Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Отечественные записки 2002, 7

Научные достижения как вызов обществу

Предисловие к публикации

Представляем вам сокращенный вариант главы из недавно опубликованной книги видного философа Фрэнсиса Фукуямы, автора «Конца истории». «Наше постчеловеческое будущее»[1] — труд, который отражает тревогу относительно успехов науки. Беспокойство вызывает способность науки изменять природу человека как таковую. Оно не является только производным религиозного мировоззрения, морального осуждения безнравственности «сумасшедших профессоров» или политического манипулирования этой тематикой. По-видимому, вполне симптоматично, что перспектива — или угроза — изменения человеческой природы для Фукуямы содержится именно в развитии биотехнологии. Вызов, который в широком смысле представляет собой «проект геном», виден не только Фукуяме. Среди прочих крупный исследователь науки Филипп Китчер в своей книге «Наука, истина и демократия»[2] также задается вопросом об угрозах, которые таит биотехнология.

Нам представляется любопытным скепсис, с которым рассматривающие данную проблему специалисты относятся как к чисто запретительным подходам к подобным успехам науки, способным изменить сами основы человеческого общества, так и к тезису о способности «невидимой руки рынка» и свободной саморегуляции демократического общества нейтрализовать возможные опасности.

Так, Китчер описывает печальные результаты эксперимента по тестированию на генетическую предрасположенность к раку груди. В 1996 году согласившиеся участвовать в эксперименте женщины заявили на семинаре, что, когда результаты тестирования стали известны, им отказали в страховании жизни, а некоторые из участниц потеряли работу. Китчер предлагает развитому миру задуматься над принятием законодательства о праве на конфиденциальность генетической информации.

Фукуяма приходит к еще более общим выводам. «На вызов, который ставят технологии, сочетающие добро и зло на глубинном уровне, возможен, как мне представляется, единственный ответ: страны должны политически регулировать развитие и использование таких технологий, создавая институты, которые способны отделить научные достижения, способствующие человеческому процветанию, от достижений, представляющих угрозу нашему достоинству и благополучию. Этим регулирующим институтам вначале должна быть дана власть вводить такое разделение на национальном уровне, а в конце концов — и в мировом масштабе». Признавая, что регулирование со стороны властей неизбежно порождает неэффективность и диспропорции, он считает, что доверить научному сообществу право саморегуляции в области биотехнологии опасно, поскольку здесь мы имеем «слишком много коммерческих интересов, затрагивающих слишком большие деньги». Рецепт же для «регулирования регуляторов» Фукуяме известен: «демократически устроенное политическое сообщество, действующее в основном через своих избранных представителей... контролирующее скорость и размах технологического развития».


[1] Francis Fukuyama, Our Posthuman Future: Consequences of the Biotechnology Revolution (Farrar,Straus and Giroux, 2002), chapter 6.

[2] Philip Kitcher, Science, Truth and Democracy (Oxford: Oxford University Press, 2001).

Версия для печати