Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Октябрь 2016, 7

«Читать» без повелительного наклонения

Беседа с Марией ВЕДЕНЯПИНОЙ

Москва: территория культуры

 

Журнал «Октябрь» продолжает рубрику по следам Московского культурного форума, организованного в марте этого года при поддержке Департамента культуры Москвы. В рубрике мы говорим об инновациях в работе ведущих культурных учреждений Москвы. В этом номере – интервью с директором Российской государственной детской библиотеки Марией Александровной Веденяпиной и заведующей отделом изучения наследия А.Ф. Лосева и мемориально-выставочной работы Библиотеки истории русской философии и культуры «Дом А.Ф. Лосева» доктором филологических наук Еленой Аркадьевной Тахо-Годи.

 

 

 

Российская государственная детская библиотека – самая большая в мире библиотека для маленьких читателей. Она ведет свою историю с 1969 года и вот уже более сорока пяти лет открыта для детей и их родителей. Сегодня это – огромный культурно-просветительский центр, где дети не только читают книги, но и занимаются в клубах и кружках, встречаются с любимыми писателями и иллюстраторами, посещают выставки. Кроме того, библиотека является научно-методическим и исследовательским центром, наработки которого по вопросам библиотечной работы с детьми и подростками, педагогики, психологии и социологии детского чтения, библиографии используют более трех тысяч специализированных детских библиотек по всей стране. О деятельности библиотеки и о специфике взаимоотношений современных детей с книгами рассказывает директор Российской государственной детской библиотеки Мария Александровна Веденяпина.

 

Дарья Бобылёва. По каким принципам отбираются книги для фондов библиотеки?

 

Мария Веденяпина. В свои фонды мы стараемся брать лучшую детскую литературу, тем более что у нас есть отдел рекомендательной библиографии, который отслеживает все, что появляется на книжном рынке. Есть даже специальный сайт «Библиогид», который находит и представляет аудитории лучшие книги для детей и подростков. Мы выпустили уже пять книжек «Библиогид рекомендует». На самом деле это не рекомендательные списки, в них наши специалисты рассказывают, на что следует обратить внимание, дают обзоры, пишут о современных писателях, большое внимание уделяют художникам-иллюстраторам. Теперь мы при формировании фондов уже не берем за основу обслуживание близлежащих школ, внеклассную литературу, как это было раньше. Сегодня мы представляем весь срез современной детской литературы.

 

– А массовую литературу берете?

 

– Да. Хоть и стараемся ее количество не то чтобы ограничить – просто очень тщательно подходим к отбору книг. К нам приходят разные родители с разными детьми. Соответственно, как публичная библиотека мы должны держать в своих фондах разную литературу, а не только высокохудожественную. Ведь в детской литературе ситуация ровно та же самая, что и в литературе в целом. Есть книги массовые, а есть для тех, кто с ранних лет серьезно начинает с ребенком читать, обращает внимание и на качество текстов, и на качество иллюстраций, и на полиграфическое исполнение. Массовая детская литература тоже имеет право на то, чтобы быть представленной в крупнейшей детской библиотеке страны, потому что и на нее есть спрос. «Взрослые» библиотеки не упрекают в том, что они комплектуют фонды в том числе дамскими романами и детективами. Читатель-то разный бывает. И пусть он лучше сначала читает это, чем не читает вообще.

 

– Читатели, которые сегодня приходят в библиотеку – и дети, и родители, – отличаются от предыдущих поколений?

 

– Да, изменения есть. Во-первых, читателей стало больше. Никак нельзя пожаловаться на то, что нашей библиотеке не хватает читателей. Если когда-то в библиотеку приходили, может быть, от какой-то безысходности, невозможности занять ребенка или из-за требований школы, то сейчас к нам приходят целенаправленно, абсолютно осознанно. Приходят родители, которые хотят, чтобы их дети читали, чтобы они получали дополнительную образовательную, познавательную подготовку. Причем приходят мамы с очень маленькими детьми. Если раньше мы говорили, что занимаемся только с читающими детьми, то теперь мы обслуживаем категорию 0+. Мамы приходят с детишками от трех до шести лет – мы их называем «горох», – они катаются по всей библиотеке, чувствуя себя совершенно как дома. Приводят и младенцев. Например, по понедельникам, когда у нас идут занятия для самых маленьких – «Эники-беники», «Терем-теремок», – в нашем вестибюле в ряд стоят коляски.

