Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Отечественные записки 2002, 7

Академия наук в общественном мнении

В ходе проведенного в октябре-ноябре 2001 года фондом «Общественное мнение» исследования респондентам был предложен ряд вопросов, касающихся роли Академии наук в развитии отечественной науки. Приведены результаты массового опроса населения 3–4 ноября 2001 года по репрезентативной выборке (1 500 человек, 100 населенных пунктов 44 областей, краев и республик всех экономико-географических зон России; объем выборки по Москве — 600 респондентов, 100 из которых входят и в общероссийскую выборку), а также экспертного опроса (100 формализованных и30 стандартизованных интервью, проведенных 30 октября—1ноября2001 года со 130 экспертами из 28 регионов РФ).


Какую роль, по Вашему мнению, играет Академия наук
в развитии отечественной науки сегодня — положительную,
отрицательную, или никакой роли не играет?

Опрос населения 30 октября – 4 ноября 2001 г. ї Фонд «Общественное мнение», 2001 г.

Представления российских граждан о социальном предназначении Академии наук, о ее статусе и функциях сформировались в советскую эпоху, когда положение АН определялось, прежде всего, логикой «соревнования двух систем». В рамках этой логики Академия была призвана обеспечивать конкурентоспособность страны в научно-техническом соперничестве с Западом — прежде всего, в отраслях, связанных с военным производством. Она должна была доказывать превосходство централизованной, плановой экономики перед экономикой рыночной, не только участвуя в разработке алгоритмов управления экономическими и социальными процессами, но и освящая управленческие решения авторитетом науки. Она должна была вести борьбу с «буржуазной идеологией» и т. д. Наконец, сами по себе достижения советской науки неизменно интерпретировались как свидетельства превосходства социалистического строя. Все это определяло чрезвычайно высокий социальный статус Академии наук.

В 1990-е годы Академия наук лишилась и прежней «сверхзадачи», и связанного с ней статуса; жесткий идеологический контроль со стороны государства исчез, но вместе с ним исчезла и «отеческая» забота последнего — финансирование АН РАН сократилось многократно. Однако, оценивая нынешнее положение Академии наук в российском обществе и сознавая, что оно более чем существенно изменилось, наши сограждане не могут, разумеется, полностью отрешиться от представлений об этом институте, сложившихся в советскую эпоху. Эти представления во многом предопределяют критерии, которыми наши сограждане руководствуются в своих суждениях об АН РАН, ее состоянии и перспективах.


Как Вы считаете, зачем вообще нужна Академия наук?

Опрос населения 30 октября – 4 ноября 2001 г. ї Фонд «Общественное мнение», 2001 г.

Рассуждения о предназначении АН свидетельствуют о высокой оценке роли данного института в жизни страны. Четверть ответивших на открытый вопрос «Как Вы считаете, зачем вообще нужна Академия наук?» полагают, что без Академии развитие науки и техники в России почти невозможно, а 16% считают даже, что без этого института невозможно полноценное развитие ни государства, ни общества: «двигать вперед науку без Академии нельзя», «без нее развивать науку нельзя», «лучшие умы должны развивать страну», «для того, чтобы развиваться, не стоять на месте, быть цивилизованной страной».

Около 12% связывают с Академией наук надежды на возрождение экономики и социальной сферы, на выход России из кризиса и повышение уровня и качества жизни, 6% — на повышение образовательного и культурного уровня россиян. О том, что Академия наук не нужна, заявили очень немногие (1%).

Как Вам кажется, по сравнению с советскими временами
авторитет Академии наук возрос, снизился или не изменился?

Опрос населения 30 октября – 4 ноября 2001 г. ї Фонд «Общественное мнение», 2001 г.

Рядовые граждане и региональные эксперты говорят исключительно о позитивной и важной роли науки в жизни российского общества, но одновременно утверждают, что сегодня авторитет Академии наук, науки и ученых в стране очень низкий.

Высоко оценивая роль Академии наук в целом, о престиже Академии в современном российском обществе респонденты отзываются весьма скептически: подавляющее большинство рядовых граждан (88%) полагают, что по сравнению с советскими временами авторитет Академии наук снизился, 10% считают, что он не изменился, и лишь 1% уверены, что авторитет возрос.

Девять из десяти опрошенных региональных экспертов убеждены, что авторитет Академии наук сегодня значительно ниже, чем в советское время.

«Если будет нормальный государственный подход в отношении науки, если быть ученым: ядерщиком, физиком — будет престижно, и если это будет позволять содержать семью, то можно будет говорить о повышении роли науки и Академии» (эксперт, Вологда).

Кроме того, представители региональных элит высказывают предположение, что невостребованность ученых со стороны государства предопределила падение авторитета науки в целом и Академии наук в частности: ученых перестали привлекать к общественной и политической деятельности.

