Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Отечественные записки 2013, 4(55)

Как отладить федеральный университет

Документ без названия

 

 

Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!

Льюис Кэрролл. Алиса в Зазеркалье

Вопрос о возможности получения качественного высшего образования в России и занятия наукой в современных инфраструктурных условиях далеко не праздный. Университеты, во многом управляемые общей традицией академической свободы развития науки и образования, не отмеченной в документах и принятой профессорско-преподавательским составом «по умолчанию», в ситуации стремительно меняющейся социально-экономической среды оказались перед необходимостью переосмысления своего предназначения и коренных изменений.

Опрос руководителей различных бизнес-структур, проведенный в рамках одного из проектов Сибирского федерального университета, показал, что руководители в течение уже не одного десятка лет при приеме сотрудника на работу ориентируются не на его профессиональные качества, а на наличие добросовестности, ответственности, стремления развиваться, работать в команде и учиться, а наличие диплома воспринимают как свидетельство умения доводить начатое дело до желаемого результата. Задача университета все же состоит в формировании и развитии конкурентоспособного человеческого капитала, квалифицированных кадров, обладающих не только востребованными личностными характеристиками, но и профессиональными компетенциями, позволяющими выполнить поставленную задачу качественно и в срок.

В связи с насущной потребностью оптимизации региональных образовательных структур и укрепления связей учреждений высшего образования с экономикой и социальной сферой федеральных округов были созданы федеральные университеты. Первыми стали Сибирский и Южный (2006 г.), затем возникли и другие. По истечении шести лет деятельности инновационных вузов появилась возможность, опираясь на факты, говорить о первых результатах, обсуждение которых, возможно, поможет подвести промежуточный итог развития университетов и скорректировать сам ход этого развития.

Авторы, не претендуя на универсальность некоторых выводов относительно всех федеральных университетов, в рамках данной статьи предприняли попытку поделиться размышлениями о первом федеральном вузе — Сибирском. Он был создан в соответствии с распоряжением Правительства РФ № 1518-р от 4 ноября 2006 г. о реорганизации Красноярского государственного университета и присоединении к нему Красноярской государственной архитектурно-строительной академии, Красноярского государственного технического университета и Красноярского государственного университета цветных металлов и золота. Безусловно, это были вузы разного уровня, и процесс их объединения оказался довольно сложным. В первую очередь это был стресс для учреждений. Но в то же время объединенная материально-техническая база, возможность консолидированной деятельности научных школ, укрупнения подразделений, устранение дублирования деятельности, принципиально новая организационная структура, мобилизующая штатный состав вузов, открывали новые перспективы.

К 2011 году СФУ успешно преодолел первый этап становления, сформировавшись в мощный научно-образовательный центр, ведущий единую политику в области научно-образовательной и инновационной деятельности. Жесткий мониторинг эффективности со стороны Министерства образования и науки РФ и пристальное внимание со стороны общественности к проекту федеральных университетов позволяют заключить, что с первоначальной задачей СФУ справился, несмотря на множество комплексных проблем, с которыми столкнулся вуз при реорганизации существующей региональной системы ВПО. На данном этапе университет реализует уже вторую Программу развития, ориентированную на закрепление достигнутых результатов, развитие долгосрочных проектов и выход на лидирующие позиции. Тем не менее поступательное развитие университета постоянно сталкивается как с внутренними, так и с внешними препятствиями, влияющими на траекторию и темп роста.

Основное противоречие заключается в постоянно расширяющемся списке задач университета. За 6 лет существования СФУ только учредитель несколько раз трансформировал его цели.

В 2007 году перед университетом, образованным простым слиянием четырех провинциальных вузов, поставили тогда, казалось бы, долгосрочную и трудновыполнимую задачу — стать федеральной площадкой для подготовки высококвалифицированных кадров под развернутые в Сибири масштабные инвестиционные проекты (Богучанская ГЭС, Нижнее Приангарье, Кызыл-Курагино, Юрубчено-Тахомское месторождения и др.). Соответственно миссия университета была сфокусирована на подготовке специалистов, «способных к практической деятельности в сложных климатических условиях»[1]. Основной фокус управленческих усилий был направлен на коренную модернизацию учебных планов при тесном взаимодействии с работодателями. Глобальной задачей ставилось переформатирование образовательных технологий и методик, включение в них научно-производственной компоненты. Новые практикоориентированные образовательные методики и технологии не укладываются в существующие образовательные стандарты. «Поэтому одна из основных задач сегодня заключается в разработке и внедрении федеральными университетами собственных образовательных стандартов, формировании механизмов и системы государственно-общественной и общественно-профессиональной аккредитации»[2], — пишет Е. А. Князев, директор Центра университетского менеджмента НИУ ВШЭ.

