Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Отечественные записки 2002, 1

Реформа или новая редакция?

(О новой редакции свода правил русского правописания)

Средствами массовой информации нагнетается атмосфера надвигающейся катастрофы. Народ пугают «широкоохватной» реформой русского письма, «перетряской всего русского правописания», тем, что десятки миллионов людей станут неграмотными, что всем придется переучиваться, все книги переиздавать. При этом очень часто, путая язык и письмо, абсолютно безграмотно говорят даже о предстоящей реформе русского языка.

Однако все это не отвечает действительности. А что же на самом деле?

Правда то, что в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН подготовлен проект новой, переработанной и дополненной редакции свода правил русского правописания. Подчеркнем: это не новые правила, а новая редакция их, или исправленное и дополненное издание правил. Зачем понадобилась новая редакция? Сейчас наше правописание регламентируется «Правилами русской орфографии и пунктуации», вышедшими в 1956 году. Это был первый законодательно закрепленный, общеобязательный свод правил. Он сыграл исключительно важную роль в упорядочении русского письма — покончил с чудовищным разнобоем в написании одних и тех же слов. Так, в одном и том же томе энциклопедического словаря под ред. Брокгауза и Ефрона на разных страницах встречаем написания: на южно полярном материке, южнополярного материка, южно-полярный материк — полный набор возможных написаний. А вот примеры разнобоя из литературы ХХ века (до выхода свода): на-чеку начеку, на-чистоту начистоту, в роде этого вроде этого, безустали без устали, до-исторический доисторический, после-завтра послезавтра, чорт чёрт, решотка решётка и т. п. Свод вышел в свет в 1956 году, а готовился еще в 30-е годы; понятно, что он «отстал от жизни», в полной мере не отвечает современному состоянию русского языка и орфографической практике и потому нуждается в уточнениях, в поправках. Язык, за письменную форму которого отвечают орфографические правила, находится в постоянном движении, развитии. Это видно и по нашему времени: сколько новых слов вошло в язык!

Среди этих «новшеств» есть языковые единицы, стоящие на грани между словом и частью слова: макро, мини, миди, макси, видео, аудио, медиа и мн. др. Сейчас их пишут «по вдохновению»: в правилах ничего не говорится о том, писать ли их со следующей частью слова слитно или через дефис, т. к. эти языковые элементы появились уже после выхода свода правил. Нужно определить их написание? Конечно.

Есть регулярно нарушаемые (притом грамотными людьми!) правила, они должны быть откорректированы в первую очередь. Это прежде всего правила слитного/дефисного написания сложных прилагательных (подробнее о них скажем ниже).

Уже давно правила 1956 года критиковали за неполноту, за неохваченность ими некоторых языковых явлений. Например, написание слов мэтр (в значении “мастер, учитель”), пленэр, рэкет в орфографическом словаре дается с буквой э, тогда как в правилах указывается только три слова, в которых после твердых согласных следует писать букву э: пэр, мэр, сэр. Надо уточнить правило? Разумеется.

В языке постепенно накапливаются изменения, расшатывающие орфографические правила. Понятно, что свод правил нуждается в «ремонте» (именно в ремонте, а не в капитальных изменениях!). Пересмотр его вполне оправдан и даже необходим. Принятие поправок к действующим сейчас орфографическим правилам — дело совершенно естественное: письмо должно, хотя и с отставанием, но все же «поспевать» за языком.

К тому же свод 1956 года, этот эталон правописания, давно стал библиографической редкостью. Мало кто его видел «в лицо». Правила орфографии узнают из основанных на этом своде учебников, пособий, справочников, которые зачастую дают противоречивые сведения. Нужен обновленный, уточненный свод, новый эталон.

Исходя из анализа недостатков действующих правил и из потребности их уточнения и пополнения, в Институте русского языка им. В. В. Виноградова РАН и было решено подготовить новую, переработанную и дополненную редакцию правил. Одновременно в 1990 году при Отделении литературы и языка РАН была создана Орфографическая комиссия (в ее состав входят лингвисты, преподаватели вузов, методисты, учителя средней школы), перед которой ставилась задача рассмотреть проект и утвердить его. В процессе работы проект неоднократно обсуждался на заседаниях этой комиссии.

Из чего же исходили авторы, работая над проектом? Прежде всего из установки на стабильность орфографии. Достоинство письма — устойчивость. Это и понятно: письмо — часть культуры, а традиция в культуре играет особую роль. Всякая ломка навыков письма болезненна для пишущих. Да русское письмо и не нуждается в коренных изменениях.

Главной задачей нового свода правил было устранить недостатки действующего свода, и прежде всего — сделать правила правописания более полными, привести их в соответствие с современным уровнем лингвистической науки и с современным состоянием русского языка. Авторы старались преодолеть фрагментарность правил 1956 года, в которых давались лишь те правила, которые, по мнению составителей, отражают трудность в написании. В свод введены разделы, которых не было в правилах 1956 года. Так, правила предваряет краткий очерк русского письма в его отношении к звуковой системе языка. Очерк содержит характеристику важнейших черт русской фонетики, а также общих закономерностей русского письма. Это нужно, чтобы пользующиеся правилами понимали главные принципы русского письма и могли сознательно применять правила.