Изменились не только читатели, но и мы сами. Когда мы только переехали в тысяча девятьсот восемьдесят седьмом году в огромное новое здание на Калужской площади, это был такой роскошный дворец в стиле советского классицизма брежневской эпохи. Мрамор, стекло, серый ракушечник, везде полумрак. И за эти годы лицо библиотеки не изменилось – изменилось его выражение. Мы стали более светлыми, более улыбчивыми. Где-то поменяли мебель, положили ковровые покрытия, чтобы детям было удобно. И мне кажется, что дети, приходящие к нам в библиотеку, чувствуют себя комфортно.

Сегодня для библиотек вообще наступило другое время. Теперь библиотека – это не только место, где собраны хорошие книги и где их можно взять и почитать. Это еще и место, где можно с пользой и удовольствием провести время. И очень хотелось бы, чтобы посетителям было комфортно и удобно. К этому мы стремимся.

 

– Какие направления деятельности развивает библиотека в этих новых условиях?

 

– У нас сейчас действует больше сорока кружков, мы проводим мастер-классы для детей. В этом задействованы и психологи, и педагоги, и детские библиотекари. Всем почему-то кажется, что с детьми может работать каждый, что каждая библиотека может предоставлять любые дополнительные образовательные услуги. Я категорически против этого, я считаю, что у людей должна быть определенная подготовка для того, чтобы работать с детьми. Надо знать, какая литература сегодня издается, какие авторы, какие художники, какие издательства, чтобы рекомендовать что-то родителям. И помимо этого нужно уметь находить контакт с детьми, работать так, чтобы их заинтересовать. Потому что все наши кружки, мастер-классы, клубы – для чего они нужны? Для того, чтобы захватить внимание ребенка, пробудить в нем интерес к книгам. Все занятия у нас строятся либо на литературной основе, либо вокруг книги, либо вокруг сопредельных отраслей культуры, где без книги тоже никак не обойтись. Мы пляшем, поем, играем только для того, чтобы ребенку стало интересно и он взял в руки книгу. Вся наша работа строится на совершенно замечательном изречении писателя Даниэля Пеннака: «Глагол “читать” не терпит повелительного наклонения». Ребенка невозможно заставить читать и любить книгу. Он не будет вникать в ее смысл, а будет только ставить галочку, сколько страниц прочитано. А если потом начать задавать ему вопросы по тексту, то и ответить не сможет. Так мы проходим литературу в школе: прошли и ничего не осталось. Другое дело – когда мы именно изучаем с ребенком книгу, и это изучение идет через увлечение.

Кроме того, много больших проектов – и тех, которые уже идут, и запланированных. Очень хотелось бы сделать интерактивный музей письменности для детей – от глиняных табличек до электронной книги, но пока это не представляется осуществимым по финансовым причинам. Есть проект «Читайте с нами» – это такая серия огромных постеров, где звезды театра, кино, телевидения – Дмитрий Певцов, Максим Аверин, Алена Хмельницкая, Анна Большова – фотографируются с любимой детской книгой и приглашают к нам в библиотеку. Этот проект мы продолжим, надеемся, там будут и другие участники – звезды спорта, эстрады. Дети этих актеров, может, и не знают еще, но к нам-то дети приходят вместе с родителями. А для родителей это хорошо узнаваемые персонажи.