«Масса программ утверждается кардинальных — вы там видите, что кто-то из мэтров? Мы их и не видим. Они там в своем мирке толкаются. Хорошо, смотрите: Закон о земле — вы академиков видели? Вот, допустим, программа Грефа — вы видели там этих академиков? Приватизация шла — вы видели академиков?» (эксперт, Ставрополь).

«Академия наук находится на задворках на сегодняшний день, и голоса ее, в общем-то, и не слышно» (эксперт, Самара).

Ситуация усугубляется тем, что в 1990-е годы появилось множество новых образовательных учреждений и общественных организаций, именующих себя «академиями». Кроме того, в рыночных условиях становятся гораздо более доступными престижные звания профессора, академика. В результате представления о «настоящей» Академии наук объективно размываются, происходит девальвация самого понятия «ученый», «академик».

«Есть десятки всевозможных академий, которые себя так обзывают, вплоть до какой-то академии качества, академии астроэнергетики и т. д. В этой связи роль Академии как таковой объективно непонятна, плюс общая скудность финансов, отпускаемых на научные исследования в России, — все это, конечно, ведет к тому, что от Академии наук в прежнем понимании этого слова, от высочайшего ее авторитета, по-моему, мало что и осталось» (эксперт, Волгоград).

«Сегодня, в условиях, когда много общественных сегодня Академий: и Киноакадемия, и Академия такая, и «Полицейская академия», и чего только нет, — девальвация произошла» (эксперт, Ставрополь).

По Вашему мнению, Академия наук сегодня больше занимается
развитием науки или решает не связанные с наукой проблемы?

Опрос населения 30 октября – 4 ноября 2001 г. ї Фонд «Общественное мнение», 2001 г.

Появление новых источников финансирования в виде западных спонсоров обострило распри в Академии наук, и целостность ее нарушилась. Более половины опрошенных экспертов полагают, что Академия наук сегодня решает скорее не связанные с наукой проблемы, и лишь треть — что она занимается развитием науки.

«Слабость Академии наук в том, что на одном энтузиазме, мне кажется, довольно слабо все задачи можно решать, а помогают во многом международные научные фонды, которые активно работают в стране. Если бы их вычесть, то вообще никакой работы бы не происходило. Но академики не очень-то приспособлены к рынку» (эксперт, Нижний Новгород).

«У нас на сегодняшний день отдельно взятый академик может быть авторитетом, и его голос может быть услышан, но парадокс заключается в том, что академики, собравшись вместе и, допустим, приняв какое-то решение, рискуют оказаться вроде того гласа вопиющего в пустыне — увы» (эксперт, Самара).

Однако, несмотря на подобные заявления, эксперты в большинстве своем отнюдь не являются сторонниками радикального реформирования системы управления наукой. К идее перехода на принятую в ряде западных стран систему развития науки в рамках университетов они, в частности, относятся по преимуществу критически, мотивируя это финансовыми трудностями (изменение структуры управления требует расходов), слабостью университетской науки в России и опасениями вообще разрушить даже то, что есть сейчас.

«В России пока что в целом не сложились предпосылки для этого. Сейчас ситуация такова, что университеты имеют очень плохую материальную базу. Если бы мы были достаточно богатыми, то могли бы безболезненно перейти к университетской системе научных исследований, но на нынешнем уровне это приведет к еще большему ухудшению научных исследований фундаментального характера в России. Поэтому Академию наук следует сохранять и — может, за счет сокращения части персонала — резко улучшить само финансирование академической науки. Возможны и средние варианты, когда академические учреждения сливаются с университетами. Я имею некоторые представления, когда академические ученые одновременно являются преподавателями в университетах. В России пока до таких преобразований не дошли. Мне кажется, что сейчас не время разрушать академическую систему» (эксперт, Казань).

«Это, наверно, тот случай, где я выступаю в роли консерватора. Дело в том, что сегодня Академия наук все-таки объединяет ученых в области фундаментальных исследований. Сегодняшние наши университеты абсолютно не приспособлены: нет ни базы, ни научных сотрудников, которые могли бы воспроизводить то, что делает академический институт. Сегодняшняя наука университета очень слаба» (эксперт, Санкт-Петербург).

В целом, рассуждая о произошедших за последние годы изменениях вобласти науки, эксперты почти всегда отмечают, что трагическая ситуация с наукой — это не ее вина, а беда.

«Вопрос не в том, что справляется… Вопрос, наверное, в том, что нынешняя ситуация, в которой находится Академия наук, мешает ей быть дееспособной» (эксперт, Самара).

«Это не столько вина, сколько беда Академии наук: финансовые проблемы, проблемы того, что все ученые и научные коллективы находятся на подножном корму: нулевое финансирование эмпирических исследований и соответствующая зарплата» (эксперт, Санкт-Петербург).

ї Фонд «Общественное мнение», 2001 г.

Версия для печати