Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Отечественные записки 2002, 7

От редакции

Уважаемые читатели!

У нас нет уверенности, что прошлый, 600-страничный, номер ОЗ «Пространство России» можно прочитать за два отведенных на это месяца. Впрочем, мнения, нужно ли жестко ограничивать объем книжки, разделились. Вопрос о том, может ли информация быть «избыточной», по-прежнему остается открытым. Пока что мы решили останавливать процесс распухания номеров не хирургическим, а терапевтическим способом. Вместо того чтобы отбрасывать важные материалы или «резать по живому», мы стараемся иметь в виду ограничения по объему при планировании номера. Номер, который вы держите в руках, как видите, немного потоньше.

Блеск и нищета российской науки уже десять лет обсуждаются повсеместно в том духе, что российская наука блестяща, но нища. Самоценность ее сомнению публично не подвергается, а состояние определяется как «жалкое». Одной из самых расхожих фраз остается: «Государство отвернулось от науки». И пожалуй, в этом есть изрядная доля правды.

Однако совсем недавно государство, похоже, повернулось к науке, как минимум, боком и стало ее пристально рассматривать. Тут же выяснилось, что чем внимательнее науку рассматриваешь, тем больше возникает вопросов. Что, собственно говоря, такое наука вообще и отечественная наука в частности? Как она организована? Можно ли без нее прожить? Как соотнести затраты на науку и итоговую прибыль?

В ходе работы над номером мы обнаружили, что если для научного сообщества (а в большей даже степени — научной бюрократии) самоценность науки неоспорима, то отношение власти к науке по определению инструментально. Насколько нам известно, именно сейчас власть формулирует для себя, что она хочет от российской науки и как намерена этого добиваться. Иными словами, определяет свою политическую позицию по этому вопросу.

Проблемы, которые встают перед определяющейся по отношению к науке российской властью, достаточно болезненны. Инструментальность науки и невозможность силами одного только государства холить и лелеять все ее многообразные организационные формы ведут к необходимости ограничить спектр направлений, по которым государство будет напрямую поддерживать ученое сообщество. То есть чем осмысленнее будет научная политика государства, тем острее будет необходимость обсудить темы из разряда запретных. Правильно ли устроен процесс научного производства, адекватна ли роль, которую играет в нем Академия наук, что именно мешает встраиванию научной работы в рынок? Всегда неприятно переходить от осуждения начальственного произвола и разгильдяйства к оценке собственного труда, но — чем разумней начальник, тем жестче он спросит. А то ведь и уволит.

В общем, все это нам кажется весьма важным и интересным, почему мы и взялись за тему «Блеск и нищета российской науки». Суждения, предлагаемые вам, разнообразны и противоречивы. И, как представляется, весьма своевременны.

До встреч!

Версия для печати