Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2005, 6(10)

Андрей Сокульский. Четверо. Предисловие
Фёдор Мальцев. Цветные сны Ольги Пегановой. Предисловие
Ольга Пеганова. Живопись
Евгений Солодкий. Живопись
Валерий Бакуткин. Прощаясь с легендой. Jimmi Smith. Фотоколлаж

Четыре странички не могли бы охватить и мизерной части информации о любом из четырех представленных на нем авторов, не то чтобы обо всех. Но что сделано, то сделано, и я, как застрельщик, попытаюсь объяснить корректность такой плотности.
Валерий Бакуткин, Михаил Волков, Ольга Пеганова и Евгений Солодкий — личности одареннейшие и представляют собой некий разворот целого поколения саратовцев, обучавшихся в семидесятых и закончивших свои первые институты до конца восьмидесятых. Двое первых по образованию — медики. Другая пара — закончили в один год (1986) архитектурное отделение Саратовского политехнического.
Доктор-профессор Валерий Васильевич Бакуткин — личность невероятная и энциклопедическая. Каким-то образом он успевает почти все. Поддерживает своих дипломированных учеников, делает огромное количество изобретений и несколько операций в день, занимается плаваньем, воспитанием детей, фотографирует, умудряется знать все новинки широчайшего диапозона музыки и дружить с большим количеством рок- и джаз-музыкантов первой величины. А кроме того — он неутомимый путешественник, автор прозы, сценариев, ведущий рубрики «Прибакутки» нашего журнала. А еще — носитель бесчисленного количества идей и настоящий друг…
Кандидат медицинских наук Михаил Волков пришел в фотографию не так давно и частично под влиянием выставок и работ Бакуткина. Миша привык все делать качественно, основательно и при этом достигать максимальных результатов в кратчайшее время. Не мудрено, что и в фотографии к нему быстро пришел результат: его фотоработы выставлены в престижных клубах города, проходят персональные выставки. Кроме того, что они медики и меломаны, а в юности серьезно занимались плаванием, Валеру и Михаила роднит широчайший охват занятий и увлечений. У Михаила это многогранный и дифференцированный бизнес, многоуровневая общественная работа, а также увлечение экстремальными видами спорта: виндсерфингом, скайсерфингом, сноубордом… Совсем недавно он опубликовал рассказ-воспоминание «Выживание в море» и стал еженедельным телеведущим популярной саратовской телепередачи.
Мне повезло, что я был с Бакуткиным, Волковым (а также с Е. Степановым, священником Б. Даниленко…) в мае прошлого года в незабываемом путешествии по русскому Северу. Автопробег в четыре тысячи километров через десять областей мы и назвали — «Дети Ра на Севере». Как выяснилось, не случайно. Когда мы достиги Спасокаменного монастыря на Кубецком озере (наш Север не простирался дальше Вологодской области), ожидавший нас метрополит Максимилиан, улыбаясь, произнес: «Идите посмотрите — я вам айсберг оставил».
Теперь в двух словах о представленных сегодня художниках. Несмотря на свое архитектурное образование, как художники они заявили о себе очень давно и сразу. Они были участниками (а Женя Солодкий — по совместительству, и вдохновителем) коллективных нашумевших в Саратове вернисажей «Желтая гора» (1987) и «Антиветреная выставка» (1988). Примерно в то же время, Женя оформлял сцену первого и по сей день самого достойного рок-фестиваля. Потом у ребят была большая и многогранная жизнь в искусстве. Разве что выставки Ольги (около двадцати) проходили по большей части в Саратове, а Женины — в Германии. Работы художников выставлены в артгалереях и хранятся в частных коллекциях России, Германии, Англии, Испании, США, Франции, Швеции… можно продолжать. Сейчас эти художники в великолепной форме и радуют поклонников и ценителей широтой фантазии и невероятной работоспособностью.
Года два назад Евгений вернулся по-настоящему в Саратов, задумав, кроме прочего, создать интернет-версию города «Гелон». Несмотря на занятость, мне удалось уговорить их вдвоем поработать над моей новой книгой — «Князь Стихотвор». Ольга сделала больше десяти иллюстраций, а Женя стилистически объединил наши идеи. Так не бывает, но в этот раз случилось чудо: судьба улыбнулась мне и предоставила такую возможность, как и возможность представить их всех вместе на одном цветном развороте.

Андрей СОКУЛЬСКИЙ



ЦВЕТНЫЕ СНЫ ОЛЬГИ ПЕГАНОВОЙ

Абсурд и вымысел в работах Ольги Пегановой сливаются красками в фантасмагорию времени. В будничном пейзаже за окном машина, крыши домов, деревья — рождается цветовой миф. Образные парадоксы времени возникают почти в каждой работе Пегановой. Творчество для нее — возможность фантастических погружений в глубины эпох и самой себя. В пейзажах и натюрмортах Ольга старается увидеть объемные подробности повествования о человеческой жизни. Она любит натюрморты. Для нее они — портреты предметов, организующих свой мир по своим собственным правилам. Ощущение ирреальности и сюрреализма, окутывающее предметы, возникает из ниоткуда и придает им значимость сакральных знаков. Любит рисовать детей и стариков. Они неуловимо похожи в своей трагической непосредственности, мудрости, одиночестве.
К Ольге Пегановой невозможно привыкнуть. Только восхитишься ее упругой, характерной графикой, а она уже чутко застывает в масле. Она не боится менять манеру. Ольга нашла свою технику — многослойную, с использованием масляной пастели, туши, гуаши или акварели, карандаша. Фактура листа подобна драгоценному минералу, завораживающему взгляд причудливой игрой природы. Многие графические работы воспринимаются как живописная стихия, в которой переплетаются свет, тень и цвет. И лишь потом глаз выхватывает из общего фактурного шума старый саратовский домик, или кувшин, или женское лицо. Ее пытливое скольжение кистью по глянцу бумаги непредсказуемо. Она редко пишет с натуры. Персонажи для творчества рождаются из памяти снов, потока сознания и интуиции. На них всегда магический отпечаток времени, как взгляд из окна или старинного зеркала. В цветовой глубине образов смутный мотив бесстрашно и ярко перетекает в ритмичную симфонию красок, штрихов и линий.
По образованию архитектор, Пеганова выстраивает свое личностное и художественное пространство в динамике четкой перспективы своего профессионального роста. Она не любит случайных вещей и плоских деталей. Творческий авантюризм Ольги Пегановой всегда художественно оправдан, заполнен неуловимо летучим смыслом. Она живет в ладу с собою, в прохладной гармонии с юной и зрелой осенью, которую так любит. Графика Ольги Пегановой привлекает внимание своей необыкновенной смысловой наполненностью. Сюжеты ее листов разнообразны. Используя возможности самой графики, Ольга разрабатывает целые серии, многократно варьируя одни и те же сюжеты. Коррида, город, театр, девочки, ню, цветы, рыбы — вряд ли стоит искать в темах сюжетную взаимосвязь. Они рождаются скорее как сполох души, непосредственное наитие. Каждая работа Ольги Пегановой рассчитана на двойное восприятие. Одно — эмоциональное, основывающееся на первом впечатлении и ассоциативности. Другое — вдумчивое, строящееся как диалог художника и зрителя, где внутренний мир обоих находит точки соприкосновения.

РЕДАКЦИЯ



Михаил Волков





Ольга Пеганова





Евгений Солодкий





Валерий Бакуткин



Версия для печати