Федеральные государственные образовательные стандарты вызывают острые споры в педагогической среде. Эти споры коснулись самого существа, концептуальных, методологических оснований стандартов. По мнению академика РАО Э. Д. Днепрова, российские образовательные стандарты в отличие от образовательных стандартов большинства стран характеризуются предельной регламентированностью: «именно регламентация, навязываемая российской школе вопреки мировому опыту в качестве “стандартов”, и вызывает в нашей стране общественную изжогу на эти “стандарты”, их жесткое неприятие». Так, например, предметные темы вообще не упоминаются в стандартах США, Великобритании, Канады, Австралии. В стандартах этих стран «делается акцент лишь на общие цели образования, разделы учебных дисциплин, требования к результатам обучения, при этом четко фиксируются деятельностные характеристики образовательного процесса, обеспечивающие необходимые компетенции…»[3].

Для федеральных университетов значимой становится подготовка специалистов по востребованным в регионе и актуальным для его социально-экономического развития образовательным программам. Основная образовательная программа (ООП) должна обеспечить формирование заявленных профессиональных компетенций. Разрабатывается ООП на основе государственного стандарта. Законом для ряда учебных заведений, в том числе федеральных университетов, предусмотрена возможность «реализовывать образовательные программы высшего профессионального и послевузовского профессионального образования на основе образовательных стандартов и требований, устанавливаемых ими самостоятельно»[4]. При этом «требования к условиям реализации и к результатам освоения основных образовательных программ, включаемые в такие образовательные стандарты, не могут быть ниже соответствующих требований федеральных государственных образовательных стандартов»[5]. Таким образом, условия для успешной реализации новых перспективных направлений созданы. Это значит, что сегодня Федеральный университет вправе разрабатывать, а затем реализовывать те программы, которые считает необходимыми. Логично, что эта работа должна в первую очередь опираться на конкретные запросы общества, которые зачастую четко не сформулированы.

Возникает вопрос, почему при созданных условиях в университетах, получивших право на разработку собственных стандартов, эта деятельность практически не начиналась, а если и начата, то в отношении подготовки магистров. Собственные стандарты позволили бы преодолеть жесткую регламентацию содержания образования, заложенную в существующих федеральных стандартах, выстроить междисциплинарные связи. Возможно, проблема связана с особенностью функционирования таких образовательных программ: не включенные в Перечень основных образовательных программ, они являются неаккредитованными и, следовательно, до официального подтверждения их статуса находятся в «зоне риска».

1. Вуз, реализующий ООП, разработанную на основе собственного стандарта, не может выдавать лицам, завершившим обучение, документы государственного образца. Это значит, что немногие работодатели в России предпочтут выпускника, обучающегося по такой программе, счастливому обладателю диплома государственного образца. Инерция, конечно, но отменить ее, к сожалению, невозможно.

2. Выпускник-бакалавр, завершивший обучение по такой образовательной программе, не имеет возможности поступить в магистратуру.

3. Студенты подлежат призыву в армию — действие отсрочки на них не распространяется.

4. На такие направления до момента их аккредитации отсутствует госзадание и как следствие — финансирование и все виды государственной социальной поддержки. Разумеется, этот функционал может взять на себя учебное заведение, но в этом случае, при всех прочих обстоятельствах, это образовательное направление должно быть исключительным во всех смыслах, прорывным, направлением будущего. Нет никакой гарантии, что его в этом качестве «опознают».

Получается замкнутый круг. Сегодня ни один из созданных федеральных университетов не запустил проектов собственных образовательных стандартов. Слишком велики риски потери ресурсов, а взаимодействие с реальными заказчиками таких программ, готовых вникать в содержание и нести затраты, еще не выстроено.

Получается, что такие направления если и возникнут, то в первую очередь там, где есть четкое понимание потребности в них и готовность в это вкладываться. Это производство, бизнес, где, на счастье будущего российского образования, есть эксперт, способный это будущее узреть и убедить принимающих решения людей инвестировать в эти уникальные программы.

Статус федерального университета предполагал активное включение вуза в экономические процессы региона через участие в развитии приоритетных производственных отраслей, обеспечивающих высокие темпы экономического роста, включение в программы инновационного развития крупных промышленных компаний, имеющих бизнес на территории Сибири.

