Опубликовано в журнале:
«Октябрь» 2016, №7

Ворованный бог

Стихи

Анна Матасова

 

Анна Матасова родилась в Риге, живет в городе Питкяранта (Карелия). Окончила Петрозаводский педагогический университет. Автор книги стихов и более десяти повестей для подростков. Лауреат премии им. Юрия Кузнецова (2007) и Международного литературного Волошинского конкурса (2009).

 

Ласточка

Низко ласточки летают –
К серебру и чоканью,
Видишь – бабушка седая,
Девочка под окнами.

Видишь – смерть под капюшоном
Бродит с мокрым фотиком,
Щелк! – на небе обнаженном
Бог в обнимку с котиком.

Бродит рыжая по парку
С волком на веревочке,
Дарит дождевым кухаркам
Родину без корочки.

У нее не заржавеет
Лезвие точеное,
Скоро девочку согреет
Наше солнце черное.

Кровь хоронится по трубам,
Свет течет глазницами…
Любо, любо, братцы, любо –
Стали пули птицами.

 

*
Лучше всего рифмуются свет и тьма,
Черное море – белая Колыма.

Белого снега полная по края,
В черной телеге едет страна моя.

Ангел рогатый или крылатый бес –
Цезарю слава, слава ка-пэ-эс-эс.

И примеряет время шкурку песца,
Красную кожу, содранную с лица.

Что от империй осталось – кости, слова,
Бодрая клюква, желтых газет ботва.

Ржавые зубы кладбища, книжный ком,
Музыка с отмороженным языком.

Отче нашшш… боже, боже! – заел станок,
Боже нажимает на позвонок.

Где мясорубка крутится-ца-ца-ца,
Стерпится, сбудется родина без отца.

 

*
Как там было? …иже еси,
Я вне зоны – прости долги.
На руках меня отнести,
Посреди горящей реки
Стихнет группа лесоповал.
– Ты мне верил?
– Я воевал.

Отче наш, я встаю с колен,
По дымящей воде иду,
У казармы Лили Марлен –
Нет круглее в твоем саду.
Для чего ты меня позвал?
– Ты смеялся?
– Я воевал.

Хочешь черного молока?
Я кусками ломаю свет,
Я поджег твои облака –
Отпусти детей в интернет.
Да святится наш сеновал…
– Ты был счастлив?
– Я воевал.

Мы вдвоем по полю идем,
И земля прорастает в нас,
Одеяло течет дождем,
Горячит коней твой спецназ.
С детства угол я рисовал...
– Ты убил меня?
– Наповал.

 

*
Помнишь песенку в кафе?
Входит ведьма в галифе,
У ноги – волчара,
Вот зимы начало.

Сколько тесто ни меси –
Хлеб чернеет на Руси,
Подгорает с краю,
Я с тобой играю.

Волк прищурит янтари:
Плачь, неназванный, гори –
Кровью ли, брусникой, –
Плачь по жизни дикой.

Смотрит рыжая в упор,
В сердце бухает топор,
Протыкают птицы
Красные страницы.

Тронешь книгу, а внутри
Только дыры, пустыри,
Черная телега
Снега, снега, снега.

 

*
В ноябре летит, смеется и машет нам –

Городам пустым, самолетам, сырым ветрам
Землянику помнит, бруснику тоже, грызет ледок
В ноябре он оборвет поводок

Пусть дождит слегка царапина на руке
В ноябре желтеют птицы на потолке
И горчит балкон, под подушкой шуршит зверье
В ноябре он повстречает ее

Красной лапой пишешь, черным пером, снежком
В ноябре, в асфальте мокром, перед прыжком
Дети в школе, свет в мониторе, дымок во рту
В ноябре они сбегут в темноту

В черноплодку, вишню, чернику, вороний глаз
В ноябре смеется, машет, срывает нас
И уносит на север-север в одной горсти
Закопаешь сердце – будет расти

 

*
скажи мне в алкогольном падеже
пока наш мир не выпотрошен взрывом
что делал ты в фейсбуке и в жэжэ
где клавиши кончаются обрывом

не спи, не замерзай, пока зима
выписывает белыми когтями
твои на этикетке имена
и веточки с цветущими костями

пока горит и плавится вконтакт
а ты, скуля, развешиваешь тени
я твой последний, я твой пастернак
и мертвецов сажаешь на колени

бухай, сдыхай, но помни – у него
кончается обойма алфавита
кромешных слов взрывное вещество
по черепам смеющимся разлито

еще мигают комменты, стишки
но команданте выдернул аорту
и гул уже затих внутри башки
и зверь задрал сияющую морду

горит коньяк и шрам на животе
давай, поэт, зараза, вспомни это –
простреленного бога в темноте
ты вынес на руках из интернета

 

 



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте