня
амбиентность
поступок речи
невозможность
легкость
абсолютное
что за формула Декарта
(посм. в философск. энц.)
полет
вращение

потом она засыпает
почти
на его плече
чей портрет (его)
кажется лишенным
привлекательности

вот и все

Поезд Berlin-Halle, 4 авг. 07



Памяти Д.А. Пригова

              Сигей позвонил и сказал, что Пригов умер.
              — Все бы вам, Сергей Вс., разыгрывать.
              — Ну уж на этот раз на самом деле.
и вот я спрашиваю:
Д.А., ну зачем же Вы так,
то есть, в самом деле,
по-настоящему,
такой мортальный перформанс
с остановкой движения
с в гроб положением,
ведь на репетиции вас
положили в шкап,
а вы ап!

и музыка заглохла
и лето обезцветилось,
когда Харон вас
в лодку положил
и вы уж не кричали:
— а вот другие
— а вот другие

так и вижу, как Д.А.,
сверкая очками,
в белой рубахе
в целом чуждый пафосу

и наряд милицианеров
из табельного оружия
дает прощальный салют

6 авг. 07



Заумечание

постепенно человек
превращается в черепаху
обращайте внимание
на пальцы рук и ног
да и то сказать
прекрасн итог



Заумечание 2

зачем стихи писать
                  нас научило время
зачем мы выпали из времени
                  в туда
где ничего где вечность
                  давит в темя
и выставит на вид
                  безжалостно слюда
дрожание которой
ты замечаешь
                  вдруг не без стыда
«небес тыда»
сказал бы тут Кручёных
а был он
был он
был не из ученых
природой даровит
и в мельнице словес
он муку на муку'
молол и вышел без



Сергей Бирюков — поэт, саунд-поэт, филолог, перформер, издатель, исследователь авангарда, член редколлегии журналов «Футурум АРТ» и «Дети Ра». Родился в 1950 году в Тамбовской области. Окончил Тамбовский государственный педагогический институт. Основатель и президент Академии Зауми, учредитель Международной Отметины имени «отца русского футуризма» Давида Бурлюка. В настоящее время преподает в университете им. Мартина Лютера в городе Галле (Германия). Автор многих сборников стихов, а также теоретических книг «Зевгма. Русская поэзия от маньеризма до постмодернизма» (1994), «Теория и практика русского поэтического авангарда» (1998), «Уроки барокко и авангарда» (1998), «Поэзия русского авангарда» (2001), «Року укор. Поэтические начала» (2003) и др.

Версия для печати