Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2004, 2

Всплываю раной-взглядом за дитя

Стихи

ОСЕННЯЯ ПРОГУЛКА ДОЧЕРИ

вдруг — ветер странный
будто
наискось
грудной прореял — гул беды:

освободив легко… —

— вот так бы — отмеченным стать! и пребыванье в мире
преобразившись — продолжать:

в никчемном виде стойко-призрачном
обличья-сажи тех кто был рассеян-втоптан
в оврагах
над оврагами:

в блистаньи золотого дня… —

и снова тот же гул — но в превращеньи новом
далеким мелосом горит
одним-единственно-глубоким:

«не прижималась бы ты девочка
к рукам моим на улице губами» —

а сам я в эхе отчужденном
забыл как началось! — и скудной влагой сумерек
как будто жижею размазываюсь
из пепла и золы униженной любви —

(ладонью вздрагивая — «человек»):

и вечер ширясь теплится — и круг в руке горит
следа пылающего детского! —
что — жизнь-окраина во всем? не менее
тускл — пустотою — где-то — мир:
и мне — как вытесненно-чуждому
давно достаточно себя
чтоб быть пустынностью едино-мертвой —
и очагом запрятанно-последним
внутри я рушусь сажей-затиханьем! —

и все же — в этом задыхаясь! — вдруг:

всплываю раной-взглядом за дитя

1987



ДОМ В ПОЛЕ

все очень просто: мышь — дрожанье мусора
и ветер за углом
а там — дождливая в ночи дорога
и рядом — в огороде — стол
заброшенный: и разговор — весь наискось и набок
слипаясь и шурша
родных (как старая фуфайка) листьев
и родина-туман — все более все ближе
с душою-взглядом — давней очень давней
(как это выговорить) мамы… —

— тут колокол Тироля распевает
всего себя: река-а: вся отверзтая
как кровь чистейшая…………... —

запрятавшаяся ласточка и мышь
взывают к сердцу: закрываешь двери
и с сумраком души
на ощупь в доме… — так закончен мир:

закрывшийся — с давно забытым шепотом

1991

Версия для печати