Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2018, 1

Стерильное искусство

 

Евгения Декина родилась в Прокопьевске Кемеровской области. Окончила Томский государственный университет и сценарно-киноведческий факультет ВГИК. Финалист премии «Радуга» (2016), лауреат премии «Звездный билет» (Аксенов-фест, 2016), премии «Росписатель» (2016).

 

Казалось бы, говорить о поколении юных, тех, кто только входит в литературный процесс, скоропалительно, но, по мнению социологов, именно подрастающее поколение является наиболее точным индикатором процессов, происходящих в обществе. Они чувствительнее к изменениям и настроениям, а потому быстрее улавливают основные тенденции.

В последнее время из-за бурного развития информационного общества интерес к литературе среди молодого поколения упал в целом. Куда большее любопытство вызывают прикладные области литературного творчества – кинодраматургия, реклама, копирайтинг, текстовое сопровождение компьютерных игр, блогинг и журналистика. Массовая культура, которая теперь базируется на основах теории восприятия и психологических разработках, достигла очень высокого уровня технического развития. Она способна удерживать внимание воспринимающего сколь угодно долго. Вместе с тем, целиком ориентированная на развлекательность, она утратила и всяческую смысловую обязательность.

В этих условиях говорить о развитии социальной прозы сложно, потому как среди молодого поколения утрачивается интерес не только к социуму, но и к реальности как таковой, а не только к ее осмыслению. Проблема для большинства авторов именно в этом, хотя на деле она проявляется по-разному.

Теперь большая часть молодых авторов изначально ориентирована на хит. С развитием интернета в свободном доступе оказалась масса псевдонаучной информации о том, как создать успешное литературное произведение, множество всяческих руководств, форматов и «образцов». Молодые авторы следуют рекомендациям и начинают подражать мировым трендам. Они сразу берутся за сложные формы и уже зарекомендовавшие себя как успешные сюжеты. Часть из них пишет фанфики, приквелы и сиквелы к известным книгам, а часть пытается создать условно свое, которое, конечно же, из-за диктата выбранного формата своим быть никак не может. Самоуверенность и амбициозность (а это тоже общие характерные черты данного поколения) обрекают их на желание взять бастион мировой литературы с наскока и мгновенно прославиться – мотивационные истории успеха звезд массовой культуры убеждают их в том, что это возможно. Однако на деле все оказывается совсем не так. Молодой автор живет в виртуальном мире сериалов и компьютерных игр, по сравнению с которыми реальность – скука и «тлен». Естественно, наблюдать за такой реальностью и осмыслять ее молодой автор не хочет, а потому продолжает множить симулякры и создавать неловкие подражания известным произведениям.

Другая часть молодых авторов пытается выразить свою «сложную и противоречивую натуру», которая сложна и противоречива только потому, что обращена внутрь себя и на себе замкнута. Авторы такого типа занимаются бесконечной самофиксацией себя любимого в предлагаемых обстоятельствах. То есть теперь это даже не психологическая или бытовая проза, содержательно это «Я-эссеистика», даже когда она написана не от первого лица. Причем такие произведения иногда имеют особую поэтику и подчеркнуто эстетичны по форме. Это своеобразная трансформация идеи «чистого искусства», однако искусством она так и не становится, потому что настоящее литературное произведение – это многоуровневая структура, в которой в тонкой взаимосвязи находятся все уровни человеческого бытия, а в упомянутых произведениях, кроме формализма, ничего нет.

Того ухода в историческое прошлое, в чем сейчас активно обвиняют старшее поколение, которое пытается там найти истоки событий, происходящих в обществе сейчас, и выстроить взаимосвязи оттуда (потому как осмыслить тот гигантский информационный поток, в котором мы пребываем, практически невозможно), в молодой прозе тоже практически нет. Кстати, этот же уход в историзм и фантастику сейчас переживает американский кинематограф с его «кризисом идей». В прозе молодых авторов тоже есть выдуманные миры непродуманной и непроработанной фантастики и фэнтези. Сделать это качественно молодые авторы не в состоянии по этой же причине – нежелания обратиться к реальности. Ведь для выстраивания собственного ирреального мира необходимо обладать критическим мышлением и понимать законы функционирования мира реального. Хотя бы частично.

Мне, конечно, очень хотелось бы верить, что я ошибаюсь. Что молодые авторы одумаются, научатся, вернутся к социальной прозе, к глубокому осмыслению мира на всех уровнях. Или хотелось бы списать происходящее на отмеченную совсем недавно тенденцию небывало резкого расслоения молодого поколения: вундеркинды с интеллектуальными сверхспособностями на фоне тотального вырождения. Но мне кажется, что мы просто бешеными темпами теряем настоящую литературу и настоящую культуру.

 

Версия для печати