Важно подчеркнуть, что при работе над проектом свода задача усовершенствования русского письма не ставилась. А вот Орфографическая комиссия 1963–64 годов ставила перед собой задачу усовершенствовать, упорядочить русскую орфографию, избавить ее от непоследовательностей, исключений, условностей и тем самым сделать ее более простой для усвоения. Например, вместо очень трудного правила написания букв о/ё после шипящих (пишем шёлк, но шорох, чёрт, но чокаться, печём, но плечом) было предложено после всех шипящих под ударением писать о, без ударения — е: жолудь, но желудей, шолк, но шелковистый. Какое облегчение для учащихся! Да и не только для них: и грамотные подчас затрудняются в выборе букв о или в этом случае. В проекте усовершенствования орфографии 1964 года было предложено также писать мышь, рожь, помнишь, ешьте, печь, стричься, настежь без мягкого знака. Во всех этих случаях мягкий знак лишний — он не указывает на мягкость предшествующего согласного, а на усвоение этого правила в школе уходит много времени. Большим облегчением для пишущего было бы и предложенное комиссией 1964 года последовательное написание после ц буквы . Кстати, все эти изменения предлагала еще Орфографическая комиссия 1904 года, задачей которой было приблизить письмо к живому русскому языку.

Однако неудачный опыт реализации тщательно подготовленного в 1964 году проекта усовершенствования орфографии, связанный главным образом с тактическими ошибками (нельзя было публиковать проект в широкой печати для всенародного обсуждения без предварительного разъяснения принципов, лежащих в основе предложенных изменений), снял тогда с повестки дня вопрос о подготовке нового свода правил.

В подготовленном в ИРЯ РАН проекте новой редакции свода речь не идет об усовершенствовании орфографии и тем более о ее реформе, хотя в современном русском письме по-прежнему остается масса исключений, непоследовательностей, трудно объяснимых и нелогичных правил.

И все же незначительные изменения в правописании оказались очень желательными. Они касаются отказа от некоторых исключений из правил или снятия противоречий между действующими правилами и орфографической практикой, т. е. направлены на исправление регулярно нарушаемых правил.

Поскольку общественность, как это видно из публикаций в средствах массовой информации, волнуют именно изменения в написании, посмотрим, какие все же предлагаются изменения. Сразу оговоримся, что в основном они касаются частностей и ни в коей мере не затрагивают принципов русской орфографии.

1) Сейчас действует разумное правило: сложные существительные с соединительной гласной пишутся слитно: лесостепь, нефтедобыча. Однако для названия единиц измерения и партий делается исключение: слова пассажиро-километр, койко-место, человеко-день; анархо-синдикализм, монархо-фашизм пишутся по действующим правилам через дефис. Предлагается устранить исключения и подвести написание этих слов под общее правило, т. е. писать эти слова слитно.

2) В приставке роз-/раз- по действующим правилам безударная гласная передается буквой : пишем расписной, распахнуть, разыскать. А вот для слова розыскной делаем исключение, притом не отраженное в правилах 1956 года — в приставке пишем букву о. Предлагается устранить это исключение и тем самым подвести написание этой приставки в слове розыскной под общее правило.

3) Существуют написания: детясли, иняз. Отсутствие твердого знака перед буквой я провоцирует неправильное произношение со смягчением предшествующего согласного. В проекте предлагается писать твердый знак не только после приставок и частей двух-, трех-, четырех- (предъюбилейный, четырехъярусный), но и на стыках между частями сложносокращенных слов (детъясли, инъяз и др.).

4) Есть искусственное правило: элемент (а по сути слово!) пол- (в значении половина) пишется то слитно (перед согласными, кроме л: ползимы, полпирога), то через дефис (перед гласными и перед л: пол-арбуза, пол-яблока, пол-лимона). Предлагается пол- писать через дефис независимо от того, с какой буквы начинается следующее слово: пол-дома, пол-часа, пол-арбуза, пол-яблока, пол-листа.

5) Предлагается писать через дефис не только отец-старик, дочь-красавица, но и старик-отец, красавица-дочь, т. е. сочетания с однословным приложением предлагается писать всегда через дефис, вне зависимости от того, предшествует ли приложение определяемому слову или следует за ним. Дело в том, что существует много случаев, когда невозможно определить, где приложение, а где определяемое слово (студент-француз), и к тому же даже в текстах очень грамотных людей встречаются ошибки: деспот-городничий, красавица-дочь.

6) Действует правило: в суффиксах страдательных причастий прошедшего времени от глаголов несовершенного вида пишется два н; в суффиксах же прилагательных, образованных от этих причастий, пишется одно н: кованный — кованый, стриженный — стриженый. Это одно из самых сложных правил нашей орфографии. Разграничение этих форм подчас трудно и лингвисту. Недаром А. М. Пешковский говорил о существовании множества промежуточных ступеней между причастием и прилагательным, например, о случаях, когда слово «может быть, на две трети уже не причастие». А между тем мы требуем от учащегося однозначного «опознания» и безжалостно караем его снижением оценки, если он написал, допустим, жареные в масле пироги.