Еще у нас есть «Школа волонтера». Началось все с того, что я получила письмо от одного папы, у которого случилась беда – ребенок попал в ДТП и оказался в больнице. И он попросил у нас книги, чтобы читать детям в больнице. Мы поняли, что такие чтения хорошо бы проводить систематически, и решили пригласить для этого молодых волонтеров. Сейчас у молодежи вообще очень развита потребность помогать. Мы набрали студентов-волонтеров, и теперь каждую неделю они ездят в больницы с книгами, читают их детям. У нас заключены договоры с Филатовской, Морозовской больницами, с центром имени Димы Рогачева и с центром Рошаля. Мы читаем маленьким пациентам книги, показываем диафильмы, девочки проводят мастер-классы по квиллингу, рукописным книгам.

Фонд «Подари жизнь» в этом году открыл у нас творческую выставку своих подопечных. Они построили такой корабль, ковчег, выставка так и называлась «Мой ковчег». Идея в том, что, когда сталкиваешься с бедой, хочется, чтобы у тебя был такой ковчег, который несет тебя к берегу, и ты чувствуешь себя защищенным. В этом ковчеге были и библиотека, и игровая зона. Это, конечно, эмоционально тяжело неподготовленному человеку, но такие проекты необходимы.

А еще мы проводим крупные мероприятия, рассчитанные на то, чтобы в библиотеку пришли новые читатели. Когда люди приходят сюда впервые, их ждет удивительное открытие: оказывается, есть такая огромная, светлая библиотека, полная читающих детей, с буфетом, где мама может выпить кофе, а дети – перекусить за своими маленькими столами.

 

– А современные технологии, интерактивные элементы, которые так сегодня популярны, вы используете?

 

– У нас представлено много всякого интерактива. Например, есть интерактивное расписание, при входе посетителей приветствует Кот ученый – он тоже интерактивный, разговаривает с посетителями. Кто-то подходит, и Кот его приветствует. По-моему, Кот, если честно, страшноват. Потому что у тех, кто придумывает этот интерактив, художественный вкус несколько другого качества, чем хотелось бы. И сейчас мы договорились с Виктором Александровичем Чижиковым, народным художником, автором знаменитого Олимпийского Мишки. Он очень любит рисовать котов, у него с Андреем Усачевым была книжка «333 кота». Вот одного своего кота он нам выдаст, а мы его анимируем. Но даже сейчас наш интерактивный Кот детям ужасно нравится, они с ним общаются, полюбили его. Совершенно понятно, что потребность в таких вещах есть. Когда ребенок знает, что его ждет этот Кот, с которым он успел подружиться, он идет в библиотеку с радостью. Хотя наши книжники традиционных взглядов всегда против подобного интерактива.

 

– Почему?

 

– Они считают, что это отвлекает. Если ребенок приходит в библиотеку, он должен общаться с книгой, думать о высоком. Но дети-то у нас растут в двадцать первом веке. И для того, чтобы они работали с книгой, им нужен интерактив, через который они приобретают интерес к процессу чтения.

Вот, например, у нас стоит интерактивный стенд, с помощью которого мы показываем нашу электронную детскую библиотеку. Там представлены оцифрованные детские книги девятнадцатого, начала двадцатого веков. И этот интерактивный стенд устроен так, что ребенок, стоя на определенном отдалении от экрана, может руками переворачивать оцифрованные страницы. Вряд ли мама сама возьмет книжку «Два трамвая» Мандельштама издания тысяча девятьсот двадцать пятого года, чтобы ребенок с ней познакомился. А тут в такой непринужденной, уж точно без повелительного наклонения форме ребенок смотрит, читает уникальные книги и журналы прошлого, позапрошлого веков. Старшие читают младшим, которые стоят рядом и дергают за рукав: что там, ну что там? Я считаю, что в наше время мы обязаны соблюдать баланс между новыми технологиями и традиционной книгой.

 

– Что еще есть в этой электронной библиотеке?

