Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2004, 4

CD-обозрение

Ведущий - Валерий Бакуткин

Alex Rostotsky. Time when fish think of the past.
Jazz bass Theаtre, 2004.

Джазовый музыкант Алекс Ростоцкий выпустил новый диск. Ростоцкий, аккумулируя мировую культуру (русские народные песни, африканские, еврейские мелодии), создает свой мир — мир хрупкий, но цельный. Джаз Ростоцкого понятен, точно классические силлабо-тонические стихи, и неожидан, как сюрреалистический верлибр.
Своеобразно и ярко открылся музыкант в качестве вокалиста (композиция «Ой — люли — люли»). Безусловно, сильной стороной диска является то, что на нем звучит голос А. Соколовой.
Истинными шедеврами можно назвать такие тонкие композиции, как «Кривичи», «Как за речкой, да за быстрою», «Еврейская колыбельная», «Ой — люли — люли», «Два еврея, богатый и бедный».



Alexander Vinitsky. Yellow Camel (Zazz miniatures for guitar).
Landy star music, 2000.

Александр Виницкий — зычное имя в отечественной музыке. Композитор и виртуозный гитарист, преподаватель Российской Академии музыки им. Гнесиных и автор учебников. Регалий много. И мастерства много. И все-таки, на мой взгляд, это не главное. Главное, что Александр Винницкий умеет своей музыкой показать красоту души человека, его высокую печаль. Характерны в этом смысле композиции «Over and Over Again», «Love for sale», «Lady be Good». Музыка Виницкого — это внятный, откровенный разговор со слушателем. И мне это разговор интересен.



Леся Тышковская. Невидимый мир.
2004.

Киевлянка Леся Тышковская — непостижимое явление русской культуры. Актриса и певица, музыкант и филолог (кандидат филологических наук), танцовщица и медиум. Но, конечно, прежде всего, Леся Тышковская — подлинный поэт, истинный виртуоз слова.
Диск «Невидимый мир» показывает разные грани дарования Тышковской. Ее музыка замысловата, стихи возвышенны, но, вместе с тем, понятны. Стихи как музыка. Музыка как стихи. Единый ангельский сплав. На мой взгляд, в таких композициях, как «Острожное сердце», «Больше чем одна», «Песни сирен» — безукоризненная — единственно возможная! — вербальная основа.
«Я больше, чем одна, / И меньше, чем вдвоем. / Я — мыслящий тростник, /
Когда подует ветер, / И полая свирель, / Когда он перейдет в погоню… /
Это Пан. / Но я умею петь. / И я ему достанусь только песней».
Леся Тышковская досталась нам песней. Позавидуем самим себе.

Версия для печати