Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2004, 1


ИЗ МАЛЕНЬКИХ СТИХОВ ДЛЯ НЕТОРОПЛИВОГО ЧТЕНИЯ



* * *

Каждый последний час знает свою звезду.
Вечность, смотри — у нас
тысяча дней в году.

Пятниц одних лишь семь, каждая в двух шагах —
Выйдешь здесь по росе,
а заметут снега.

Выкормлен третий рим стаей степных волчиц —
месяц здесь неделим
ветром на семь столиц.

Слышишь, что Божий глас внутреннему молчит?
Каждый — последний час.
Едет улита, мчит.



МАЛЕНЬКАЯ КНИГА

Уходит ночь и гасит звезды.
Неясный свет издалека.
И мир как будто только создан,
А жизнь прекрасна и легка.

И соловей сидит в засаде
С веселой целью — разбудить.
Сначала — утро, после сад и
того, кто будет в нем бродить.



* * *

Знаешь, какое-то чувство — спеши, не спеши —
я бы назвал его: тайна тревоги и грусти,
там, глубоко-глубоко, все никак не отпустит;
птицам не петь в заповедных угодьях души,
если убить хоть одну, где-нибудь возле устья…



* * *

Рыжая сирень в начале лета —
ранней-ранней осени примета.
Мы с тобою говорим об этом,
потому что не о чем молчать.

И еще на свете столько света,
что возможно тьмы не замечать.



* * *

Мокрому знамени трудно нести победу,
даже неважно: водою пропитано, кровью?

Уши заткнешь и слышишь: подобно бреду
осень зовет шелестящей холодной дробью.

Уши откроешь — и ничего не слышишь.
Видимо, нужно солнце искать глазами.

Здесь за тебя земля незаметно дышит.
Там — каменеет воздух, не исчезая.

Версия для печати