 

– Мы занимаемся ею с две тысячи двенадцатого года. У нас больше десяти тысяч наименований книг, оцифрованы «Мурзилка», «Костер», «Чиж и еж», «Пионерская правда», «Задушевное русское слово», журнал девятнадцатого века. Понятно, что в фондах всего этого у нас не было. Сначала мы оцифровали свои фонды, потом заключили договор с Государственной публичной исторической библиотекой, с Российской национальной библиотекой, с Российской государственной библиотекой. В их фондах гораздо больше литературы, потому что наша библиотека по сравнению с ними еще все-таки молодая. Пока мы оцифровали не всю периодику, но процесс идет. Эту информационную платформу мы соединили с РГБ, чтобы в Национальную электронную библиотеку тоже передавать то, что не находится под защитой авторских прав. Национальная электронная библиотека – достаточно громоздкий ресурс, в котором трудно осуществлять поиск. А к нам пришли сразу те, кто занимается детской книгой, ее историей, коллекционеры – в общем, специалисты. Электронную библиотеку мы делали в первую очередь для профессионалов, хотя многие родители и дети этим тоже интересуются и пользуются.

Еще было оцифровано пять диафильмов, и к ним возник такой бешеный интерес, что это вылилось в отдельное направление. Сейчас в открытом доступе на сайте РГДБ выставлено порядка полутора тысяч диафильмов. Они сделаны в замечательном разрешении. Любой человек даже без регистрации на сайте библиотеки может смотреть и показывать детям эти оцифрованные диафильмы. Я считаю, этим проектом мы можем гордиться. Диафильмы из повседневной жизни ребенка сегодня по большей части ушли. Но интерес, как выяснилось, по-прежнему есть, и большой. В нашей библиотеке есть семейный медиаклуб, где мы смотрим диафильмы, и меньше двадцати человек там не бывает. Детям очень нравится, когда светится в темной комнате этот волшебный фонарь. Несмотря на обилие гаджетов, компьютерных игр, это завораживает современного ребенка. Таким образом, и спрос есть, и возможность сохранить диафильмы. Когда мы только начали изучать этот вопрос, оказалось, что Госфильмофонд, который является правопреемником студии «Диафильм», не имеет даже полного реестра диафильмов, созданных в Советском Союзе. А ведь там работали лучшие художники – Диодоров, Устинов, Чижиков, весь цвет нашей детской иллюстрации. И нам, конечно, хотелось эту часть нашего культурного наследия сохранить.

В прошлом году в мае на День библиотек к нам приезжал Сергей Нарышкин и вел круглый стол по детской и учебной литературе. Там мы озвучили проблему сохранения диафильмов. Министерство культуры выделило нам деньги, и мы занялись оцифровкой, созданием реестра, отбором самих пленок. Более того, мы разослали по всей стране, по всем библиотекам вопросы, какие в их коллекциях есть диафильмы, чтобы иметь полную картину. К нам стали обращаться частные коллекционеры. У многих на чердаках лежат коробки с этими пленками. Процесс пошел, и он невероятно увлекателен для всех, мы очень рады. До конца года у нас на сайт будет выложено две тысячи диафильмов, а в реестре их уже больше семи тысяч. Дело это небыстрое, и денег не хватает – понятно, что денег сейчас нет ни у кого. Но все равно мы это будем делать.

 

– Оцифрованные книги и журналы вызывают такой же интерес у публики?

 

– Когда пользователь не только просматривает наш сайт, но и листает представленные там книги, это называется «электронная книговыдача». За прошлый год у нас был миллион таких книговыдач только на сайте Национальной электронной детской библиотеки. Книги, которые находятся под защитой авторских прав, представлены там только для ознакомления. Их можно читать, листать, смотреть, для незарегистрированных пользователей доступны только первые несколько страниц, а если зарегистрироваться, то можно просмотреть книгу полностью. Но скачивать защищенный авторским правом контент нельзя. Это такой виртуальный читальный зал, в который постоянно приходит очень много заинтересованных посетителей.

 

– Какие еще возможности открывают для библиотеки современные технологии и электронные ресурсы?

 

– Их много. Например, у нас на сайте есть ресурс под названием «Веб-Ландия». Это каталог интернет-сайтов для детей, подготовленный нашими специалистами. Они ищут и отбирают в сети сайты для детей – образовательные, познавательные, информационные, развлекательные. И оформляют это в каталог по различным направлениям: искусство, иностранные языки, игры и развлечения, литература и лингвистика и так далее. Там есть рубрикатор, и по нему дается ссылка на тот или иной интернет-ресурс. Это очень трудоемкое дело, на данный момент в этом каталоге больше тысячи сайтов. И каждый месяц наши специалисты их проверяют. Потому что создать детский сайт и через какое-то время превратить его неизвестно во что – это легко и просто. Так что наши редакторы все это отслеживают, мониторят.   