Страдательные причастия прошедшего времени от глаголов несовершенного вида представляют собой малопродуктивную группу редко встречающихся, притом преимущественно в архаизированных текстах, причастий. Такие тексты обычно создаются при составлении диктантов и тестов специально «для подлавливания» бедных выпускников и абитуриентов и превращаются в орудие орфографического террора. Мы убеждены в необходимости упрощения этого правила и предложили писать эти формы, образованные от глаголов несовершенного вида, всегда с одним н: жареные пироги, жареные мамой пироги, жареные вчера пироги, жареные на сковороде пироги и т. п., а формы, образованные от глаголов совершенного вида, — с двумя н: поджаренные, изжаренные, зажаренные.

7) Очень важно было упорядочить регулярно нарушаемые (притом грамотными людьми!) правила. Тут мы следуем тактике мудрого короля из «Маленького принца» А. Сент-Экзюпери, который повелевал своим подданным сделать то, что и без его повелений было бы сделано. Именно такая ситуация сложилась в области слитного/дефисного написания сложных прилагательных, где действующее правило по сути стало бездействующим.

В проекте правило уточнено в соответствии с тенденцией, стихийно прокладывающей себе дорогу. А тенденция заключается в том, что сложные прилагательные, первая часть которых имеет суффикс прилагательного, «тяготеют» к дефисному написанию вопреки правилу, требующему слитного написания сложного прилагательного при подчинительных отношениях его частей, например: партийно-бюрократический (при партийная бюрократия), электроннолучевой (при электронный луч), ядерно-энергетический, генно-инженерный, авторско-правовой и мн. др. Бессмысленно настаивать на соблюдении правила, уже расшатанного действием указанной тенденции, тем более, что дефисное написание многих слов с подчинительной связью компонентов уже одобрено и закреплено Орфографическим словарем. Однако не следует думать, что все сложные слова, имеющие суффикс в первой части, предлагается писать через дефис. Такие слова, как железнодорожный, сельскохозяйственный, каменноугольный, разумеется, так и будут писаться слитно.

8) Некоторые изменения касаются написания прописной/строчной букв. В действующих правилах наблюдается чрезмерное увлечение, если не сказать злоупотребление, прописной буквой; ничем не обосновано написание с заглавной буквы каждого слова в составных названиях советских и партийных органов власти, например, Председатель Президиума Верховного Совета; в составных названиях официальных органов власти предлагается писать прописную букву только в начале первого слова, например: Государственная дума, Всемирная федерация профсоюзов.

9) Кроме того, в связи с изменениями в общественной жизни России, с изменением в идеологической ориентации общества и в соответствии с орфографической практикой предлагается узаконить написания с прописной буквы слов Бог, Господь, Богородица, названий религиозных праздников, хотя оговаривается, что в выражениях междометного характера типа ей-богу, боже мой, не бог весть что и др. слово бог пишется со строчной буквы.

Проект новой редакции правил русского правописания издан небольшим тиражом для служебного пользования (издательство «Азбуковник», объем 16 а. л.). Помимо собственно правил, в публикацию включены еще две части: вступительная, в которой дается обоснование проекта, и приложение — «Предлагаемые в проекте орфографические изменения с комментариями». Орфографическая комиссия рассмотрела проект и в целом одобрила его.

Проект был обсужден на заседании Бюро ОЛЯ РАН, а затем разослан в вузы, организации системы народного образования, отдельным специалистам для получения письменных отзывов. Эти отзывы тщательно анализируются, замечания по возможности учитываются. Авторы, а также члены Орфографической комиссии постоянно участвуют в обсуждении проекта на кафедрах вузов и в других организациях, выступают в научной печати и в популярных изданиях, а также на радио и телевидении. Так что ни о какой кулуарности или келейности работы над проектом новой редакции свода, в чем нас обвиняют журналисты в своих публикациях, не может быть и речи.

Никаких дополнительных затрат по переизданию учебников, словарей, справочников — чем так пугают народ журналисты — не потребуется: все уже изданные пособия признаются действующими, не «устареют в одночасье», а вот новые справочники и пособия, которые все равно систематически переиздаются, будут изданы в соответствии с новой редакцией правил. Все учебники издаются ежегодно, и те малые поправки, которые придется в них внести, не могут удорожить их издание.

О неудобстве для пишущих также нельзя говорить, поскольку изменений в написании крайне мало и затронут они периферию языка и в очень малой степени школу, а люди, уже усвоившие навыки письма, могут не переучиваться и по-прежнему пользоваться правилами в их старой редакции. К тому же в течение достаточно большого переходного периода написания, отмененные новой редакцией правил, не будут считаться ошибочными.

Как будет приниматься проект, кем утверждаться? Этот вопрос нам задают очень часто. Нигде в законах не записано, какими инстанциями должен утверждаться свод правил правописания. Несомненно, проект будет рассмотрен на Совете по русскому языку при Правительстве РФ, в Министерстве образования, а кем он должен быть утвержден окончательно, пока неизвестно.

Версия для печати