Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2006, 3

Из цикла "Цвета"

Стихотворения

Белый

цветами налива цвело
облака будто бумага
пух ли снег порошком мело
сдался без всякого флага
в пятнах муки вся рожа
на теле — хлопок халата
под ним твоей расы кожа
а внутри кость, марля и вата

на ней — платье с фатой
на нем — китель с манжетой
вроде бы лен простой
а шит нитками с метой
мрамор ее луны
пустыня его солнца
стихи деве в лилиях прочтены
за занавесками у оконца
под рученьки впереди свиты
и гвардии в танце король
у королевы букли завиты
а на зубах скрипят сахар и соль
в их армии пешек полно
салфеток и скатертей полотно
а там мясо хлеб и вино
в соусе рыба с грибами в сметане блины
и прочее йогурт кефир молоко но

вещество мозга — песок
светится день и ночь
то как магия поседевший висок
охватила горячка точь-в-точь
каждой вороне билет
со стихом принести
и бред
до каления довести



Черный

В саже газовой уголь смоль
дым изъел все очи
тени в темени исподволь
зрачки расширяют к ночи

вокруг воронье и грачье
фигуры копоть залила
нефть это золото чье?
мрачного цвета чернила
кажутся в свете дня
если представить жало
как зависть что впереди меня
как пантера кошка бежала
это плохая примета
вот и взорвалась карета
эту траурно-четкую дату
оспой рябому брату
анархистка одна предрекала
надевая свой плащ и маску
отправляясь к бакунину в сказку

сгусток крови на губах
в рясе толстенький монах
читает про небо без звезд и в нем про дыру-брешь
в такт проезжает похоронный кортеж
вуальки шляпки крылатки
смокинг цилиндр перчатки
за жирной среднероссийской землей у пруда
катафалк отразила вода
а еще сотню это скакала казачья рота
как всегда погромить и за ящиком павшего самолета

на рынке две масти вместе
козырями пики и крести
метка стрела и флаг
в соответствующей форме враг
рубашки фуражки и мысли в тон сапогам
под клавиш гам тараканьим бегам
на душе полосой зависть тоска
в бане лестница как доска
невольничий рынок раб-континент
через другой вход входил контингент
у органов свой ориентир
но не военно-морской мундир
кому-то кофей и икра из мисок
кого-то в теле в особенный список
кому лимузин а кому воронок
назначили груздем лезь в кузовок
чай да чифирь хлеба пайка
в пятнах спелой черники фуфайка
вот тебе идеал и идея
кто я? за что я? и где я?



Красный

крем на заре румяна втирать
как из зимнего солнца помада
краской зарделся ротик и рада
краше бантик под цвет и в тон подобрать

калиновой гроздью прыщавая суть
крапивницы россыпь плечи и грудь
картофельный нос губы щеки вся рожа
как от стыда или смущения кожа
как от водки тисканья или мороза
как символ любви алая роза
как глобулин свекольная проза

к ромбу-шеврону сердечко греть
курсант с девицей пунцовой гулять
коллективно и лично благодаря
крепко в день праздный календаря

камню рубину на звездах гореть
краплак у черты стой фонарь замереть
кадмий на башне на площади пресне
комсомол и ротфронт грянет гордые песни
карминовый свет светофора пламя

кумачовые галстуки флаги знамя
киноварь транспарантам маршировать
к коммунизму армия гвардия рать
кавалерия мы и ради словца про нас
как проливали и гибли рассказ

с новой строки
как когда-то террор клином таким

кромсал артерии вены плоть
крапил исподнее лил ртуть
кораллами брызнуть и умереть
калил до ярости обжига твердь

комки сукровицы драла плеть

комиссар был речист на миру и смерть
командир на курок и в коннице петь
каждый по локоть руками марать
коросту багряным бинтом сдирать

коммуне из изб пирогами брать
кто образа в углах список к сносу
кому не багрян на рябину карать
контру пустить петуха кровососу

крестами багровым шрамом шьет
кромсая пунктиром историю нить
коричневатый бред в мозжечке и впредь
крайне бордовый гриб государство пьет



Валерий Кислов — поэт, переводчик. Родился в 1963 году в Ленинграде. Окончил факультет иностранных языков Государственного педагогического института им. А.И. Герцена, аспирантуру в университете Париж-VIII (отделение литературы). Автор многочисленных публикаций.

Версия для печати