Еще один из таких новых ресурсов – РГДБ-ТВ, телевизионный интернет-канал. У нас есть профессиональное телевизионное оборудование и даже телемобиль – автобус, оборудованный под передвижную киностудию. Пока мы используем его только для того, чтобы, к примеру, взять интервью. Все это оказалось делом дорогостоящим: надо ведь нанять профессионального оператора и режиссера. Мы пробовали это делать своими силами, привлекая сотрудников библиотеки, – оказалось, что это невозможно. Телевидение – это отдельная отрасль, которой должны заниматься профессионалы. Сейчас у нас, к сожалению, нет денежных ресурсов, чтобы раскрутить этот телеканал. Мы по мере возможности что-то снимаем, и уже профессионально: с нами сотрудничают режиссер с канала «Культура», оператор. И сейчас мы работаем над интересным проектом «Моя первая книга», в котором участвуют Александр Адабашьян, Наталья Дмитриевна Солженицына, Максим Аверин. И они рассказывают про первую книгу, которую прочли в детстве. Это достаточно любопытно, все происходит в непринужденной форме, и всегда интересно узнавать, что же люди читали в детстве, что им запало в душу. Еще мы делаем серию передач «Наше достояние» – это интервью с нашими ведущими художниками. Очень жаль, что многие из них ушли за последние годы, и это наше достояние хочется сохранить и показать всем. Другой замечательный проект нашего интернет-канала – «Сказки на ночь». Удивительно, но этим пользуются: включают, видимо, ребенку, чтобы ему сказку почитали.

 

– Интернет-няня – «Радионяня» нового поколения?

 

– Да, наверное. Мне это кажется даже странным, но «сказки на ночь» тоже пользуются большим успехом. Но в целом, как видите, РГДБ-ТВ носит не развлекательный характер. Мы не предполагаем делать детский телеканал, это совершенно другое направление, сложное, которое нам не по силам.

 

– Часто говорят, что сегодня для того, чтобы привлечь внимание ребенка к книге, нужно сначала отвлечь его от компьютера, смартфона или другого гаджета. Это действительно так? Вытесняет ли информационная интернет-среда, в которую мы все, и не только дети, погружаемся с помощью этих гаджетов, среду книжную?

 

– Тут ничего однозначного сказать нельзя. Формирование читательской культуры в детстве все равно в первую очередь лежит на семье. Если ребенку читают в детстве хорошие книги, то больше шансов, что он, когда вырастет, будет продолжать читать – вне зависимости от того, насколько хорошо он будет пользоваться гаджетами. Потому что это два параллельных пути для современного образованного человека: и книга, и электронные ресурсы. И одно другому не мешает. Почему-то распространено такое мнение: если все будет электронное, то бумажное умрет. Не умрет оно. Сейчас мы переживаем бум электронного контента, а наши современники в Америке это пережили значительно раньше. Да, большая часть, может быть, уходит в электронный контент, но бумажная книга не умирает. Тем более детская. Детская книга не может уйти в электронный вид просто по определению, потому что ребенку нужно что-то осязаемое, ему нужен тактильный контакт с книгой. Ребенок еще не ходит, только в ванне плавает – и вместе с ним уже плавает книжка из трех страниц, полноценная книжка с рисунками и буквами. Поэтому мне кажется, что категорично разграничивать эти два направления, говорить, что будет вот так или так, – нельзя. Мы не знаем, как будет. А я абсолютно уверена, что ничего революционного в этом смысле не произойдет. Так же, как когда пришло кино и все решили, что театр исчезнет. Этого, слава богу, не случилось. И с книгами, я думаю, ничего фатального не произойдет.

 

 

Версия для печати