Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2005, 5(9)

Голос последнего автоматчика

Стихотворения

ВЫНОСИМ КОЛЮ

Коля ты Коля.
Коля ты наш Коля.

Коля ты Коля.
Коля ты наш Коля.

Коля ты Коля.
Коля ты наш Коля.

Павлики
В устах твоих.



ГОЛОС ПОСЛЕДНЕГО АВТОМАТЧИКА

Дикий охотник рвет небеса, жжет мои соки.
Солнце и горы, море и ветер, лед и песок.
Лопнувший вечер, погоны любви на плечах
обнаженной подруги. Музыка рвет лето и сон,
лед и ветер. Застывший песок, сахар отчаяния,
рты опечатаны кровью и нежен восход,
горькие травы листами ложатся на руны.
Море и правильной формы ожоги.
Камень и соль с языка.
Голос — взорвавшийся ветер истока.
Лето, убитые звери и сон.



ЛЯЛЬКА

Коник прыг лошадка скок
Прилетел чужой листок
Мурка муркает мур-мур
Лялька пляшет йо-хо-хо

Блин бы было боле баб
Чтобы рамы мыли все
Чтоб несли исправно лен
Чтоб не гнали мне пургу

Чтоб лихого комаренка
Отгоняли от ежонка
И месили густо тесто
Чтоб в гробу цвела невеста

Чтоб варенье не погибло
Чтоб стал толще слой повидла
Стук копытце и-го-го
Лялька пляшет йо-хо-хо



НЕБЕСНЫЙ ПРОЛЕТАРИЙ

Встал рабочий и запел,
Он светил, светил, светил.
Он лизал кровавы раны.
Он вставал коварным утром.

Слез когда он с парохода,
Был четверг, ну а в субботу
Встал рабочий и запел,
Словно старший лейтенант.

Генералы скалят рыла.
Эти лица словно мыло.
Радикалы отсидели
Все пушистые хвосты.

Керосин по рупь четыре
Прихватил на это дело
Безнадежный истребитель,
Повелитель колбасы.

Он стал веткой тернослива,
Он чихал на наше дело,
Государя не хвалил,
Но и рядышком не сел.

Кто протрет его ЛАИС?
Кирчевичный мылослив.

Лиц не помню, только Лизы,
Остальные вот те на.
И вращали полицаи
Молотки веретена.



Андрей Князев (Тольятти) — поэт, прозаик. Родился в 1971 году. Один из участников литературно-акционистской группы «Олимпийские игры». Работает программистом. Печатался в альманахах «Майские чтения», «Окрестности», местном самиздате.

Версия для печати