Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Дети Ра 2004, 1

* * *

Сочиняйте песни.
Любите женщин.
Пейте вино.
Ловите миг.
Я одна могла улыбаться
кудрявому конвоиру,
пока он мне к сердцу
прилаживал штык.



* * *

За пределом надежды и страха,
волчьих стай, лебединых стай
мне придумали новую плаху:
мандариново-желтый трамвай.
Вот я падаю, больно и странно,
в нежный лепет весенней травы.
Переломаны стебли тюльпанов,
слышен щебет щебенки: «Увы...»



* * *

Застолби мне участок в своей душе,
драгоценную жилу на любом этаже,
да построй мне приют из оконных рам...
Остальное, наверное, знаешь сам.



* * *

И ты этой болью болел,
и ты в свою дудку дудел,
и видел во сне — языкат —
горит на востоке закат,
и видел на кухне тазы,
Пегаса с крылом стрекозы,
гребенку, кусок бечевы,
соседку, с которой на «Вы».
Проснулся в поту, осознав,
что ты был, конечно, неправ,
что ты с кем-то порознь и врозь,
что в жизни теперь наискось
все будет... И плакать нет сил.
Зажег было свет. Погасил.
Есть спирт, да сквозняк у дверей...
«Возьми меня, Боже, скорей!»



* * *

Глобус звездного неба,
корка железного хлеба,
ржавый дверной крючок,
стоптанный башмачок,
писем сожженных дым.

Отправлено заказным.

Под луной сад выл.
Адресат вы-
был.



* * *

Темным — провалы лжи,
Светлым — просветы глаз.
Жизнь моя, не дрожи!
Это все в первый раз.
Будет и дальше боль
(старые все слова!),
Будет гореть огонь,
Будет мокра вода,
Будет и дальше плыть,
Путь свой верша и круша —
Конь вороной, волчья сыть,
Умная, злая душа.



* * *

Вычерпаю ладонью море колючей боли,
И заживу по-новому с новой своей любовью —

Буду я птиц кормить в зимнюю непогоду
И ворожбу ворожить не на огонь — на воду.

Буду жрать что дают, молчать, доколе не спросят,
Буду гулять в бору между замшелых сосен.

Если придется дожить — новой светлой весною
Заново сад посажу, заново дом отстрою…

А если Он позовет — для пущего эпатажу —
«Как же скажу, сейчас. Только шнурки поглажу».

Версия для печати