При этом кооперация с промышленным сектором не ограничивалась только технологическим и кадровым сопровождением производственных процессов в регионе. Комплексное освоение северных территорий предполагало интенсивное развитие гуманитарного блока. Индустриальное развитие должно подкрепляться решением задач в социально-культурной сфере, где основным отягчающим фактором является демографическая и миграционная ситуация, невосполнение культурного наследия. СФУ, имеющий в своем составе помимо технических институтов (Институт цветных металлов и материаловедения, Институт горного дела, геологии и геотехнологий, Институт нефти и газа и др.) научно-исследовательские и образовательные структуры гуманитарного профиля (Юридический институт, Институт архитектуры и дизайна, Гуманитарный институт и т. д.), максимально подходит для разработки и реализации мультидисциплинарных проектов, охватывая практически весь спектр направлений социально-экономического развития макрорегиона.

Ряд прикладных научных исследований СФУ, проведенных в рамках федеральных и региональных проектов, в соответствии с поставленными задачами представляли собой междисциплинарные изыскания. Решение социально-экономических проблем требует комплексного подхода. Важность теоретических и практических знаний из области профессиональных компетенций не может быть подвергнута сомнению, но, как правило, требуются знания и из других областей: управление проектами, основы командной работы, теория аргументации, навыки убедительной речи, например. Межпредметная связь обозначена в программах, но она минимальна, умозрительна и не ориентирована на достижение реального результата. В то же время от нового университета ждут нового специалиста, который должен генерировать идеи, разрабатывать план в формате проекта, выстраивать систему действий, координировать деятельность занятых в проекте специалистов и выдавать результат.

Федеральный университет, по сути, становился опорной базой нового этапа освоения Сибири — этапа запуска высокотехнологичных производств и обеспечения комфортных условий жизни.

Однако желание СФУ воздействовать на улучшение социально-экономической ситуации в регионе натолкнулось на пассивную позицию бизнеса. Неразвитость рынка инноваций в регионе, ограничивающая возможности заказа на научные исследования и инновационные разработки, консервативность крупных компаний в отношении технологической модернизации производств, неспособность сформулировать заказ на кадровый резерв — все эти обстоятельства существенно сдерживают процессы модернизации системы профессионального образования. Несмотря на тесное взаимодействие с компаниями и успешный опыт частно-государственного партнерства (на строительство Института нефти и газа СФУ Роснефть выделила 921 млн рублей), университет по-прежнему воспринимается некоторыми участниками рынка только как образовательное учреждение, выдающее дипломы, а не как один из стейкхолдеров регионального развития.

С другой стороны, СФУ имеет мощную региональную поддержку. В 2007 году был принят беспрецедентный для российской практики Закон Красноярского края «О государственной поддержке Сибирского федерального университета». В рамках этой поддержки из бюджета Красноярского края на инфраструктурную модернизацию вуза за период 2007—2011 годов направлено более 1,9 млрд рублей. Это позволило университету завершить строительство современных учебно-лабораторных корпусов, здание электронной библиотеки, ввести в эксплуатацию целый комплекс общежитий. Таким образом краевое правительство инвестировало в развитие человеческого капитала, ожидая ответных дивидендов в виде экспертного сопровождения, формирования особой креативной среды, внедрения результатов интеллектуальной деятельности в экономику края. Такое деятельное участие региональных властей в жизни университета, безусловно, накладывает на вуз дополнительные обязательства. Большей частью эти обязательства носят социальный характер. Университет взял на себя ответственность за пропаганду здорового образа жизни, патриотическое воспитание, развитие гражданских инициатив. Он стал официальной площадкой для проведения всех научных, политических, культурных и спортивных мероприятий в регионе. Являясь «краеобразующим предприятием» (40 тыс. студентов, 8 тыс. сотрудников, один из самых крупных хозяйствующих субъектов), университет разделяет функции проводника государственной политики и включается в работу профильных министерств края: Министерства образования и науки, Министерства инвестиций и инноваций, Министерства регионального развития, Министерства культуры, Министерства спорта и туризма и молодежной политики. На базе СФУ сосредоточены интеллектуальный потенциал региона (74 % всех научных публикаций краевых ученых в реферируемых изданиях приходится на долю СФУ), материально-технический ресурс (центры коллективного пользования, современные научно-исследовательские лабораторные комплексы), информационный (к электронной библиотеке СФУ объемом более 50 млн томов подключены 1240 школ и техникумов Красноярского края (100 % охват)), объекты социальной инфраструктуры — спортивные комплексы и досуговые центры. Именно СФУ по поручению Председателя Правительства РФ Д. А. Медведева и губернатора Красноярского края Л. В. Кузнецова взялся за разработку дорожной карты оптимизации краевой системы высшего профессионального образования. Еще одним примером неразрывности связки «университет — регион» является заявочная кампания Красноярска на проведение зимней универсиады в 2019 году. Университет не только предоставит для нее свой кампус, но и научный базис для оценки состояния окружающей среды в районах размещения объектов универсиады и технологического сопровождения подготовки спортсменов в области биомедицины.

Однако деятельность СФУ не исчерпывается одним региональным масштабом. В некотором смысле 2012 год стал рубежным для университета. В рамках существующей системы ВПО Сибирский федеральный университет достиг предельной на сегодняшний день позиции. Два ведущих национальных рейтинга вузов (РА «Эксперт» и Интерфакс), используя различную методику и идеологию, определяют СФУ 12-е место среди российских вузов. По отдельным блокам СФУ входит в десятку лучших (например, по запросу работодателей (6-е место) или по техническим направлениям (9-е место)). Это адекватная оценка университета. Позиции выше занимают вузы, которые в ближайшем будущем университет вряд ли сможет опередить, хотя бы только потому, что научные публикации ученых вузов, вошедших в состав СФУ, не засчитываются СФУ в наукометрических базах.

Кроме того, статус ведущего университета обязывает СФУ претендовать на лидерские позиции не только в пределах округа или страны. Тем более что критерии оценки эффективности к федеральным университетам учредитель предъявляет такие же, какие к национальным научно-исследовательским: высокоцитируемые публикации, объем НИОКР, количество патентов и др. Таким образом, несмотря на первоначальное позиционирование СФУ как центра подготовки кадров, университет имеет хорошие шансы для прорыва в научно-исследовательской деятельности. И здесь обнаруживается главное идеологическое противоречие. Находясь на уровне авторитетнейших научно-образовательных организаций, соответствуя достаточно высоким требованиям, предъявляемым к НИУ, СФУ тем не менее обязан поддерживать социальную функцию, сохраняя «непродуктивные» в плане продвижения в международных рейтингах направления и программы. Вместе с тем очевидно, что модернизация региональной системы ВПО невозможна без формирования на территории этого региона университета мирового уровня. Достаточно логичным выглядела бы корректировка миссии и формирование новых стандартов, ориентированных на глобальный международный рынок. И в данном случае статус НИУ гораздо предпочтительнее, поскольку позволяет вузу сосредоточиться исключительно на прорывных научных открытиях и не заниматься рутинной работой по модернизации учебно-методических планов. Каждый федеральный университет, имеющий намерение выйти в мировые лидеры, стоит сейчас перед выбором дальнейшей программы развития. Сибирский федеральный университет уже определился: будущее — за сочетанием элитного университета с рядом местных и специализированных университетов, мобильно реагирующих на запросы бизнеса в ведущих отраслях экономики страны. В этом и заключается роль федерального университета — быть ядром научно-образовательного кластера своего макрорегиона.

Очевидно, что успехи Сибирского федерального университета, подкрепленные возросшим объемом контрактных и хоздоговорных исследований, делают его привлекательным и для абитуриентов, и для деловых партнеров. Сегодня университет очень близок к тому, чтобы перешагнуть границы региона, но попытка создать некую уникальную в инновационном образовании систему еще не привела к выработке отлаженного механизма взаимодействия всех ее элементов. Но система работает, и новые университеты продуцируют новые идеи, предлагают образование нового качества и принципиально нового мобильного специалиста, взращенного, к сожалению, не благодаря, а вопреки образовательным стандартам. Федеральный университет оправдал надежды и готов двигаться дальше.



[1] Программа развития СФУ на период 2007—2010 гг., утверждена Межведомственной рабочей группой по приоритетному национальному проекту «Образование» при Совете при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике.

[2] Князев Е. А. Федеральные университеты потеряли из виду цель // Наука и технологии России — STRF.ru. URL:http://www.strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&d_no=47190

[3] Днепров Э. Д. Образовательный стандарт — инструмент обновления содержания общего образования / Временный научный коллектив «Образовательный стандарт» Министерства образования Российской Федерации. М., 2004. С. 104.

[4] Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», cт. 11.10.

[5] Там же.

Версия для печати